Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

феникс

Модераторское

В связи с изменением правил Livejournal мы начинаем строже относиться к книгам и запросам на политическую, национальную и религиозную темы, так как не хотим последствий, связанных с Российским законодательством.

Просьба более вдумчиво относиться к комментариям, любой комментарий, который можно истолковать как розжиг конфликта на указанную тему - бан сразу и без предупреждения.

Также будем признательны за обращение нашего внимания на спорные комментарии, которые можно понять превратно и не в пользу сообщества.

"Книга о Петербурге" Сергей Носов

Пан Ленинград, я влюбился без памяти в ваши стальные глаза

-  Вы серьезно? О Петербурге уже все есть.
-  Да ладно! Моего нет.

Теперь есть, и это хорошо для всех нас. Тех, кто любит читать, кто любит Питер, кто живет в нем, кто бывал или мечтает съездить. Он, правда, отличается от большинства российских городов хотя бы этой всеобщей устремленностью. Я на своем полувековом веку ни разу не встречала того, кто мечтал бы съездить в Тулу, например, хотя там пряники и самовар. Или в Тверь. Да даже в Самару. В Москву - да, все советские люди, я в их числе ощущали категорически императивную необходимость побывать на Красной площади, в мавзолее Ленина и на Казанском вокзале, где фанта из автомата. Но по субъективным ощущениям, чтобы насытиться московскими впечатлениями, хватило первых суток проездом: на площади побывала, Кремль и собор Василия Блаженного увидела, в мавзолей наша группа не попала - там было закрыто на ремонт (демонстрировали друг другу разочарование, но в глубине души были довольны, что не пришлось два часа стоять в очереди) фанты выпила. Все следующие визиты в Москву были сугубо деловыми, с привязкой к конкретным целям, суетой сует.

Collapse )

Качественная проза, стилистически комфортная, часто забавная. Много о мистических, чисто питерских совпадениях, при том, что книга свободна от разного рода мистики и конспирологии. И совершенная влюбленность автора в предмет изображения, которая не может не передаться читателю. А что может быть прекраснее, чем заразиться любовью, правда?

trud
  • lynx9

(no subject)

Мистическая история о монастыре и привидениях

В детстве я читала один роман, не помню автора и с тех пор не получилось найти. Может кто вспомнит.
Роман в готическом духе, в котором фигурировал монастырь и картина в оном. Картина изображала монахиню и с этим была связана драматическая история. Монахиня была то ли грешница, то ли невинно пострадавшая. Кажется, эта монахиня являлась приехавшему туда на постой юноше в качестве привидения. Действие происходит в 19м веке или еще ранее.

upd: Как ни странно внезапни нашла сама
РИХАРД ФОСС Камальдолянка
В сети есть в сборнике "Мертвый Гость".

"Сага о Щупсах" Том Шарп

Проблема нахождения мужа в Нортумберленде
Должна же быть на этом пляже хоть одна нимфоманка. Но как ее обнаружить? Вряд ли уместно ходить по пляжу и выспрашивать у каждой.

При случае попробую читать его еще, но первое знакомство с Томом Шарпом не назову удачным. Может быть проблема в том, что "Щупсов" он написал в возрасте восьмидесяти лет, которые вряд ли кто рискнет назвать временем творческого расцвета? А может абсурдистский юмор просто не совсем мое. Не нахожу забавным ни того, что очередная #онажемать! превращает, и без того не блещущего красотой и талантами сыночка, в совершенно затурканное создание; ни того, что папаша, утомившись смотреть на отпрыска, как две капли воды похожего на себя самого, бросается на него с ножом. Это что вообще, это зачем?

Collapse )

Единственное, что по-настоящему круто - концепция злобного матриархата Щупсов, когда девицы столь уродливы и мужеподобны, что вынуждены женить на себе мужиков силой. Хотя обыкновение удушать собственных младенцев мужеска пола как-то не вызывает живого отклика. Такого рода профанно-живодерский феминизм за пределами моего чувства смешного. Резюмируя: не сложилось у песни начало.

Портрет

Вера Скоробогатова "На пути в Иерусалим"

Эта книга о верности и порядочности, о любви к Родине, к семье и к ближнему ~ через тернии и пороки. О победе добра и света в человеческих душах!
Психологическо-историческо-философско-приключенческий роман "На пути в Иерусалим" (В.Скоробогатова, 2020, 510с). Интеллектуальная, художественно-документальная проза на основе работы в отделе "Чрезвычайные ситуации" (МАНЭБ), пристальных наблюдений, изучения источников
и, конечно, на основе путешествий автора (Россия, Европа, Египет).

Collapse )

Travels in the Scriptorium by Paul Auster

Цени в себе свинец
Try to remember. That's all I ask of you. Try. Попробуй вспомнить. Это все, о чем я тебя прошу. Попытайся.

Старик просыпается в комнате со спартанской, впрочем наводящей на мысль об отменном качестве, обстановкой. Всего по минимуму: кровать, стол, стул, но все дорогое Даруемое опытом умение оценки, единственное его знание. Больше ничего. Что за место? Больница, санаторий, дом престарелых, тюрьма для привилегированных узников - наконец. Кто он? Не помнит собственного имени, адреса, семейного положения, рода занятий. Сколько ему лет? С равной долей вероятности может быть от шестидесяти до ста.

Collapse )

О Travels in the Scriptorium ("Путешествиях в скриптории"), написанных в две тысячи седьмом, говорят, как о романе вобравшем в себя не только основные черты, и мотивы предыдущих книг Остера но и большинство персонажей написанных им прежде книг обрели пристанище на этих страницах. Такое промежуточное подведение итогов, подобное тому, какое устроил Воннегут в "Синей бороде", поместив на картину Карабекяна героев всех своих книг.

Знатокам остерова творчества разгадывание этой шарады может доствить немалое дополнительное удовольствие. Вот Зиммер из "Книги иллюзий", Гласс и Куин из "Нью-Йоркской трилогии", Анна - "В стране уходящей натуры", Флойд - "Музыка случая", постоянное головокружение Бланка - не отсылка ли к "Мистеру Вертиго"?

Интересный постмодернистский роман, не самый уютный для ценителя линейного нарратива и разного рода "от забора до обеда", но если вы не прочь побродить по саду ветвящихся тропок, милости прошу.

опознать повесть\рассказ советского писателя

друзья, я снова с незакрытым гештальтом из советской литературы. помогите опознать.
короткая повесть или рассказ советского писателя. читала в конце 80-х-начале 90-х. писатель по-моему мужчина. и кажется, не столичный, а региональный. возможно сибирский (это не точно).
повествование ведется от лица главного героя - мужчины. действие происходит скорее всего в конце 60-х начале 70-х годов 20 века. главный герой и его друзья по-моему, геологи. жену главного героя зовут Ветка. у нее русые прямые волосы. там очень романтично описано, как герою нарвится запах волос жены, ощущения, когда они прикасаются к его лицу. у главного героя и его жены есть сын. не помню как его зовут. возраст, кажется, дошкольный, но не младенец. главный герой с семьей живут временно в квартире друзей, которые куда-то уехали. возможно, в экспедицию.
у героев хорошая компания друзей. все о них не помню. помню только пару, которые составляют как бы вторую главную сюжетную линию во взаимоотношениях главного героя. это пара без детей. друг тоже геолог. его жена не помню, кто по профессии. кажется, жену зовут Наташа(это не твердо). она самая красивая и яркая женщина в их компании. и еще выделяется таким эксцентричным поведением. она могла положить голову на плечо одному из друзей в компании, пошутить про любовную связь между ними. но все знали, что это делается только при всех, и что она никогда не позволит себе таких шуток наедине и не в присутствии жены. и вот у героя и этой Наташи был один секрет. однажды он вернулся неожиданно домой и услышал, что в ванной шумит вода, а дверь приоткрыта. он подумал, что это его жена Ветка, находясь одна дома, моется не закрыв дверь, представил ее возмущение и веселые препирательства и все остальное и улыбаясь вошел в ванную. в ванной под душем стояла Наташа и мылась. она обернулась, увидела его и не закричала, не прикрылась, не присела, а продолжала спокойно мыться с незадернутой шторой. если бы она выдала стандартную реакцию, он бы тут же вылетел бы из ванной. а тут, он как-то оторопел и глупо улыбаясь остался стоять в дверях. она даже что-то у него спросила, как будто они встретились в парке. а потом лениво протянула руку и медленно задернула шторку. он вышел. потом уже пришла Ветка с сыном. оказалось, что у этих друзей отключили воду нескоько дней как, и Наташа попросилась к ним помыться. они ужинали. и Наташа, поглядывала на него и усмехалась.
му Наташи уехал в какую-то дальную экспедицию и что-то там самоотверженно искал. она поехала за ним, но жила в поселке недалеко от экспедиции. работала то ли телефонисткой. что-то такое. не по ее специальности. и вот главный герой приезжает туда по делам. они встречаются с Наташей. оба рады друг друга видеть, как близкие друзья. она приглашает его прийти к ним в квартиру вечером на ужин. и что-то вроде, чтобы хоть куревом в доме запахло и с близким человеком поговорить, поесть. муж давно в экспедиции. из одной в другую. он приходит. она жарит зразы - фирменные свои мясные котлеты с зеленым луком. потом кажется погас свет. и вот их разговор заходит далеко. и случается страстный секс, спонтанно для обоих. он слышит звон вылетающих из волос Наташи на пол шпилек. потом Наташа горько плачет, у нее случается прямо истерика,  ее как будто прорывает после долгого сдерживания, и она говорит ему, что она никогда не изменяла мужу. и он вдруг понимает, то, чего никогда в ней не видел, что она принесла на алтарь мужниной работы все в своей жизни: свою карьеру, возможность родить ребенка и даже свою чувственность. не ропща, никогда не озвучивая своих собственных желаний и планов.
Потом помню эпизод, как они собираются все вместе и друг, смеясь, говорит главному герою, что мол, думаешь не знаю, как ты наташкины зразы лопал. главный герой пугается, а Наташа говорит ему, что у мужа на почве чего-то обостряется телепатия, и смеется.
Дальше там что-то происходит через какое-то время, мужа Наташи долго нет из экспедиции и главный герой едет туда к нему. и находит его сидящим в палатке и парящим распухшие больные суставы в совершенно ужасном состоянии. они там о чем-то говорят. ругаются. короче, они его вытаскивают из экспедиции, отправляют в больницу. кажется, он таки нашел то, что искал. по-моему потом у Наташи с мужем рождается ребенок. и главный герой видит их, видит как изменилась Наташа. что яркость и манкость ее поубавилась, но какая она счастливая в материнстве. вот все, что помню.

нашла сама. Владимир Мазаев Грозовая аномалия (не Наташа - Алиса. муж Алисы - Владимир)

"В советской тюрьме" Соломон Бройде.


" ... эти чистые глаза, этот уверенный взгляд он видел в Таганской тюрьме в 1922 году, когда и сам сидел там по пустяковому делу."  (c) "Двенадцать стульев" Илья Ильф, Евгений Петров.

Очень интересный экспонат, настоящая библиографическая редкость 1923 года издания, от советского "Аль Капоне" от литературы, искренне ненавидимого своими более знаменитыми коллегами, как те же Ильф и Петров, за редкую, даже для совписов, беспринципность, барство и широкое использование литературных негров.
Начало было знакомству было положено упоминанием бройдевского "В плену у белополяков" как примера наглого переписывания и присваивания реальных дневников очевидцев тех событий наемными писателями с последующей минимальной редактурой и изданием под своим именем. Скачав электронный формат и начав читать сталкиваешься со специфическим стилем журналюг Серебряного века, со всеми этими зачастую неуместными  красивостями и рефлексиями. Словом, знаменитый "Маховик - Принц Датский", но не про трамвай, а про войну и плен.
Желание, все же узнать, каков же был оригинальный стиль, будущего плантатора на ниве литературы, я нашел сканы данной книги, его первой книги в качестве писателя новой страны и новой власти. При всей моей нелюбви к чтению сканированных страниц я увлекся и быстро проглотил ее за сутки. Видимо это первое, уж простите за повторяющееся сравнение, документальное произведение о советской тюрьме изданное, к тому же, не эмигрантом и не заграницей.


Для современного маркетинга я бы предложил слоган "Меньшевик на передержке, или как я перестал беспокоиться, перековался и полюбил Советскую власть". Всем советую не пропускать предисловие Мещерякова, довольно точно замечающего, что автор уж слишком перебарщивает со степенью облагораживающего эффекта советских мест лишения свободы и их роли в создании новой личности. Вообще, становится ясным за что большевики брезгливо презирали "попутчиков" из меньшевиков, в основе бывших полными ничтожествами, не знающими как уж как погибче прогнуться, посильнее унизиться, получше лизнуть новым хозяевам жизни.



Но если отрешиться от авторских заморочек, то предстает интересная картина шестнадцати месяцев 1920-21 годов в стенах Бутырской, Лефортовской и Таганской тюрем, времени когда массовые расстрелы как метод решения проблем сходят на нет и начинается возврат к классической пенитенциарной системе. Самым тяжким периодом является начальный двухнедельный "карантин", в течении которого заключенные реально заперты по камерам и не имеют права на получение передач и свободного графика хождения "на оправку".
Затем же начинается переход в свой корпус и коридор с заселением в камеру и вот тут начинается режим который сходен разве, что со скандинавскими тюрьмами, причем даже не для уголовников, а скажем для мигрантов перед депортацией:
Collapse )
book
  • 5x6

О картинках и цитатах

В последнее время участились случаи, когда нам приходится отвергать посты, напичканные визуальным материалом, порой совершенно бестолковым, как, например, фотография того, что автор рецензии кушал, когда читал рецензируемую книгу.

В связи с этим хочу напомнить, что это сообщество - для обсуждения книг, а не для создания художественных коллажей. Основной материал вашего поста - ваш авторский текст. Если цитаты из текста и графические иллюстрации занимают больше места на экране, чем ваш текст - значит, их слишком много.

Доп. материал должен иллюстрировать ваши мысли. Если вы хотите обсудить иллюстрации к определенному изданию - флаг в руки, и размещайте обсуждаемые иллюстрации. Если вы обсуждаете язык произведения и хотите проиллюстрировать те особенности, о которых говорите - цитируйте. Но мы не пропустим пост, состоящий из трех фраз типа: «Прочитал Моби Дик, и мне понравилось, хотя и затянуто», плюс портрет Мелвилла, обложка трех изданий книги, три кадра из экранизации, клип о китах, песня про капитана Ахава и кружка из Старбакса. Плюс страница цитат.

Еще раз: если вы не можете показать пальцем, где в тексте вашей рецензии идет отсылка к цитате или картинке, скорее всего, им там не место. Исключения возможны, но, как правило, это так.

И последнее. Если уж вы вставляете картинку, то делайте это грамотно. Осмысленного размера, и, идеально, так, чтоб ее обтекал текст.

"Гений места" Петр Вайль

..., а человек красит место
На линиях органического пересечения художника с местом его жизни и творчества возникает новая, неведомая прежде, реальность.

А в самом деле, что раньше: курица или яйцо? Место красит человека или человек место? Забавно, что до этой книги Петра Вайля, воспринимала поговорку лишь в применении к социально-карьерной сфере - места в общественной иерархии. Неважно, мол, что N начальник, а NN простой землекоп, если первый ничего не соображает в том, что делает, ленив и необязателен, так и не будет ему почета, а хорошего добросовестного работника даже занимаемое им скромное место не лишит уважения окружающих. Как-то так, чушь, конечно. Мусорщика, как бы ни был хорош со своими баками, никогда не оценят по той же шкале, что банкира или телеведущую, хотя бы и небольшого ума.

И только с "Гением места" впервые приложила народную мудрость к географическим координатам, впервые осознав: а вот здесь работает. Сам по себе факт рождения/проживания в Нью-Йорке, Париже или Москве не делает горожанина исключительно интересной персоной. Хотя выгодно отличает его от жителя деревни Большое дышло. Куда важнее концентрация ярких, талантливых, трудолюбивых и предприимчивых людей, приехавших в любой из мегаполисов хотя бы и из села Гадюкино, создающих неповторимую ауру этого места: "Питер - культурная столица", "Москва никогда не спит".

Collapse )

Резюмируя: "Гений места" - сборник совершенных по форме и замечательных по содержанию историй, который нельзя причислить ни к одному из традиционных жанров. Путевые заметки, культурологическое исследование, литературоведческая эссеистика, рассказы об архитекторах, музыкантах, живописцах, гастрономический травелог - все это и не только. Тот случай, когда целое много больше суммы составляющих. Совершенный читательский восторг, подаренный встречей с умным, эрудированным и талантливым автором.