Tags: 16-18 века

ПИТЕРУ БЛАДУ - 100 ЛЕТ.

Ровно сто лет назад, 3 декабря 1920 года в журнале "Premier Magazine" уже известный английский писатель исторических и приключенческих романов Рафаэль Сабатини начал печатать цикл рассказов под названием "A Tale of Brethren of the Main". Очень скоро большинство из них войдет в знаменитую "Одиссею", а "Сокровища Санта Марии" и "Кровавые деньги" останутся ждать своего часа до "Хроник капитана Блада" одиннадцать лет спустя.


Довольно интересно читать эти, фактически пока еще наброски к знаменитому циклу. Замечаешь, что флагман нашего героя, бывший кроваво-красный испанский фрегат "Синко Льягас" именуется отнюдь не "Арабеллой", а "Коллиной", да и губернатором Тортуги является вовсе не обходительный д'Ожерон, а некий де Лa Плас. При том, что имеется и линия со строптивой мисс Бишоп, и история легкомысленной старшей дочки французского губернатора позволившей негодяю Левасеру  провернуть свое "похищение" с абордажем голландского брига.

Плюс, знаменитый финт Сабатини, известный лишь тем кто перечитывал его произведение в оригинале, когда высокий штиль повествования под старину довольно быстро переходит к простому, ибо читатели журналов были  образованной публикой,в отличии от покупателей нон-фикшн литературы, которые предпочитали, чтобы с ними общались на понятном языке.
Так, знаменитый "биограф" Блада  и его бессменный штурман Питт позже быстро пройдет по лестнице уменьшительно-ласкательных наименований Джеремайя - Джереми - Джери в "Одиссее", а "Братия Испанского Мэйна" ("Brethren of the Main" тут уж моя переводческая инициатива) станет простонародным  "Береговым братством" (Brothergood of the Coast).

Collapse )

Ватница

Посоветуйте пожалуйста.

Нужна книга по истории флота, можно вообще, мирового, можно российского, с упором не на сражения и исторические личности, а прежде всего на "железо", устройство кораблей, ТТХ, и прочее такое. Хотя краткая информация непосредственно о сражениях тоже была бы неплоха. С иллюстрациями и схемами, и без ляпов.
Нужна старшему школьнику, который интересуется историей вооружений.

Знаю, что тут были знатоки.

З.Ы. Авиация тоже приветствуется. Но прежде всего запрос на корабли.

З.Ы.Ы. Ну и да, в разумной ценовой категории. Платить 1 600 000 за огромнотомник истории русской армии вообще я не готова.
liz
  • inryko

Укрощение строптивой, или Жили долго и счастливо



Есть книги, которые знаешь почти наизусть и думаешь, что точно понимаешь мораль, если мне позволят так выразиться. Лично я люблю истории с моралью, но могут встречаться люди с аллергией...

Так вот старые-старые истории, в которых все ясно даже уже из названия, вдруг по прошествии лет кажутся уже не такими однозначными, а то и открывается в них совершенно противоположная по смыслу и направлению идея, которой раньше я не примечала.

На всякий случай еще раз предупрежу, что я не литературный критик и не шекспировед. Данная статья является целиком и полностью продуктом моей фантазии. Хотя идея подана другим человеком, которому я бесконечно благодарна за этот подарок.
Будут спойлеры, но все же и так читали, или нет?

Collapse )

Eric Flint, 1632



В нашем уютном ЖЖ в комментах частенько пинают жанр Альтернативная История. Диапазон претензий ну очень большой – от «это придумал Сталин и Суслов в 19-м году» до «совки ностальгируют - раньше у них и трава была зеленее и девки красивее». В общем, где-то такой спектр мнений…

Классическую и добротную АИ очень люблю. Махорцев органично не перевариваю.

И тут наступила ночь (с). Начал читать 1632 Эрика Флинта.

И тут мне махровцы мне показались милыми пионЭрами. В 1632 год проваливается целый городок из Западной Вирджии. Там по национальному составу вообще пипец, на 3000 жителей только 2 еврея. Негров и латиносов нет как класса. Оценили не политкорректность автора?

Есть перевод от аматоров на русский
http://budclub.ru/s/stepanow_k_e/1632.shtml
Monty Python's Meaning of Life

О выживших в кораблекрушениях подонках

Встретил недавно краткое упоминание о том, что в девятнадцатом веке были популярны книги-мемуары выживших в катастрофах на воде людей. Причём они не стеснялись и подробно рассказывали, что выжили благодаря своим подлым поступкам (забрали последнюю лодку, например, и тем спаслись). Может быть кто-нибудь подскажет, какие книги такого жанра стоит почитать? Интересуют именно мемуары, а не художественные произведения.

Марк Лейкин, "Дама Пик"



Как написал автор - женская любовная фэнтэзи с точки зрения мужчины.
На мой вкус - местами мерисьюшно, но понравилось.

История про попаданку, на этот раз, в декорациях Пигмалиона и Галатеи. Написано впрочем вполне прилично, язык неплох, и рояли хоть и присутствуют, но все же не объединяются в оркестр...

Филюшкин А. И. "Андрей Курбский.


Филюшкин А. И. Андрей Курбский. М.: Молодая Гвардия, 2008. 299 с. ISBN 978-5-235-03138-8

В постсоветское время серия "Жизнь замечательных людей" сильно расширила свои рамки. В ней стали выходить биографии интересных, но спорных исторических деятелей. Одним из новых героев стал, сбежавший из России в Литву, князь Андрей Михайлович Курбский, биографию которого написал А. И. Филюшкин. Курбский обессмертил своё имя не столько побегом ,сколько последующей перепиской с Иваном Грозным. Но, что известно о нём кроме этого?

В первой главе (всего в книге их семь) разбираются основные исторические мифы об Андрее Курбском. Реальный князь оказался вытеснен своими двойниками. В значительной степени виноват в таком положении сам князь Андрей, который в полимичеком задоре многое придумал. В результате появилось минимум три князя — первый диссидент в русской истории, истинный патриот — тираноборец и эталонный предатель. эти образы существуют параллельно и давно живут своей жизнью. Образами князя прекрасно пользуются в своих целях пропагандисты разного толка. Что до их прототипа, то известно о нём не так много.

Вторая глава, рассказывающая о ранних годах Курбского построена на косвенных данных. О детстве князя ничего неизвестно. Можно лишь сказать, что происходил он из рода ярославских князей, отец и дед были стронниками Соломонии Сабуровой и впали в немилось после расторжения её брака с Василием III. Первые документальные свидетельства жизни князя относятся в 1547 году, когда Курбскому было 19 лет и он уже нескоторое время был на государевой службе. По традиции, он начиналась с 15 лет.

Но и в более поздней биографии русского периода жизни князя, которой посвящена третья глава, есть пробелы. Основным источником по этому периоду его жизни стала "История о великом князе Московском", написанная в годы эмиграции. На её страницах Андрей Курбский предпочёл не упоминать о своей роли во взятии Полоцка и некоторых других событиях. Скорее всего это было сделано из нежелания злить литовских читателей.

В ходе различных кампания Андрей Курбский показал себя храбрым человеком, хорошим, но не великим полководцем, в жизни которого были не только победы, но и поражения. В карьере Курбского были влны и падения, но в итоге он дослужился до наместника в Ливонии. Находясь на этой должности Курбский и совершил свой побег ,которому посвящена четвёртая глава.

О своей деятельности на посту наместника князь не распространялся, но немногие имеющиеся на сей счёт данные говорят, что действовал он далеко не блестяще. Более того во время пребывания на посту ливонского наместника Курбский увлёкся книгами, что могло стать одной из причин его побега. Дело в том, что в те годы православный мир, живший по летоисчислению от сотворения мира ждал конца света, а когда тот не наступил, дату стали переносить. В идеологических построениях того времени царя объявляли новым мессией. Но часть духовных мыслителей воспринимала такие построения скептически, а некоторые и вовсе сочли, что Иван Грозный антихрист, или находится под его влиянием.

Скептический взгляд на Ивана Грозного как нового мессию разделял и Курбский. Впрочем, изобразить его борцом с посланцем сатаны не не даёт сам князь Андрей. Во-первых, в своём первом послании Ивану Грозному, царь ещё не приравнивается к антихристу. Во-вторых, причиной побега Курбский называет не желание бороться с исчадием ада, а обиды и притеснения со стороны монарха. Более того, в сохранившихся письмах Курбского к старца Виссариону Муромцеву есть указание на какой-то инцидент, подвигший князя на побег. О каких -либо подробностях источники умалчивают, но известно, что Грозный считал дело пустяком, а на Курбского оно произвело пагубное впечатление.

Но и версия Курбского не отражает всех сторон дела. Известно, что задолго до своего побега он вступает в переписку с витебским воеводой М. Ю. Радзивиллом. В военное время этого уже достаточное основание для обвинений в измене. Переписка не сохранилась, но из судебных тяжб конца XVI века и завещания Курбского известно, что речь шла о гарантиях содержания в случае побега в Литву. Сейчас сложно сказать оказывал ли князь какие-то услуги до перехода границы, но несомненно, что на это мероприятие он решился только после получения гарантий своего материального положения ,а подготовка побега шла долго и тщательно.

Жизнь Андрея Курбского на чужбине практически неизвестна в России. и потому пятая и седьмая главы книгу представляют особый интерес. Получив имение на Волыне, князь принимает участие в военных походах против России, обороне южных рубежей от татар и занимается общественной деятельностью. Андрей Курбский стал ярым борцом за православную веру в Литве, а после её нии с Польшей продолжил дело в новом государстве.

Надо отдать князю должное — он сделала очень много. Осознав недостаточное количество переведённых священных текстов, Андрей Курбский начинает учить греческий и латинский языки, лично переводит книги, занимается изданием священных текстов и вступает в полемику по религиозным вопросам с католиками и протестантами. Однако деятельность князя не находит широкого отклика. Сочинения Курбского (как посвящённые вопросам религии, так и написанные об Иване Грозном) стали читать только в XVII веке.

Другой стороной жизни князя в Литве и Речи Посполитой стали постоянные войны с соседями и многолетние судебные тяжбы. Столкнувшись с нападениями на выделенные ему земли и неспособностью местных властей пресечь разбой соседей, Курбский быстро сориентировался в ситуации и начал платить той же монетой.

Уровень немощи центральной власти Речи Посполитой хорошо иллюстрирует одна из судебных тяжб Курбского. В 1579 году он собрал отряд для участия в кампании под Полоком. За это князя освободили от уплаты налогов. Но сумма льгот не компенсировала затрат на подготовку людей. За дополнительной компенсацией князь Андрей обратился к сборщику податей по Волынкой земле Василию Борзобогатому — Костенскому и получил отказ.

Курбский не успокоился и дошёл до короля. Стефан Баторий приказал Котенскому возместить издержки князя из собственных средств (были основания считать, что тот присвоил себе казённые деньги), но Костенский находил различные уловки, чтобы избежать выплат. В итоге его объявили вне закона.

Дальнейшие события, по меткому замечанию автора книги, напоминают фарс. Победитель Ивана Грозного издаёт всё новые указы, предписывающие волынской шляхте собрать ополчение и атаковать своевольного пана, но местные дворяне сидели сложа руки — "москаль" Курбски не пользовался популярностью на волынской земле. Когда же решать вопрос прибыл королевский отряд, местные дворяне выступили на стороне преступника и обратили в бегство людей короля огнём из пушек. После этого князь перестал добиваться возмещения убытков.

Эта история и многие другие дела Курбского на Волыне вызывают недоумение. Человек, за плечами которого участие во взятии Казани и Полоцка тратит силы и время на сутяжничество, разбойные набеги и оборону своего имения.

Не закончились тяжбы и после смерти князя. В итоге его семья потеряла полученное от короля имение. В Речи Посполитой потомки князя не особо прославились, а род пресёкся на внуках. Точное нахождение могилы князя неизвестно. Такова была судьба предателя.

Но почему же сей недостойный сын своего отечества занял в истории столько места,что удостоился многовековых споров о себе?

Ответ сокрыт в литературной деятельности князя — изменника. После побега в Литву Курбский вступил в переписку с Иваном Грозным,в ходе которой он создал историческую схему о двух Иванах. Она эволюционировала со временем. Изначально Андрей Курбский объяснял свой побег притеснениям со стороны Ивана Грозного и гонениями на лучших людей страны, царём попавшим под влияние антихриста. В последствии он заимствовал у своего оппонента идею о том, что пострадавшие узурпировали царскую власть. Но, если у Грозного они изменники, то у Курского те, кто приавли мирно и сдерживали необузданный нрав монарха. Как только их отстранили от власти страну захлестнула волна террора. Что до Ивана Грозного, то в поздних трудах Курбского он стал антихристом и долг каждого христианина вступить в борьбу с ним.

Поразительно, но перечисляя многочисленные злодеяния Ивана Грозного, Андрей Курбский умудрился не сказать о самом страшном его поступке — опричнине. Дело в том, что между устранением "лучших людей" и её введением прошло несколько лет, а это не вписывалось в созданную Курбским схему. Можно сказать, что под пером Курбского "опричнина" пала жертвой принципа "если факты противоречат моей теории, тем хуже для фактов". А поскольку на сочинения Курбского опирался Н. М. Карамин, при написании посвящённых Ивану Грозному глав "Истории государства Российского", то придумання беглым князем конструкция пошла в массы. Можно сказать, что через перо Карамзина Андрей курбский отомстил Ивану Грозному, навязав свой взгляд потомкам. И от этого взгляда они до конца не освободились по сей день.

Таким был Андрей Михайлович Курбский — яркая и неоднозначная личность, давно ставшая символом.

Но написанная А. И. Филюшкиным биография, не только история Андрея Курбского. Это так же рассказ о непростой и важной вехе русской истории. О том, что двигало воинами, идущими на приступ Казани, о восприятии мира нашими предками, их чаяниях и надеждах. Это рассказ об отличии России от её тогдашних соседей и многом другом.

Книга достойна того, чтобы быть купленной и прочитанной всеми ,кто интересуется историей России.

Шодерло де Лакло "Опасные связи"

Шикарнейший образчик эпистолярного жанра и, по мнению литературоведов, один из лучших французских романов XVIII века. Не будучи филологом, я на него наткнулась как всегда случайно, в чьем-то глобальном списке того, что каждый порядочный человек должен прочитать в своей жизни. На порядочность я не слишком претендую, но описание заинтересовало, потому книга перекочевала в мой ридер, а теперь и ко мне в голову.

Сюжет можно подглядеть все в той же Википедии, хотя я не стану тут цитировать спойлеры:

"Госпожа де Воланж забирает свою дочь Сесиль из монастыря, где ту воспитывали, чтобы выдать замуж за графа де Жеркура. Бывшая любовница Жеркура, когда-то обиженная им, маркиза де Мертей, желая отомстить обидчику, планирует соблазнить невесту, чтобы опорочить графа и выставить его посмешищем в обществе. В осуществлении своих замыслов маркиза прибегает к помощи своего друга, известного сердцееда виконта де Вальмона. Вальмон и маркиза некогда были любовниками, однако теперь лишь закадычные друзья..."(с) И так далее.

Collapse )
А как у вас, читавшие, распределились симпатии?
new upic via user merkazit

Орхан Памук -- два романа и три переводчика

Про Памука много говорят, и я давно собиралась что-нибудь прочесть, ну всё-таки нобелевский лауреат.
Collapse )
В общем, как вы уже поняли, первый роман мне активно не понравился, и если бы не литклуб, я бы на этом и закончила с Памуком. Но поскольку всё-таки надо было подготовиться и что-то говорить, желательно цензурно, то я решила рискнyть и прочесть ещё один роман:
Collapse )