Category: философия

Модераторское

В связи с изменением правил Livejournal мы начинаем строже относиться к книгам и запросам на политическую, национальную и религиозную темы, так как не хотим последствий, связанных с Российским законодательством.

Просьба более вдумчиво относиться к комментариям, любой комментарий, который можно истолковать как розжиг конфликта на указанную тему - бан сразу и без предупреждения.

Также будем признательны за обращение нашего внимания на спорные комментарии, которые можно понять превратно и не в пользу сообщества.

"Так говорил Заратустра" Фридрих Ницше

Слишком скоро протягивает одинокий руку тому, кто с ним повстречается. Иному ты должен подать не руку, а только лапу - и я хочу, чтобы у твоей лапы были когти.


Ницше такая же часть культурного контекста, как Платон, Кант, Кьеркегор, Лао цзы - можно за всю жизнь не прочесть у любого из них ни строчки, но не иметь минимального представления невозможно. На основании такого рода представления, Фридрих Ницше в моей табели о рангах был изрядным позером и выпендрежником. Разного рода высказывания, поднятые на знамя носителями расхожей эрудиции: от нигилистического "Бог умер" до сексистского "Ты идёшь к женщинам? Не забудь плётку!" и провокативного "Падающего толкни" - не добавляли привлекательности. А была ведь еще идея сверхчеловека и мутная история о Гитлере, ценившем "Так говорил Заратустра" едва ли не вровень с "Майн Кампф". Сумасшествие, которым завершилась жизнь мыслителя, тоже не добавляло желания ближе спознаться с его трудами.

Read more...Collapse )

Каждый ищет в книге ответов на свои вопросы, для меня моменты высочайших откровений перемежались немалой протяженности отрывками, которые оценивала как "чушь собачья" и what of... Но умение оценивать тексты моя встроенная опция - да, "Так говорил Заратустра" великая книга.

"Философы с большой дороги" Тибор Фишер

Диоген – бочка; Сократ – цикута; Аквинат – толстяк; Кант – неописуемое занудство. Привлечь внимание публики нужно сразу – потом это уже бесполезно. Вот почему иные западают на Ницше – ни у кого больше нет таких кустистых усов.


Не самая большая поклонница криминальной литературы. УОстапа это сформулировано как "мы чтим уголовный кодекс": можно устраивать свои дела. совмещая лазейки и прорехи законодательства с глупостью, жадностью, завистью и тщеславием, махровым цветом цветущими в социуме, но не стоит ввязываться в прямую конфронтацию с законом. Ильфа с Петровым вспомнила не случайно, в сути Тибор Фишерпродолжатель их смеховой линии. И еще О.Генри, и Марка Твена, и Джерома К.Джерома. Уморительно смешные приключения умников-недотеп, которым до поры ворожит Судьба, чья улыбка в любую минуту может превратиться в оскал. Пограничность, хождение по краю с опасностью в любой момент соскользнуть, оправдывает асоциальность героев: пусть ужо и за нас покуражатся, все равно рано или поздно, поняв, что графьев Монте-Кристо из них не вышло, переквалифицируются в управдомы.

Read more...Collapse )

Честно, сюжет, как по мне, ниже плинтуса. Но дискурс роскошен. В стенания по поводу всех несовершенств мироустройства органично вплетен обзорный курс мировой философии, что сделано с отменным изяществом и гомерически смешно. А местами грустною И трогательно. И трагично (я об афганских воспоминаниях героя). Как такое может совмещаться внутри одной книги? Ну, я бы точно не смогла, вы тоже. Тибор Фишер умеет. Потому он один из ведущих английских романистов и обозреватель "Гардиан". Но"Как править миром" у него все равно лучше.


С благодарностью air_272

Пикаперский фейл: С. Кьеркегор «Дневник обольстителя»

Произведение Сёрена Кьеркегора «Дневник обольстителя» (еще вариант — «Дневник соблазнителя») увидело свет в 1843 г. в Дании. Автор — религиозный философ, основоположник экзистенциализма. Его идеи оказали и продолжают оказывать огромное влияние на всю западную культуру. Вон даже Ингмар Бергман понабрался у Кьеркегора всяческой диалектики, не говоря уже про всю скандинавскую драматургию и кинематограф.

В книге некий Йоханнес, с его собственных слов, сластолюбец и эстет, дает пошаговую инструкцию по соблазнению 16-летней девушки. Правда инструкция эта путанная и настолько громоздкая, что может понравится только гуманитариям, все ботаны и гики зависнут в первых абзацах.

Как, например, выполнить такое: «Суть дела не в том, чтобы обольстить девушку, а в том, чтобы найти такую, которую стоит обольщать»? Или вот это: необходимо «основательно изучить ее духовное содержание, прежде чем отважиться на приступ». 

Кстати, изучать духовное содержание главный герой предлагает с помощью сталкинга. Он два месяца выслеживает жертву, «ненароком» встречаясь с ней то на улице, то у общих знакомых. Уяснив таким образом нравственную составляющую девушки по имени Корделия, он втирается в ее дом и знакомит с каким-то своим приятелем-занудой. Зануда сразу же становится ее женихом (ну правда, все 16-летние девушки прямо-таки бросаются на первых встречных нытиков и заключают с ними помолвки).

Read more...Collapse )

Яцек Рой «Черный конь убивает по ночам»


Польский детектив, хотя начинается совсем как английский. Тут и сыщик со звучным именем Аристотель Бакс и выдающимися мыслительными способностями (помимо расследования собирается выучить шведский язык за три недели, а если не выйдет, то максимум за месяц), к тому же не то чтобы эксцентричный, но в какой-то степени. Процитирую:

«Расследование будет вести Аристотель Бакс. Ваша задача — всемерно помогать ему. Приказываю вам выполнять все поручения пана Бакса, и помните — выполнять быстро и точно, какими бы они ни казались вам странными. Если вы даже не поймете смысла отдельных его поручений — не смущайтесь»

Есть в этой характеристике главного героя что-то, намекающее на эксцентричность сыщиков из английских детективов. Пусть даже в этой книге она и не выпячивается, но потенциально присутствует.
Герметичность тоже присутствует «в какой-то степени» — не полная, но следствие и не рассматривает версию того, что убийцей может быть посторонний, так что повествование вращается вокруг обитателей курортного пансиона.
Но несмотря на все вышесказанное, явно ощущается и то, что детектив написан в соцстране.
Интересно существуют ли другие произведения об этом герое, или книжка несерийная? Хотя какая теперь разница — вероятность новых переводов с польского стремится к нулю.

Интересная история без сложной философии

Добрый день, друзья! Посоветуйте, пожалуйста, интересное чтиво под плед и осеннее настроение. Это может быть абсолютно любой жанр: от классики и детектива до приключений и фантастики, точно не поэзия и не сильно трагичное (про войны, тяжёлые болезни итд.) Любая интересная по вашему мнению история героев и сюжет, но желательно без длинного отступления от нити сюжета или философских размышлений и исканий автора, без сложного начала на 30 страниц, когда не поймёшь когда уже все начнётся и начнется ли. Приятным бонусом может быть красивый или необычный язык автора, но, опять же, несложный. Заранее благодарю

Рецензия на повесть «Вий» Н.Гоголя

Заслуженные дифирамбы сочному воссозданию простонародного колорита, бесподобному юмору, насыщению русского языка крылатыми афоризмами останутся за рамками. Без детализации метафор сосредоточусь на основной канве.

В июне, лет 200 назад киевские духовные бурсы распускались на вакансии по домам.
Смеркалось, когда трое бурсаков по дороге своротили в сторону.



Быть может, также необратимо сворачивает в назначенный час судьба парубка от семинарских забав и объеданий варениками к мрачному хутору, где давно дожидается панночка.

Read more...Collapse )

«iPhuck 10» Виктора Пелевина, или Секс с философией

00

Эстетически вычурная, философски бездонная и пугающая своей прогностической глубиной вещь. В другое время ее бы запретили, без разговоров, но сейчас можно. Пока еще можно… Впрочем, роман не для массового читателя – слишком велики интеллектуальные требования. «Кино не для всех». Настолько не для всех, что, возможно, и запрещать не надо.

Кино, кстати, там тоже снимают – уже для всех: порно новой формации – с глубоким погружением в философию и рекламой технических возможностей секс-машинок.

Будущее, конечно, будущее! И не сильно далекое, даже наоборот.

Read more...Collapse )

«Текст» Дм. Глуховского, или Смысл жизни в эпоху telecom-sapiens’а

426207_original

Вещь настолько же блестящая, насколько и тягостная. Впрочем, это характерное отличие большой литературы от… проходной.

Психологический триллер.

Read more...Collapse )

Майкл Сэндел «Справедливость. Как поступать правильно?»


Автор этой книги не только тридцать лет преподает в Гарварде, но еще и носит почетный титул «публичного философа» за то, что его курс философии справедливости был первым в истории, который этот университет бесплатно выложил в интернет. (Что, кстати сказать, вызвало беспокойство у преподавателей философии в других вузах, испугавшихся, что их теперь уволят за ненадобностью :)

ПодробностиCollapse )

Может быть, именно потому, что эта книга написана по материалам лекций, читать ее захватывающе интересно. Автор рассматривает три основных интерпретации справедливости. Согласно первой из них, справедливость заключается в достижении максимального блага для максимального числа людей. Согласно второй, справедливость состоит в обеспечении свободы индивидуума. Наконец, согласно третьей, она заключается в культивировании добродетели. Книжка содержит подробный разбор достоинств и недостатков каждого из этих подходов, предложенных, соответственно, Джереми Бентамом, Иммануилом Кантом и Аристотелем. Много внимания уделено также представлениям Джона Стюарта Милля и Джона Ролза, развивавшим, соответственно, первый и второй подходы. Причем, автор не просто перечисляет тезисы всех этих ученых мужей, а показывает, как они преломляются в современных житейских ситуациях и общественных проблемах. Себя самого он причисляет к сторонникам третьего подхода.

Рекомендую эту книжку всем, кто интересутся вопросом социальной справедливости, но не имеет соответствующего образования: она дает отличное введение в предмет и заставляет задуматься. «Манн, Иванов и Фербер» издали ее русский перевод, но за его качество я не отвечаю: читала английский оригинал.

в чем смысл жизни писателей?

Всем добрый день! Наши писатели может быть нуждаются в каком-то смысле жизни больше других, отчасти поэтому и стали писателями . Попытались вступить в диалог с талантом своим, и если не ответить на "проклятые вопросы", то хотя бы обозначить эти самые вопросы.
Кто у нас читал какие-то книги писателей, может ответить в чем, по Вашему мнению, заключался их смысл жизни? Мое грубое понимание:
Достоевский- азартный игрок, значит, в веселье (ludo-веселье-игра),
Джек Лондон- если брать Мартин Идет- то в личной жизни.
Роулинг- счастье- это счастливая семья.
Гюго- защите убогих)
Чехов- в том, чтоб не стать лысым сытым круглым животом типа Ионыч и потому поехал на Сахалин, старался не дать себе засохнуть в моральном или совестливом плане)
Мы точно не можем знать, но через книги- это должно как-то просвечивать)) спасибо

Кондрашов П. Онтологические структуры историчности

Кондрашов П.Н. Онтологические структуры историчности: ИССЛЕДОВАНИЕ ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ КАРЛА МАРКСА. Серия:Размышляя о марксизме №96 Книжный дом ЛИБРОКОМ 2014г. 320с. Мягкая обложка,
«Учение Маркса всесильно, потому что оно верно» (В. И. Ленин).

«Марксизм пережил себя как идеология, и превратился в одну из выдающихся социальных теорий, существующих наряду с другими, также выдающимися социальными учениями, которые, взаимодействуя друг с другом, всё более адекватно постигают современную эпоху». (С.). (Т. И. Ойзерман).

Почему люди продолжают обращаться к творческому наследию Карла Маркса? Отчасти, я уверен, это следствие его мифологизации в общественном сознании, придание его трудам сакрального статуса, как несущим ответы на глобальные вопросы современности.
Read more...Collapse )

Стратегии

Посоветуйте пожалуйста, что можно почитать из китайско-корейских философов для ознакомления с принципами создания стратегий, как читать разум людей, как управлять разумом людей? Что-то типа про искусство войны. Либо есть что-то более современное или для чайников, но строгий текст без воды. Этот пласт общего развития прошёл мимо меня, хочу заполнить пробелы. Цель - научиться создавать многоходовые комбинации для достижения целей, планировать на несколько шагов вперёд. Мне кажется, что китайцы в этом преуспели, но может быть кто-то ещё.

Философия для шестиклассника

Здравствуйте,
а вот сын-шестиклассник требует у меня найти ему, что почитать о философии. Я как-то покопалась и не нашла подходящего, вопрос-то сложный и для взрослых.
Я нашла книги или для хотя бы студентов, или типа "Философия для детей в сказках и рассказах", что вообще-то совсем не то.
Эни айдиас, дамы и господа? И спасибо заранее.

Вот что хотелось бы почитать...

Подскажите книги философского или эзотерического толка, в которых бы рассказывалось про принятие настоященго момента, недеяние, покой, это, которое... слияние с чем-то там высшим и бОльшим. Что-то типа Экхарта Толле и Фрэнка Кинслоу. 

Чайна Мьевиль. Рельсы

М.: ЭКСМО, 2015

Чайна Мьевиль. Рельсы

постмодерн & гуманизм
Начать можно с любого места: в этом заключена красота пути, в этом его суть.

Каждый писатель хочет написать своего «Моби Дика». Не каждый может. Чайна Мьевиль смог. И написал он его в жанре подросткового романа взросления, который наполнил классической моралью, обильно сдобрив её головокружительными приключениями, придумав, вдобавок ко всему яркий, необычный мир. Рельсоморье. Морской мир, в котором роль воды исполняют рельсы (бесконечные стальные кружева, опутавшие всю земную поверхность), судов – поезда (бесчисленное множество которых – от паровых кротобоев до рабовладельческих рельсовых галер - бороздят паутину путей), китов – кротуроды (и другие чудища, обитающие в зыбучей земле).

Это мы снимся рельсам. Рельсы не снятся нам.

Название романа – ещё до того момента, как вы приступили к чтению – может всколыхнуть в голове целый ворох ассоциаций. Слово «рельсы» глубоко, имеет много смыслов и огромный культурный бэкграунд. Книги (от «Анны Карениной» до «Жёлтой стрелы»), фильмы (начиная с самого первого «Прибытия поезда…»), песни (перечисление «поездатых» песен одного только русского рока займёт не одну страницу, а ведь это лишь малая часть мировой музыки) – рельсы, с момента их изобретения, магистралью проходят через всю культуру. Но, несмотря на это, такого мира, который был создан Мьевилем, больше не существует нигде.
Read more...Collapse )

Каткарт и Клейн. Как-то раз Платон зашёл в бар...

Каткарт и Клейн. Как-то раз Платон зашёл в бар...

ФИЛОСОФИЯ – ЭТО СМЕШНО, АНЕКДОТЫ – ЭТО СЕРЬЁЗНО
Философия и анекдот растут из одного стремления: запутать наши представления об окружающих вещах, вывернуть наш мир наизнанку и вытащить наружу тайную, часто неприятную, правду о жизни.

Философия обширна и разнообразна, внутри неё уютно располагаются совершенно противоположные точки зрения на всё на свете, в том числе и на книгу «Как-то раз Платон зашёл в бар… (понимание философии через шутки)». С одной стороны эту книгу можно принять за антологию анекдотов, которые, видимо, для повышения статуса издания в глазах рядового читателя, были разбавлены некоторыми философствованиями. С другой стороны, также не будет ошибкой считать этот томик за краткий популяризаторский путеводитель по существующим философским направлениям и течениям, написанный в юмористическом ключе и щедро сдобренный анекдотами «по теме». Оба мнения недалеки от истины, которая, как обычно, расположилась где-то там, между разнообразных правд.

Оптимист утверждает: «Стакан наполовину полон». Пессимист полагает: «Стакан наполовину пуст». Рационалист заявляет: «Стакан вдвое больше, чем нужно».
---Collapse )

Дж. Глен Грэй "Воины. Размышления о человеке в современном бою"


Грэй Дж. Глен. Роковая притягательность битвы. Глава из книги «Воины. Размышления о человеке в современном бою». Журнал "Звезда", 2014, № 8.
Этот американский философ мало известен в нашей стране. А после публикации в журнале «Звезда» думаю, многих заинтересует его творчество.
Книга написана так, что интересна и понятна обычному человеку, не философу.
Тема актуальна, увы, и в настоящее время, хотя автор пишет о Второй мировой войне. Войны идут не переставая по всему миру, в разных странах.
На войне находится много людей. Это и солдаты, и офицеры, и медицинский персонал. Свое исследование автор пишет, опираясь на свои фронтовые дневники, которые вел. После войны автор четырнадцать лет не мог взять в руки свой фронтовой дневник, чтобы проанализировать все то, что он видел и о чем писал. На войне все было и все есть по-другому, не так как в реальной мирной жизни. В этом и загадка и отгадка феномена войны и соответственно феномена человека на войне.
Очень интересны обобщения, которые сделал автор.
Именно они поясняют нам, почему военные действия обладают для участников боев некой притягательной необычной силой. И эта сила ведет к тому, что участники одной войны очень охотно продолжают участие уже в других военных конфликтах.
Автор называет человека, участвующего в войне, человеком яростным – homo furens.
Говорит автор и о товариществе, о дружбе, которые в годы войны имеют другие качества, нежели в мирной жизни.
Вообще, я для себя много неизвестного открыла, такого, о чем и не могла бы помыслить.
Интересен взгляд автора и на свободу, как одну из главных ценностей. Выясняется, что не такая это и ценность, если дается человеку как свобода индивидуальная, ибо ведет только к опустошенности и разочарованию.
Конечно, не обязательно считать, что автор во всем прав, но некая истина все же есть.






knig

Гегель Г. В. Ф. Лекции по философии истории


…В 1725 году была издана книга Джамбаттиста Вико «Principi Scienza Nuova», где автор выдвигает теорию смертных цивилизаций, проходящих определённые стадии. Теория чисто умозрительная, основанная на трёхчленном делении: стадий существования – три, систем права – три, систем правления … ну, понятно, сколько. Цивилизации рождаются и умирают, возникают новые, и всему основа – красивая, стройная, геометрически выверенная картина.
…С 1785 по 1791 года выходит сочинение Иоганна Готфрида Гердера «Ideen zur Philosophie der Geschichte der Menschheit». Те же самые идеи, влияние географического фактора на культурный облик, и этот самый облик в качестве основной черты национальной самобытности, то бишь… правильно, «народного духа», как основы национального государства…
…В начале XIX века, во Франции, Анри де Сен-Симон публикует ряд самых различных сочинений, в которых есть место и теории исторического процесса. Здесь стержневая линия – общество, вернее сказать – развитие того, что Маркс позже назовёт «производительными силами», и соответствующего им мировоззрения.
Можно, конечно, говорить бесконечно и о Канте, о Шеллинге, о Фихте, даже о самом Шиллере. Но не они оказали принципиальное влияние на нашу науку.
Наконец, в 1837, через 6 лет после смерти Георга Фридриха Гегеля, издаётся «Vorlesungen über die Philosophie der Geschichte», курс лекций, которые почтенный философ читал в своём родном университете в 20-е гг. Маленький, невзрачный, мрачный человек оказывал огромное влияние на мысль современников, и уже при его жизни студенты университетов продолжали, развивали, критиковали… вспомним хотя бы тему дипломной работы юного Карла Маркса. Его размышления о сути истории также не остались незамеченными.
Конечно, по сравнению с названными философами Гегель не кажется таким уж оригинальным. Но – был целый комплекс идей, которые заставили читателей просто прилипнуть к страницам его сочинения…
История человечества – это процесс развития некого коллективного разума, чувства рационального бытия народа, объединённого в государство. Дух – именно эта абстракция является сердцем теории Гегеля, обозначающее созидательное движение Разума, то, что даёт прогресс и развитие. Исторические факты, процессы, всё движение человечества имеет под собой логическое основание, и абсолютно познаваемо, так как коллективный Разум-Дух не может развиваться вне рамок формальной логики. Это делает историю познаваемой. Это во первых. Во вторых – позволяет выделить разные формы воплощения Духа, высшие формы которого реализуются в государстве. То есть – чтобы понять суть исторического процесса, необходимо изучать политическую историю. Вернее, лучше сказать по другому – именно в ней заключается вся суть истории, государство – идеальное воплощение человеческого бытия, и наиболее полное воплощение Духа.
Почему же так? Это всем известно – процесс осознания собственной свободы, свободы творческого Духа. То есть – атомарность общества, проявление и самовыражения индивида – вот что, в конечном счёте, движет развитие государства, и, следовательно – всей мировой истории. Свобода – ключевое слово.
Для идеологов – идеально, простите за тавтологию. Для историков… Конечно, для своего времени это было интересно, когда наука только-только зарождалась, когда даже понятие «метода» в отношении истории только возникало. Конечно, философам даже в наше время необходимо искать какой-то детерминант, нечто такое, что объяснит движение истории Говорить о Гегеле даже нечего – его мышление не было мышлением историка-учёного, он был философом, со всеми достоинствами и недостатками подобного типа мысли. Во вторых – он являлся сыном своего времени, и стоял на плечах традиции Просвещения и Романтизма, за чьими спинами до сих пор проглядывали столетия провиденцианалисткой историографии Средневековья.
Что до фактической важности лекции, то, я думаю, вы и сами сможете ответить на этот вопрос. Гегель, следуя вслед за Гердером, начинает со стран Востока, с Китая, однако его познания, мягко говоря, оставляют желать лучшего. У него есть концепция, и она услужливо вписывается в тогдашние данные о Востоке – концепцию статичных, застывших цивилизаций, с угасшим Духом, не способных изменяться. Конечно, Гегель уловил слова Вольтера о евроцентризме историографии, но понял это по своему. Европа, Пруссия – вот воплощение Духа, остальным же не хватает чувства нравственности, свободы, видения прекрасного… Тупик, не имеющий будущего… в отличие от Европы.
Так что, безусловно, лекции можно прочитать. Тогда будет понятно само движение мысли, хотя бы в Германии, отчасти к нему присоединялись и Маркс, и Ранке. Однако не стоит ждать от них откровения или ответов на волнующие вопросы, как возник наш мир. Всё это давным-давно устарело.

Айн Рэнд. Атлант расправил плечи

Купила я «Атланта…» несколько лет назад сознательно, прочитав, что это вторая после Библии книга, которая привела к переменам в жизни американцев.
Если первые два тома я читала не без интереса, то третий том буквально домучивала. Каюсь, речь Джона Голта, которую, как утверждает Википедия, Рэнд писала 2 года, при всем уважении к автору, я осилить полностью не смогла. Да и последние страницы просматривала буквально по диагонали. По большому счету, эта книга – антиутопия. К чему придет общество, следуя абсурдному принципу "От каждого по способностям, каждому по потребностям"? Не к золотому веку, а к неминуемой гибели, потому что люди труда не желают плодить иждивенцев, в чем они, безусловно, правы.
Мне понятная и близка идея автора, что люди-созидатели являются солью земли и именно на их плечах зиждется благосостояние любого общества. И мне очень симпатично кредо Джона Голта «Клянусь своей жизнью и любовью к ней, что никогда не буду жить ради другого человека,и никогда не попрошу и не заставлю другого человека жить ради меня».

Все положительные герои очень положительны,  преданы своему делу, они умеют решать проблемы с пользой для себя и для общества в целом, у них есть убеждения, поступиться которыми они не готовы. Отрицательные герои, напротив, картинно отвратительны. В общем, мир поделен на черное и белое – никаких полутонов – кто не с нами, тот против нас. Исключение сделано только для главной героини Дагни Таггерт. Ей позволено быть посередине, она долго пытается сделать сложный выбор, хотя для читателя ее  выбор очевиден с самого начала.
В общем, книга мне по большому счету не понравилась. Даже затрудняюсь сказать, кто из героев вызвал симпатию, какие-то они скучные. И несимпатичная героиня, которая переходит от одного достойного мужчины к другому, еще более достойному, как приз, причем, как я поняла, восхищение у мужчин вызывают отнюдь не женские качества Дагни. Слишком много слов, когда и так уже давно все ясно. Не мое...
Все-таки очень рада, что наконец-то одолела «Атланта…», расстанусь с книгой без малейшего сожаления, место на полке освободится.
Tags:

"Мамочка и смысл жизни" - Ирвин Ялом.

                 Книги Ирвина Ялома у меня сопряжены с интересом и, своего рода, садизмом над собой, а точнее над своей психикой. То что Ялом помимо дара психотерапевта имеет еще дар и писателя, сомнений не вызывает. Однако те темы, которые он раскрывает в своих книгах, подчас вызывают определенного рода экзистенциальные страхи. Не скажу, что это плохо или ужасно. Просто не так много людей, которые могут смело посмотреть смерти в глаза. А Ирв Ялом как раз этому учит своих пациентов (клиентов), читателей и самого себя.
           
                   "Мамочка и смысл жизни" - это сборник рассказов о психотерапии. Шесть жизненных историй, шесть уроков по работе с клиентами, которые усвоил Ялом и помог нам на некоторые вещи взглянуть под другим углом.
Сюжет стандартен: клиент приходит со своим запросом (проблемой) и психотерапевт ее помогает решить. Кто-то учится умирать, кто-то жить после смерти близкого человека, кто-то просто учится жить счастливей, а кто-то старается завершить отношения со своей умершей матерью. Так как умирает человек, но не отношения с ним.
                 
                  Рекомендация. Я, как обычно, рекомендовать книгу Ирвина Ялома не стану. Все же не так много людей, которые готовы читать литературу об экзистенциальных страхах. Да и литература данного рода больше ориентирована на психологов или людей, которые хотят что-то изменить в своей жизни или чему-то научиться. Просто так, от нечего делать, я бы не советовала вам это читать.
           

Ищу советские учебники по философии

Вы, конечно, можете обозвать меня извращенцем, ввиду количества современной учебной литературы по истории и философии науки, но я хотел бы почитать советский учебник по данному вопросу. Чем кондовее, тем лучше. Издательства типа Институт марксизьма-ленинизьма, *гизы *издаты всячески приветствуются.
Желательно годов 1960-хх - начала 1980-хх г. Возможно, конкретно по истории и философии науки не было учебников, тогда подойдет отдельно по истории философии и философии науки.
Может, чьи годы пришлись на тот период, вспомнит по каким учебникам учили аспиранты философию. 

Что почитать о Японии?

Посоветуйте, пожалуйста, книги о Японии и японцах, их философии, культуре, быте и проч.
Также разыскиваю качественные фотокниги такой же тематики и книги о философии бонсай.
Спасибо. 

Дугин

Уважаемые сообщники!

Подскажите, пожалуйста, что "программного" можно почитать у Дугина (который Александр Гельевич)? Текстов у него много, не читала ничего. Ярлыков на него много уже навешано (оккультный фашист, проповедник нового евразийства...), хотелось бы понять, можно ли из какого-то одного его произведения извлечь суть его философии и ее основы.

И еще вопрос: может быть, кто-то знает другого современного русского философа, который влияет (формирует, направляет, рождает смыслы....) на политику / идеологию общества?

Спасибо.

«НяпиZдинг, сэнсэе» Макса Фрая



Совсем новая книжка. Издана в 2015 году. Правда-правда.

Никакого сюжета нет. Не роман и не сборник рассказов (во всяком случае, не в классическом смысле). Это своего рода азбука – азбука размышлизмов. На каждую букву – одна, две или несколько сентенций, развернутых на пару строк или на несколько страниц. Не заголовок с разъяснением, а просто, вот, течение мысли начинается с означенной буквы. Впрочем, есть и заголовки…

Размышления, воспоминания – реальные и не очень. Фантазии. Байки-иллюстрации. Сны…

Read more...Collapse )
Tags:

Ницше и доказательство небытия Бога

Дорогие читатели! В одной из своих работ Ницше приводит моральное доказательство небытия Бога. Нечто вроде того, что если Бог существует, то это неморально. А так как в мире есть мораль, то следовательно Бога не существует. Возможно, я написала чушь и формулировка выглядит совсем не так. Это вопрос не мой, а одного моего знакомого, который уже долгое время не может вспомнить, где же у Ницше он это видел.
Принимаются любые подсказки. Человек уже перелопатил горы литературы, но никак не может встретить это рассуждение.

"Американские боги" - Нил Гейман.

                Наконец-то прочла этот роман! Впечатления остались сумбурными. С одной стороны книга была интересной, с другой мне не все понравилось. Нет не то, чтобы роман плохо написан, просто это видимо не тот жанр, который я предпочитаю. Хотя...после прочтения роман, я заинтересовалась творчеством Нила Геймана.
Read more...Collapse )
              Nil_Gejman__Amerikanskie_bogi._Korol_gornoj_doliny._Synovya_Anansi

Хосе Ортега-и-Гассет. "Восстание масс"

   Довольно-таки небольшая работа, увидевшая свет в 1930 году, являлась, по сути, своеобразным предсказанием того явления, масштабы которого достигли катастрофических уже во второй половине двадцатого века. Испанец предвосхищает и анализирует новое для человеческого общества явление - выдвижение "человека массы" на авансцену истории. Несмотря на весьма заурядный объём, рассуждение выглядит целостным, а главное, крайне последовательным, ибо автор каждый аспект ситуации рассматривает детально, предоставляя читателю возможность самому почувствовать тесную связь всех процессов.

   Думаю, что пересказывать краткое содержание - не лучшая затея, однако, отмечу парочку пунктов, на которых хотелось бы остановиться. Во-первых, это определённая "похожесть" на произведения Жана Бодрийяра "Общество потребления" и "Общество спектакля" Ги Дебора, которые были написаны почти на 30 лет позже, и в них прослеживается определённое влияние испанца. Во-вторых, Ортега-и-Гассет очень тонко показывает саму психологию человека массы, вот, пожалуй, наиболее подходящая цитата: "Он принимает себя таким, каков он есть. Совершенно искренне, без всякого хвастовства, как нечто естественное, он будет одобрять и хвалить всё, чем сам наделён - свои вкусы, симпатии, стремления и мнения. А что ж? Ведь никто и ничто в этом мире не в состоянии заставить его почувствовать себя человеком второго сорта, крайне ограниченным, не способным к творчеству и поддержанию той организации, которая предоставила ему всю полноту жизни".

   Чувство, которое сопровождало меня на протяжении всей книги - это тревога. Ведь с автором, по большому счёту, невозможно не согласиться: он апеллирует к фактам, которые есть суть нашей действительности, а на основании их делает закономерный вывод: если человечеству не удастся совершить качественный скачок в собственном развитии, то мы неизбежно придём к упадку, тут он весьма уместно проводит параллель с Римской Империей периода декаданса.

   В общем, советую тем, кому интересны такие дисциплины как философия и социология, ознакомиться с данной работой, т.к. поразмышлять там есть над чем.

А для тем, кто уже ознакомился, или сделает это, предлагаю потратить час своего времени на просмотр открытой лекции сотрудника СПбГУ Кузьмина А.А.. Читает хоть и монотонно, но весьма информативно.

(no subject)

Здравствуйте, уважаемые сообщники! Подруга ищет книгу, прочитанную когда-то давно. Я, к сожалению, не смогла опознать, точно не читала. Может быть, вы? Вот, цитирую (что вспомнилось):

Любящая пара живет в домике, привычный уклад жизни включает вечерний ромашковый чай. С Ней что-то происходит - Ее больше нет, у Него жуткая тоска, смысл жизни утерян. И вдруг появляется Она (абсолютно Случайная, постучала в дверь), чем-то напоминающая Ту, которой нет и в конце концов выясняется, что она тоже любит пить по вечерам ромашковый чай.
Спасибо!

Айн Рэнд, "Атлант расправил плечи" ("Atlas shrugged")

Айн Рэнд Атлант Расправил плечи рецензия

Об авторе: Айн Рэнд (урожденная Алиса Розенбаум) - американская писательница, философ и зануда.

О чем книга: «Атлант…» – это не роман, это лекция об анти-этатизме длиною в 1500 страниц, зачем-то населенная персонажами.
При всем уважении к Айн Рэнд – ее герои легко делятся на два типа: добрый и глупый. Первый настолько добр, что, скорее всего, умеет ходить по воде, а второй – настолько глуп, что, наверно, даже банку с солеными огурцами не сможет открыть без инструкции.
И дело вовсе не в том, что персонажи Рэнд плохо прописаны – наоборот, даже слишком прописаны – проблема в другом: огромные блоки текста, посвященные character development, выглядят механистично и совсем не делают их живыми – героям Рэнд попросту не хватает психологической глубины; они прямолинейны, как железнодорожные рельсы. Все эти Дагни, Хэнки и Джоны Галты после прочтения так и остаются бестелесными (даже несмотря на постельные сцены), смутными аллегориями – возвышенные и великодушные борются с жадными и глупыми. В этом смысле «Атлант…» – самая длинная и многословная басня в истории литературы.

И – ни одной шутки. Ни одной. Полторы тысячи страниц – без единой ноты иронии. Настоящая пытка серьезностью.
Справедливости ради стоит сказать, что Рэнд действительно пытается выстроить на основе текста свою философско-экономическую систему. Ее мотивы благородны, ее наблюдения – точны. Ее философия – криптоанархизм – борьба с гегемонией государства вообще и с марксизмом-коммунизмом в частности; защита прав творца; утверждение, что любовь к своему делу - ключевой фактор духовного роста личности; а так же: что каждый отдельный человек в толпе важнее толпы в целом – все это, несомненно, заслуживает внимания. Тут много необычных обобщений, тут есть над чем задуматься. Правда. Но – этого ведь недостаточно для хорошего романа, не так ли?

В книге нет конфликтов и дилемм: идеи, неугодные автору, здесь никак не раскрываются - потому что защищают их самые слабые, мелочные и мерзкие персонажи. Стоит ли говорить, насколько это неконструктивно? Читателю не оставляют выбора - "ты - или с нами, или вот с этими, бесхребетными". "Атлант..." позиционирует себя как философский роман, но при этом эмоциональная вовлеченность автора настолько сильна, что любой разговор о "романе идей" теряет свою легитимность. Это не "роман идей", это, увы, роман лишь одной идеи - той, что так мила сердцу Айн Рэнд - идеи Капитализма С Человеческим Лицом (ха-ха-ха; *саркастический смех*). А все остальные - нужны лишь для того, чтобы раздать их дуракам и посмотреть, как они их изуродуют. Очень мило, да.

***

И наконец «Атлант...», наверно, единственная в истории литературы антиутопия со счастливым концом. Злодеи наказаны, дураки – обучены, влюбленные – влюблены (при том, что любовная линия брошена на пол пути – автору, очевидно, стало скучно).
Скажите, как это вообще возможно – хэппи-энд в мире, населенном чудовищами?
Это как если бы роман «1984» закончился свадьбой главных героев, и Старший Брат оказался бы старшим братом Уинстона Смита, и они, обнявшись, плакали бы от счастья на фоне заката, прямо напротив огромного белого трехэтажного торта с фигурками молодоженов на верхушке…

Что сказал бы об этом Оруэлл?

*тут должна была быть фотография с фэйспалмом Джорджа Оруэлла, но ее, к сожалению, не существует; так что – используйте воображение*

"Атлант расправил плечи" Айн Рэнд

DSC02503
когда я говорю знакомым, что "атланл", пожалуй, самая лучшая книга, которую я прочитала, у 90% процентов собеседников на лице появляется снисходительная ухмылка - мол, молодая еще, ничего ты не понимаешь, книга наивная и "черно-белая", в жизни так не бывает и все такое прочее
я категорически с этим не согласна, потому что суждения в ее основе кажутся мне максимально зрелыми из возможных для развитого и интеллектуального человека
да, в сюжете ситуация доведена до предела, все сюжетные линии выведены за границы привычных нам масштабов и доведены до точки схода - развала всего и появления "атлантиды"
но это же художественное произведение, а не историческая хроника! поэтому лично я читала с позиции заложенных смыслов, а не развития сюжета, хотя по мне, так он тоже прекрасен))
в общем тем, кто не читал, рекомендую приступать незамедлительно, а у тех, кто уже, хочу попросить совета
я тут подобрала героев, какими бы я их представила в жизни) но никак не могу понять, кто мог бы стать дагни! может, у вас есть какие-то идеи?))
arp

«Малый трактат о великих добродетелях». А.Конт-Спонвиль

Буду честным (раз уж взялся писать о таком предмете!), я испытывал приятное чувство уважения к себе, читая эту книгу. Конечно, нельзя не признать, что само по себе чтение о добродетелях не делает человека лучше, но, с другой стороны, теоретические знания в этой области уж точно помехой в самосовершенствовании быть не могут.

Во-первых, можно уяснить, что называется, из первых (ну ладно, не первых, профессиональных) уст, что такое добродетель.
«Добро не нужно созерцать – его следует творить. Это и есть добродетель – усилие, которое мы предпринимаем, чтобы вести себя правильно, и в самом этом усилии содержится определение добра».

Во-вторых, мой французский тезка, Андре Конт-Спонвиль, дает практический метод определения добродетели, её величины или степени: «Всякая добродетель – это вершина между двумя пороками, это линия хребта между двумя безднами. Храбрость – между трусостью и безрассудством; достоинство – между снисхождением и эгоизмом; мягкость – между гневом и равнодушием. Но кто из нас способен всю жизнь прожить на вершине? Размышлять о добродетелях значит измерять расстояние, которое нас от них отделяет. Размышлять о совершенстве значит отдавать себе отчет в собственных недостатках и убожестве».

Он поясняет, почему любовь – высшая добродетель, которая и добродетелью следовало бы считать условно, это состояние человека, позволяющее ему без всякого усилия творить добро, а добродетель – сознательный акт, когда мы, может быть и не хотели бы, но знаем, что так поступать правильно и потому совершаем добродетельное усилие.

Отмечу, что автор, являясь материалистом, рассматривает добродетели без привязки к религии, иногда вступая в полемику с религиозным подходом, не исключаю, это может показаться кому-то неприятным, но такое противопоставление проявляется изредка и не относится, как мне кажется, к целям и главному содержанию трактата. Он написан языком не легковесным, но и не заумным, некоторые места читаются просто как проза в стихах, список авторов, к авторитету которых обращается и цитирует француз, превышает 50 человек, чаще всего это Аристотель, Спиноза, Кант, Монтень.

Напоследок приведу перечень основных добродетелей, которые выбрал для рассмотрения философ:Collapse )

Древняя Персия

Посоветуйте, пожалуйста, книгу о древней Персии периода Дария-Кира. Что-нибудь вроде Сотворения Мира (Creation)- исторически достоверное, но беллетризированное. Ксенофонта не предлагать :).
  • Current Mood: blah blah

ПОМОГИТЕ СОВЕТОМ!!!

Уважаемые, помогите найти в сети добротный текст (хотелось бы книгу) о современных тенденциях в философии. Что бы понять, а что, вот буквально сейчас, происходит в этой области знаний. спасибо!

Мишель Фуко "История безумия в классическую эпоху"

Кого кого, а Мишеля Фуко никак нельзя обвинить в беспомощности его философских текстов. Такое обвинение можно повесить на Канта, на Гегеля, на худой конец на Хайдеггера, но вот на Фуко - не выйдет. Может, потому, что Фуко - не философ? Нет, с этим у француза все в порядке, и книга "История безумия в классическую эпоху", - тому прямое подтверждение.
     Труд этот был включен в мой списочек "на почитать" достаточно недавно, хотя про так называемых безумцев я читал много чего. Начиная с, прости Господи, "Вероники" Коэльо, и заканчивая "Черным обелиском". То есть было мнение, что в теме я более-менее подкован. Фуко показал мне, как сильно я ошибался; его труд - это клондайк информации по совершенно разнообразным областям знания.
     Скажу заранее: книга не-художественная и местами ОЧЕНЬ сложная для понимания. Любителям расслабиться расслабиться не выйдет! Иногда ловил себя на мысли, что переворачиваю страницу, ничего не уловив из предыдущей, потому что автор вошел в раж и включил режим "зауми". Зачем вообще он написал эту книгу? Видимо, чтобы развенчать мифы, окружающие рождение психиатрии как науки, и ее отцов-основателей, англичанина Тьюка и француза Пинеля. Это произошло на рубеже 18-19веков. Но мифотворцы от истории психиатрии упускают много чего существенно важного, что происходило в мире и в структуре опыта безумия (ну как же без умных слов в рецензии такой книги!) до этого, а именно в классическую эпоху 17-18 столетий.
     Полагаю, Фуко удалось совершить почти невозможное: а именно вскрыть черепную коробку классического человека, проникнуть в его сознание и научиться мыслить, как он. И вместе с ним, человеком классической эпохи, пройти весь тернистый путь, каким прошел опыт безумия за эти двести лет. Ничего удивительного: он просто перелопатил колоссальную кучу первоисточников того периода, сидя в библиотеках, потому книга и получилась настолько системной и одновременно увлекательной. Главу "Врачи и больные" о медицине 18го века я в буквальном смысле читал, держать за живот от смеха. Зато теперь я понимаю, что Ганнеман, отец гомеопатии, писал свой Organon der Heilkunst не с чистого листа, а, скорее всего, лишь систематизируя опыт философии медицины своих предшественников, а принцип Similia similibus - это далеко не его детище. В-общем, для меня эта глава "Истории безумия" стоит особняком и будет перечитываться еще не раз.
    Позволю себе повториться: книга уникальна своей системностью. Вот неполный круг тем, иначе говоря, областей знаний, на которых останавливает свое внимание Фуко, исследуя безумие: живопись Босха и Брейгеля, кальвинизм и его влияние на отношение к бедным, "Великое заточение 17го века" во Франции и экономическая подоплека его окончания, творчество де Сада, связь безумия и неразумия, место безумия в философии медицины и нозологии, превращение изоляторов в психиатрические лечебницы, принципы функционирования последних на примере "Убежища" Тьюка и "Бисетра" Пинеля, и, наконец, зарождение современной психиатрии как области позитивного научного знания. Последняя глава - это обзор развития психиатрии уже в веке 19м, а также крайне интересный анализ безумия в творчестве Гойи, Ницше и Антонена Арто.
     В-общем, кто осилит всю книгу - не пожалеет.

Ирвин Ялом «Когда Ницше плакал»

С удовольствием прочитала вторую книгу Ялома. Она понравилась мне нисколько не меньше «Шопенгауэра». Интересно, что Ялом взял реально существовавших людей и свел их в своей книге так, как они никогда не встречались в жизни. Они были современниками, но, возможно, никогда не слышали друг о друге. Ситуация в книге развивается таким образом, что преуспевающий венский врач Йозеф Брейер по просьбе молодой девушки Лу Саломе соглашается принять на консультацию ее друга, неизвестного философа Фридриха Ницше. Ницше действительно сильно страдает физически, но на лечение не соглашается. Доктор Брейер вынужден прибегнуть к хитрости – он предлагает Ницше сделку: он будет лечить его тело, а Ницше в свою очередь поможет облегчить его моральные страдания, связанные с разладом с женой и влечением к пациентке, при помощи философии. И вот Брейер из доктора превращается в пациента. И этот процесс, начавшийся как игра, затягивает его. У него есть все – успех, уважение, красавица-жена, дети, он богат, но его постоянно мучают кошмарные сны, жена вызывает отвращение, а вожделеет он к своей пациентке Берте. Доктору хочется устроить пожар в собственном доме и сбежать с Бертой в Америку. Под влиянием разговоров с Ницше Брейер осознает глубинные причины своего недовольства жизнью, увлечения Бертой, а затем принимает  свою жизнь, как она есть. Но для этого ему пришлось пережить глубокие внутренние изменения. Следить за этими внутренней трансформацией очень увлекательно, да и вопросы, которые встают перед Брейером, рано или поздно встают перед любым думающим человеком. Свою ли жизнь я живу? Насколько я был свободен в выборе своей жизни? Могу ли я что-то изменить?

Несколько цитат:


Read more...Collapse )

Я знаю многих людей, которые не любят себя и пытаются  поправить положение, добиваясь хорошего  к себе отношения окружающих. Добившись этого, они сами начинают хорошо  к себе относиться. Но это не решает проблему, это подчинение авторитету другого. Вы должны принять себя – а не искать пути для достижения моего признания.

Вечное возвращение предполагает, что любое действие, которое вы выбираете, вы должны быть готовы избрать для себя на вечность. Это же утверждение справедливо и для любого несовершенного действия, для любой мертворожденной мысли, для любой неизбранной вами альтернативы. И вся не прожитая вами жизнь останется наростом внутри вас – жизнь, которую вы никогда не сможете прожить. И не услышанный вами голос совести будет вечно взывать к вам.

Чтобы вырастить детей вы должны вырасти сами. Иначе вы будете заводить детей от одиночества, под влиянием животных инстинктов или чтобы законопатить дыры в себе. ..Ваша задача  как родителя состоит не в том, чтобы произвести на свет свое подобие… задача состоит в том, чтобы произвести на свет творца

Да, от судьбы не уйдешь, но мы должны наталкиваться на  нее, мы должны желать, чтобы уготованное нам судьбой случилось с нами.  Мы должны любить свою судьбу…

Во-первых желай необходимое, во-вторых люби желаемое.



Элиф Шафак "Сорок правил любви"


снимок 2
Книга состоит из двух частей, вложенных друг в друга: первая часть происходит в США, в современное время, вторая часть - на Ближнем Востоке, в тринадцатом веке. Мне больше понравилась вторая часть, сюжет первой части неоригинален - напоминает другие романы, построенные на переписке главных героев. На мой взгляд, сюжет в этой книге имеет второстепенное значение, главное - это 40 правил любви, вынесенные в заглавие.
Эти правила соответствуют восточному мировоззрению/восточной психологии, которые в последние годы становятся очень популярными (йога, ведические знания и др.). Но, насколько я поняла, эти идеи пришли к Элиф Шарак не через йогу и др., а через суфизм.

Вот пример одного из правил любви: "Что бы ни случилось в твоей жизни, с каким бы страшным несчастьем тебе ни пришлось столкнуться, не отчаивайся. Даже когда все двери закрыты, Бог единственно для тебя открывает новые пути. Будь благодарен! Разумеется, легко быть благодарным, когда все хорошо. Но суфий благодарит Бога не только за то, что ему дано, но и за то, в чем ему отказано".
Сложные философские идеи, облеченные в художественную форму, становятся более яркими, более наглядными. У книги есть некоторый психотерапевтический эффект. Мне понравилось.

P.S. Читала эту книгу на русском, Элиф Шафак - турецкая писательница.
  

Роберт Л. Хайлбронер. Философы от мира сего


Я учился в замечательной школе, но с экономикой у нас не сложилось. Сперва не было учителя. Затем на педагогическом поприще дебютировала молодая девушка, которая боялась всего, а паче прочего — учеников. Встречи с демоническими гимназистами она не вынесла и отправилась работать то ли в другую школу, то ли в другую сферу, то ли просто с горя ушла в декрет. Затем была учительница, которая плохо контактировала с классом, невыносимо скучно преподавала и вообще, такое ощущение, не вполне владела собственным предметом. Короче говоря, со школьной скамьи мы с экономикой были довольно далеки друг от друга. К чему это я? «Философы от мира сего» - это книга про экономику. Вернее сказать, про зарождение и эволюцию экономической мысли.

О том, что перед нами экономический бестселлер, вы можете узнать и без меня, а я попробую объяснить, почему эта книга им стала.

Не любой бестселлер хорошо написан, и не всякая хорошо написанная книга возглавляет списки наиболее продаваемых изданий (простите мне этот трюизм), но «Философы от мира сего» - тот случай, когда кривая писательского таланта встретилась с кривой коммерческого успеха в нужной высокой точке. Казалось бы, что интересного можно поведать об экономистах: родился, написал трактат-другой, думал так-то, не был согласен с тем-то, порицал того-то, умер тогда-то. Одним словом, тоска.

«Философы» выполнены в замечательно нескучной манере, очень живо и увлекательно рассказывают обо всем вышеперечисленном, искусно переплетая забавные и печальные биографические моменты с собственно экономическими. Однако это ни в коем случае не книга-пересказ — это книга-рассуждение. Главное, пожалуй, ее достоинство в том, что читатель постоянно чувствует вовлеченность в процесс: автор словно берет его под руку и, неспешно прогуливаясь по парку, рассказывает о чудаковатом Сен-Симоне, мрачноватом Веблене или блестящем Кейнсе, посвящая собеседника в их концепции столь занимательно, что тот успевает лишь восхищенно хлопать глазами. Это прекрасное ощущение сопричастности позволяет вам забыть про полный и беспросветный экономический дилетантизм, с осознанием которого вы открывали книгу, и жадно и радостно глотать главу за главой. За чтением «Философов» вас не посетит ощущение, будто автор относится к вам с пренебрежением: вы интересны ему как слушатель и партнер (и, возможно, как будущий коллега по цеху), пусть даже первая ваша ассоциация на фамилию Смит — бывший футболист «Лидса».

Строго говоря, эта книга — прекрасный выбор как раз для тех, кто имеет об экономической науке смутное представление. Присущая стилю Хайлбронера смесь мудрости и дружелюбия позволит таким людям (себя я, конечно же, тоже причисляю к ним) без всяких проблем погрузиться в новую для них область знаний и вынырнуть с желанием поплавать еще.

Я прочел книгу за пару дней (при моей скорости чтения это практически равносильно забегу Усэйна Болта или Мишель Дженнеке) и пребываю в полном восторге. Меня ни в малейшей степени не удивляет, что «Философы» за минувшие полвека переиздавались семь раз. Расстраивает только тираж прошлогоднего издания на русском — печальные 3000 экземпляров. Я бы на вашем месте поспешил.

прошу совета

Мои читающие Друзья! Действительно, не знаю, с чего начать читать Кастанеду. Вернее, уже начала, прочитано "Учение Дона Хуана", сейчас "Особая реальность", потом будет "Путешествие в Икстлан". Может, есть какая-то последовательность (как у Пратчетта, например), или просто напишите, что Вам понравилось. Благодарю за внимание)

Рэй Брэдбери "451° по Фаренгейту"

Книги — только одно из вместилищ, где мы храним то, что боимся забыть. В них нет никакой тайны, никакого волшебства. Волшебство лишь в том, что они говорят, в том, как они сшивают лоскутки вселенной в единое целое.



Всё меньше людей в наши дни читают книги.
Моё детство было бы не таким интересным и увлекательным, если бы не множество пожелтевших страниц, пахнущих чьим-то одеколоном и табачным дымом.

А что сейчас?

С семи лет у каждого ребёнка уже появляется своя страничка Вконтакте, и единственное что они читают в своей жизни, кроме учебников, это новости друзей.
Многие люди настолько замкнуты на музыке, что практически не могут находиться где-либо без наушников: на улице, в метро/автобусе, на лекциях, на работе...
Мы сами себя губим. Так не будем же губить величайшее достояние нашей цивилизации:

Книги

Р. Скотт Бэккер, Князь Пустоты

Не без интереса, но с нарастающим отвращением прочитал опус Р.Скотта Бэккера "Князь пустоты". В этой книге есть все, что ненавистно в фэнтези любому нормальному человеку: непременные "пророчества" и обязательное "древнее зло", чрезмерная наивность и сверхмерная немотивированность действий, унылая "география" (пять рас, десять подрас) и чудовищно избыточная "история" (мало просто выдумать глупость, нужно еще и придумать пятитысячелетнюю историю для нее, не менее идиотскую). Ну и, конечно, детсадовская "политика" с детсадовскими представлениями о ней ("там сложные вскрываются обманы простым подслушиванием у дверей").

Думаю, на создание подобных произведений способен только определенный тип личности - небесталанный, но глупый филолог, не видящий за буквами слов( в смысле за текстом - смысла). Типа туповатого Толкиена, который, собственно, во многом и породил целый пласт литературы, рассчитанной на детей, но внезпано нашедшей благодарный отклик в сердцах миллионов взрослых, так и не выросших из коротких штанишек.

Бэккер-то как раз и пытается выйти из гоголевского "Сильмариллиона", к месту и не к месту вводя многословную "философию". Но это именно что "философия" - философия филолога, сводящаяся к игре словами. Проблема Бэккера (судя по серьезности его тона) в том, что он не понимает, что это пародия на философию. И что книга его, следовательно, пародия на литературу. Он пытается добавить драматизма, трагизма, эпичности - а нам не страшно. Сначала смешно, а потом скучно.

P/S/ Кстати, закончить книгу ничем после трех многословных томов - это свинство по отношению к читателю. С другой стороны, неудивительно - из филологов почти никогда не получаются писатели.

"Аристономия" Акунина - лидер продаж

Предупреждая упрёк: считайте, что завидую.

***
Из предисловия узнала, что автор написал по-настоящему очень серьёзную книгу, и насколько его размышления о смысле жизни глубоки.
Там же – как надо понимать истинный прогресс, и в чём ошибались Кант с Экклезиастом.

Первая глава, историческая, знакомит читателя с юным героем, проживающем в Петрограде в 1917 году.
Вьюнош, как водится, мнит себя существом незаурядным.
Меня, признаться, он тоже впечатляет. Представьте, он уже знает слова «льготник» и «социобиологическая функция»! («Попаданец»?)
Потом предки у парня обнаруживаются не менее удивительные: дядюшку окрестили Сенекой, тётю - Лукрецией, а папенька-профессор не знает, как с греческого переводится слово «холокаустос».

Далее замечаю, что и квартирка тут нехорошая: странная компания собирается.
Read more...Collapse )
Tags:

Книги о философах античности

Всем здрасте. А посоветуйте, плз, что-нибудь увлекательное про античных и не только философов.
Желательно о многих в одной книге. Ну, знаете, наподобие историй про Сократа и его сито и прочее.
Но и об их жизни, и разбор учения жел-но.

И об их связи друг с другом хотелось бы, хотя это опционально.
К примеру, у Талеба в книгах много таких историй. Но что-нибудь обязательно правдивое,
чтобы энциклопедичность сочеталась с увлекательностью.
Спасибо.

Почему НЕ стоит читать Айн Рэнд?

Книги Айн Рэнд ("Атлант расправил плечи" и "Источник" - по крайней мере) регулярно "всплывают" в моей жизни: то в какой-нибудь книжке по личностному росту их упомянут, то человек какой-нибудь порекомендует. Но все время что-то останавливает) Один раз даже заказала на Озоне и не пришла за заказом, хотя обычно так не делаю. Просто частенько  рекомендуют эту писательницу люди, чьи литературные взгляды вызывают у меня массу вопросов и сильно расходятся с моими) Так уж совпало.
Буду рада прочитать мнения тех, кто читал Айн Рэнд и считает, что делать этого не стоило, и другим не советует) И конечно, интересно почему.
Если такие люди найдутся)

(no subject)

В связи с тем что последние два месяца переживаю разрыв отношений, хочется почитать что-то, что бы помогло с этим справится, и/или вернуть веру в людей, светлое будущее. Может что-то из популярной психологии, эзотерики, философии.

Ирвин Ялом - Мама и смысл жизни

Каждый раз один и тот же повторяющийся сон. Очередь в парке развлечений к Пещере Ужасов. Подходит аттракцион-состав, он садится в вагончик, на мягкое сидение и видит в толпе зевак ее. Он кричит - Мамочка! Мама! - но вагончик трогается, и уходит в темноту. И даже проснувшись, и вскочив на подушке, слова все равно рвутся из горла - как же я, мамочка? Мама, как же я?..
А на самом деле, мама давно уже глубоко под землей. И задолго до этого они перестали общаться с сыном. Властная и самоуверенная, ехидная и самодовольная, но очень сообразительная, она никогда не пыталась сблизиться с сыном и достаточно понять его. Во всяком случае, так казалось ему... а было ли так на самом деле?
И вот уже теперь, известный писатель, он вдруг удерживает свою мать во сне и пытается понять и достучаться - о тех его книгах, которыми она гордилась, но никогда не читала, о тех словах любви и благодарности, которые они никогда друг другу не говорили и о смысле жизни, который должен быть своим собственным для каждого...
Мама и смысл жизни - это ведь так много для одного сна...

Книга "Мама и смысл жизни" известного психотерапевта и писателя Ирвина Ялома - сборник автобиографичных историй из уникального профессионального опыта и жизни автора, блестяще исполненных в прозе.

В этом сборнике, Ялом откроет для читателей занавес перед смыслом жизни и смерти. Особенно трогательно прослеживается становление этого отношения у самого Ирвина, которое он связывает со своей матерью. Автор очень искусно переплетает истории своих больных с собственными рассуждениями на эту тему, в конечном итоге мы получаем что-то похожее на притчу. Откровенную и сильную. Хотя я бы не сказала что от книги невозможно оторваться, все равно осталась довольна тем, что прочитала. Ялом наконец таки покажет что терапевт тоже человек со своими мыслями и грехами, объяснит как он отрабатывает свою зарплату и весьма искусно проведет несколько сессий на показ читателям. Быть психотерапевтом не так-то и просто, сделала я такой вывод из его книг. Нужно не просто оттарабанить за партой несколько лет, но и быть невероятно эрудированным человеком, способным импровизатором, ну и интриганом в какой-то мере.

 Как будущему психологу читать очень интересно, но если вы только решили познакомиться с произведениями этого автора, то начинать лучше с «Когда  Ницше плакал» или «Лжец на кушетке», больше понравились и красочнее раскрывают творчество Ирвина Ялома.

Айн Рэнд "Атлант расправил плечи"

Вчера настал тот день, когда я домучила наконец-то великую книгу "Атлант расправил плечи". Правильнее было бы сказать, что это книга меня домучила. Начала я её читать ещё в мае. И как-то чтение с трудом продвигалось. Когда дошла до третьего тома, пролистывала уже по несколько страниц, пропускала все пафосные вязкие рассуждения, а там в основном только они и есть. Как может быть культовой настолько плохо написанная книга, не понимаю. Ну ладно, писательнице надо высказать свои идеи. Хорошо. Только почему, как доходит до идей, какой-нибудь герой просто встаёт и произносит монолог, нудный, морализаторский, менторский, а самое главное - жутко длинный и ничем не прерываемый. На несколько страниц монолог, а то и несколько десятков (есть и такой, да да)

Не жизненно и неестественно как-то. Ну, я в идеях мало что понимаю, мне про любовь интереснее. Кстати, когда у героев чувства и всякие там интимные сцены, то, бывает, они как обычные люди просто обмениваются репликами, разговаривают – и тогда всё нормально и интересно читать. Но в конце концов будет то же самое, иногда то один то другой, как разразятся речью, ну всё тогда, скукотища. Не бывает же таких людей. В жизни ведь как? Нормальный мужчина просто скажет, например, "ты меня разлюбила, а я тебя всё ещё люблю, ну что ж поделать". И замолчит. В культовом романе же он будет красиво и величественно страниц пять – бухтеть и бухтеть и бухтеть

Да, я заранее совершенно согласна, что просто недостойна этой великой книги, и что мне никогда не достичь её высокого уровня. Но зачем писать так скучно?
Tags:

Источник. Айн Рэнд

original (1)       Прочитал я одну замечательную книжку. И называется она "Источник", автором которой   является Айн Рэнд. И знаете, я в восторге. Никогда еще не писал рецензий на книги, но тут...

В первую очередь это философский роман. Но несомненно сюжет очень сильно напоминает голливудские блокбастеры. В этой книге есть, неожиданные повороты главных героев, захватывающие события, любовная драма и глубокая философия. На протяжении всей книги главный герой, он же Говард Рорк отстаивает свои идеи, интересы и свое "творческое я". Он борется с человеческой "посредственностью", которая окутала наш мир и отстаивает свое право существования. 

В "Источнике" четко показано, как люди добиваются успеха, как преодолевают такие преграды как критику, падения, и как по-настоящему становятся счастливыми. Ярко описано, почему человек должен быть эгоистом (как бы это странно не звучало в хорошем смысле этого слова), бороться за свое счастье, свое мнение и свою мечту. 

Несмотря на философские идеи, "Источникочень легко и интересно читать. И эта очень простая для понимания книга должна стоять у каждого уважающего себя человека. Я бы мог бы еще очень много писать о ней, но лучше вы прочитайте сами. Не пожалейте времени на эту книгу. Она понравится всем, обещаю. 

Лукьяненко, "Спектр"

"Спектр" Лукьяненко оказался довольно противным трэшем, и дочитывал я его с трудом.

Основный идейный замысел в книге неплох, завязка действительно вызывает интерес. Раса инопланятен-"ключников" контролирует мгновенное путешествие между "станциями" на разных планетах, но чтобы пройти туда или вернуться обратно, нужно рассказать стражу историю, и если она ему не покажется достаточно интересной, можно застрять навсегда где-нибудь. Главный герой промышляет постоянными путешествиями между планетами, потому что у него есть никак не объясненный в книге талант придумывать отличные истории и всегда убеждать стражей его пропустить (все его истории цитируются в книге, и это всегда зубодробительно банальная дрянь, так что поверить в это действительно нелегко). Его нанимают родители сбежавшей из дома 17-летней девочки, чтобы он отыскал ее в иноплатетных мирах и убедил вернуться. На протяжении книги герой посещает семь разных планет, на которых живут шесть разных видов инопланетян, и особенности их устройства и жизни придуманы автором зачастую изобретательно.

Но очень скоро идейная изобретательность оказывается погребена под толстым слоем невыносимо банальных рассуждений о смысле жизни, о существовании бога, о том, как надо пороть непослушных 17-летних девочек, и о том, как все русское настоящее, а все европейско-американское - холодное и лживое. Большинство инопланетных рас оказываются удобным реквизитом для долгих душевных метаний на тему о том, есть ли душа и в чем смысл жизни, которым герой предается чаще всего во внутреннем монологе, но если есть с кем поболтать, то и с любым встречным. Кроме нескольких инопланетян, духовная близость достигается с курирующим героя подполковником ГБ, который оказывается строг, но справедлив и преисполнен отеческой заботы. Вместо порки 17-летней девочки в итоге выходят неизбежные секс и Большая Любовь героя к ней.

Жуткая фальшь прыгает в глаза - не с каждой страницы, не преувеличу, но с каждой третьей уж точно. Как-нибудь так, например (диалог героя и этой 17-летней девочки):

– Может, мы и не живём? – спросил Мартин. – Не живём – умираем, а наша жизнь проносится перед нами… лишь иногда память шепчет – всё это уже было, было, было… И я валяюсь сейчас на больничной койке, дряхлый и бессильный, или с пулей в груди тону в чужеземном болоте… а передо мной крутится напоследок рекламный ролик прошедшей жизни.
– Тьфу на тебя! – Ирина вздрогнула. – Я пока нигде не валяюсь. Я на Беззаре. Я хочу посмотреть на ключников в их берлоге. Закончить всё, что начала… и что девчонки не закончили. Потом вернуться домой, встретить хорошего мужика и нарожать ему детей – пока не придумали настоящего бессмертия и не запретили размножаться.

И вот, представьте, такого - километры и километры, а все остальное в романе существует для того, чтобы вот это подпирать. Поэтому сюжет растекается и расплывается, а множество "тайн" остаются необъясненными или получают смехотворные объяснения - они на самом деле были придуманы ради очередного монолога или "истории".

Оценка 4/10 - хотелось дать еще ниже, но все же стараюсь отдать должное идейной изобретательности; хоть она и подавлена километрами тошнотворной мути, все же она есть.

Кроме этой книги и "Лабиринтов", я у Лукьяненко ничего не читал. Теперь пытаюсь понять, стоит ли вообще браться за "дозоры", учитывая мое впечатление от "Спектра". Буду признателен за мнение по этому поводу, или рекомендацию хорошей российской фантастики, противоположной по своим качествам вот этому вот.

человек, который принял жену за шляпу / оливер сакс

IMG_0863
очень любопытная книга! пусть использованная в заглавии формулировка "истории из врачебной практики" вас не пугает - речь идет об очень интересных случаях, которые касаются вопросов философии не меньше, чем вопросов медицины. например, история о том, как человек теряет способность воспринимать вещи в совокупности, оставаясь обреченным всю жизнь барахтаться в мелких деталях. или о том, как проблемы с памятью позволяют хранить воспоминания только о последних пяти минутах жизни. некоторые пациенты доктора сакса жаловались на то, что вокруг постоянно играет громкая музыка, в основном песни их молодости, а у кого-то мозг при рождении по ошибке запрограммировался на общение цифрами, а не словами. самое интересно заключается в том, что все эти истории болезни рассматриваются с позиции глубоко человеческой - например, доктор задается вопросом, может ли при таком диагнозе сохранится душа? и что вообще такое душа, в чем она проявляется? в какой момент человек перестает быть человеком и превращается просто в биологический организм? и все это с цитатами из ницше, кьеркегора, достоевского и других гигантов мысли. вообще на творческой интерпретации этой книги можно построить не одну художественную карьеру, это я вам как художник говорю :)