Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

феникс

Модераторское

В связи с изменением правил Livejournal мы начинаем строже относиться к книгам и запросам на политическую, национальную и религиозную темы, так как не хотим последствий, связанных с Российским законодательством.

Просьба более вдумчиво относиться к комментариям, любой комментарий, который можно истолковать как розжиг конфликта на указанную тему - бан сразу и без предупреждения.

Также будем признательны за обращение нашего внимания на спорные комментарии, которые можно понять превратно и не в пользу сообщества.

"Предместья мысли. Философическая прогулка" Алексей Макушинский

Фило-софистика

Вас положат — на обеденный,
А меня — на письменный.
Цветаева.

На осине не растут апельсины, на апельсине растут, а сын великого писателя не может не унаследовать некоторого количества генов литературной одаренности, хотя бы даже к самореализации позвала его отличная от родительской стезя. Алексей Макушинский сын Анатолия Рыбакова и он хорошо пишет. Нет, прежде не читала, даже не слышала до финала прошлогодней Большой книги, в котором был отмечен, тогда же книга и попала в читалку - зрительское голосование этой премии предполагает свободный доступ к произведениям-финалистам. Вот только теперь собралась прочесть.

Collapse )

Что, если Кант и Кьеркегор понятнее и ближе мне, чем Камю и Сартр, надобно пойти и убиться ап стенку? Вот кстати же, свободы окончательного выбора, осуждаемой всеми религиями, моя религиозность меня не лишает. Сколько понимаю, это один из основных упреков автора вере. Но за исключением воинствующего атеизма, отличная книга. Интересная и познавательная.

Яцек Дукай. Иные песни

Потрясающий философско-фантастический роман от польского писателя-фантаста нового поколения. Он порождает множество размышлений на досуге, от поведения школьников в классе, элементов древнегреческой философии и до особенностей стирки белья в стиральных машинках активаторного типа.



Collapse )
  • Current Music
    Matt Bukovski & Tiff Lacey - Speak Your Name (Extended Mix)

Лосев А. Античная философия истории.

Скажите, из какого языка происходит слово «история»? 

Правильно – из греческого.

А кого называют «отцом истории»?

Снова банальщина – Геродот из Галикарнасса, всё верно. Не Сыма Цянь, не Вьяса. Грек Геродот.

Именно греческое наследие, вместе с римским, и определило каноны  историописания в европейской науке, задало общую форму повествования,  заложило определённые нормы так называемого «историзма». Конечно,  современные историки реже взывают к теням Геродота и Фукидида, чем это  делаю философы в отношении досократических школ, но их отражение всегда  есть, было и будет в работах любого историка, так же как отзвук  простейших одноклеточных жив в современном человеческом организме. Они  не уйдут в прошлое.

Но стоит помнить, что Геродот и Фукидид, и иже с ними – часть большой  греческой цивилизации, которая находится весьма далеко от нас, и  обладает глубочайшей культурной спецификой. Любые тексты, выдернутые из  контекста своей эпохи, сильно теряют в своей ценности, ведь нам будут  неясны сами их творцы, и мы будем автоматически примерять к ним нормы  своей культуры, своего мышления. Именно поэтому необходимо заглянуть за  кулисы историософской кухни древнегреческих историков, и понять, как они  видели свою собственную историю.

 

Collapse )

Лосев А. История античной эстетики. Т. 2. Софисты, Сократ, Платон.

Лосев А.Ф. История античной эстетики. Софисты. Сократ. Платон Общее   введение в античную эстетику периода зрелой классики М. Изд-во   Искусство 1969г. 715 с. твердый переплет, бум. суперобл., обычный   формат.

Данное эссе-рецензия не претендует на глубокую компетентность автора в  вопросах истории античной философии или творчества Алексея Лосева, и  носит скорее обзорно-полемический характер.

…Важнейшим документом взрывного развития человеческой мысли служит  древнегреческая философия. Любой, кто интересуется развитием  человеческой мысли, поневоле возвращается к крупным фигурам Платона и  Аристотеля, Демокрита и Пифагора, Плотина и Прокла. Именно  древнегреческая философия, а не атомистские идеи Прашастапады или  логические конструкции Мо-Цзы. Любой философ в самом начале своих  изысканий вынужден прикладываться к этому источнику мысли, в силу его  гигантского культурного шлейфа, видимого и ощутимого по сию пору. 

Почему именно они? Философы Древней Греции представляют собой опыт  непосредственно миросозерцания, фактически, на основе рефлексии  собственного опыта и придания зримых очертаний своей картине мира,  особенно это проявляется в досократической философии. Рождение  математики посредством геометрии, вычисление простейших закономерностей  мира механики и движения, первичные мосты причинно-следственных связей,  каждый из которых прокладывался по «нови» - вот что привлекает внимание  любого мыслителя. Незамутнённый чужим опытом зрак…

 

Collapse )
лаванда с книгой

«Остаток дня» Кадзуо Исигуро

Благодаря вот этому посту : https://carpe-libros.livejournal.com/227779.html прослушала роман «Остаток дня» Кадзуо Исигуро. О нем пишут, что "В 1989 г. за "Остаток дня" Исигуро единогласно получил Букера (и это было, пожалуй, единственное решение Букеровского комитета за всю историю премии, ни у кого не вызвавшее протеста)".

Мне роман тоже очень понравился, с одной стороны, достаточно глубокой философией на самые обыденные темы, с другой, красотой изложения, а с третьей, своей неоднозначностью. Это роман, о котором хочется говорить. Обсудить его очень интересно! Я сейчас накидаю своих мыслей и впечатлений, а если кто-то прочтет и захочет поделиться своими, то буду рада.

Так, временами мне казалось, что это просто пародия. Главный герой как бы не совсем полноценный человек. Все в нем: стремления, мысли, поступки и желания подчинены одной цели — быть самым лучшим дворецким. Но, блин, ведь даже у лучших футболистов, которые зарабатывают свои миллионы, есть семьи. А здесь у человека нет ничего своего. Всю жизнь, как и его отец, еще один великий дворецкий старой школы, он отдал тому, чтобы как можно лучше выполнять свои профессиональные обязанности. Его отец умер на службе, но у него хотя бы была семья, а у нашего главного героя нет ни семьи, ни даже мыслей о личной жизни (а как же секс?). Комната, в которой он живет, похожа на тюремную келью. В свободное от работы время он читает дешевые романы только для того, чтобы улучшить английский, ну, а когда встречается и пьет какао с экономкой, то, опять же, только для того, чтобы поговорить о работе. Словом, он похож на хорошо заведенные часы, методичная жизнь полна труда и всегда неизменно подчиненна одной цели.

"Великие дворецкие тем и велики, что способны сживаться со своим профессиональным лицом, срастаться с ним намертво; их не могут потрясти никакие внешние обстоятельства, сколь бы внезапными, тревожными и досадными ни были эти последние. Для великих дворецких профессиональный облик – то же, что для порядочного джентльмена костюм: он не даст ни бандитам, ни стихиям сорвать его с себя на людях, а разоблачится тогда, и только тогда, когда сам того пожелает, и непременно без свидетелей. В этом, как я говорю, и состоит «достоинство»".Collapse )

"Актуальность прекрасного" Ганс-Георг Гадамер

Герменевтика, учит исследованию истинного смысла даже глубоко ложного суждения.

Герменевтика. потому что интерпретация во всех возможных значениях, давно занимает меня. Феномен, описываемый, как: есть речи, значенье темно иль ничтожно, но им без волненья внимать невозможно - имеет место, значит должен быть и тот, кто растолкует смысл. В сути то, чем занимаюсь изо дня в день, есть прикладная герменевтика, применимая к тексту; перетолкование с русского на понятный. Гадамер, потому что вспомнился первым из светил герменевтики. С тем же успехом на его месте мог оказаться Гуссерль или Хайдеггер, особого пиетета именно к этому ученому не питала. Однако рада, что начала с него, потому что его стиль и манера изложения кажутся ясными, не перегруженными чрезмерным академизмом, уважительными к читателю.

Collapse )

Остальные статьи сборника не настолько заинтересовали, а всего вернее, с ними оказался превышен предел способности восприятия сложных текстов. Какие-то мысли без сомнения отложились в памяти и с ними, но взявшись подробно излагать, рискую превратить отзыв о книге в бесконечную историю. В любом случае, чтение "Актуальности прекрасного" стало интересным и полезным опытом и снабдило действенными инструментами интерпретации. То, что я люблю.

"Утешение философией" Боэций

Одолевшим землю, небо наградой.

Нормально, когда философский трактат читает преподаватель, ему для работы нужно. Нор­мально, когда студент (скрипя зубами и скрепя сердце) — ему для учебы. Ненормально, когда я, на сорок девятом году жизни, никакого отношения к философии не имеющая и не само­го большого ума. Однако потребность читать работы философов время от времени настига­ет с неотвратимостью категорического императива, и, не умея противостоять, берусь за то, до чего удается дотянуться: от Платона до Кьеркегора. Наверно потому, что чтение фило­софии особым образом организует мышление, на некоторое время придает аморфному чет­кую структуру. Для интеллекта как профилактический визит к стоматологу для полости рта. Нет, не ужасное сравнение: «Из­вестно ли тебе, – говорит она, – что все сущее дотоле длится и существует, доколе оно едино, но гибнет и разрушается, как только перестает быть единым?» Необходимость содержать в порядке ум для меня залог единства. Есть ли для тебя что-нибудь драгоценнее тебя самого?

Collapse )

Книга пятая посвящена большей частью предвиденью и предопределенности и тут уж я заблудилась в сумрачном лесу. Никак не хватило моего малого разумения на постижение хитросплетенных аргументов. Спасла внутренняя непоколебимая убежденность в том, что мир устроен правильно и справедливо в глобальном смысле, как бы локальные его проявления ни убеждали наблюдателя в обратном. Полагаю, что главный посыл пятой книги в том и заключается.

"Так говорил Заратустра" Фридрих Ницше

Слишком скоро протягивает одинокий руку тому, кто с ним повстречается. Иному ты должен подать не руку, а только лапу - и я хочу, чтобы у твоей лапы были когти.


Ницше такая же часть культурного контекста, как Платон, Кант, Кьеркегор, Лао цзы - можно за всю жизнь не прочесть у любого из них ни строчки, но не иметь минимального представления невозможно. На основании такого рода представления, Фридрих Ницше в моей табели о рангах был изрядным позером и выпендрежником. Разного рода высказывания, поднятые на знамя носителями расхожей эрудиции: от нигилистического "Бог умер" до сексистского "Ты идёшь к женщинам? Не забудь плётку!" и провокативного "Падающего толкни" - не добавляли привлекательности. А была ведь еще идея сверхчеловека и мутная история о Гитлере, ценившем "Так говорил Заратустра" едва ли не вровень с "Майн Кампф". Сумасшествие, которым завершилась жизнь мыслителя, тоже не добавляло желания ближе спознаться с его трудами.

Collapse )

Каждый ищет в книге ответов на свои вопросы, для меня моменты высочайших откровений перемежались немалой протяженности отрывками, которые оценивала как "чушь собачья" и what of... Но умение оценивать тексты моя встроенная опция - да, "Так говорил Заратустра" великая книга.

"Рельсы" Чайна Мьевиль



Мелвилл? Мьевиль!

- …Тем временем, - продолжал гигант, - моя философия стремительно уносилась от меня за горизонт. Понимаете? Прихватив с собой мою ногу. - Да, у него и вправду не хватало одной ноги, отметил Шэм. Он подумал, что капитаны временами должны жалеть о том, что имеют лишь два типа конечностей, которые могут похитить у них объекты их страсти. То есть групп всего две: человек руки и человек ноги; вот были бы у людей еще хвосты, или цепкие щупальца, или пара крыльев, тогда шрамов, дающих поводы для философствований, стало бы несравненно больше. -


Если вы спросите, за что люблю Мьевиля, я отвечу: он не халтурит. То есть, разумеется, любить писателя за один только добросовестный профессионализм было бы странным. И да, Чайна Мьевиль талантлив, ярок, оригинален. Создает миры, непохожие ни на что, виденное ранее. Заселяет свои пространства диковинными тварями: людьми, не вполне людьми, совершенно не людьми, но всегда действующими в русле внутренней логики - собственной и мира. Он большой умница, антрополог, социолог, экономист, а собственные марксистские взгляды пропагандирует с настойчивой сдержанностью лишь там и тогда, где и когда это уместно.

Collapse )
И что, все это не выглядит солянкой сборной? Ни чуточки. Нарратив превосходен. действие динамично, страсти кипят, дружба и ненависть густоты и крепости необычайной. А наткнувшись на очередную аллюзию, расшифровываешь ее с радостным предвкушением ребенка, снимающего фантик с конфеты. Мьевиль и с янгэдалтом превосходен. Но с этого начинала - не халтурит.