Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

феникс

Модераторское

В связи с изменением правил Livejournal мы начинаем строже относиться к книгам и запросам на политическую, национальную и религиозную темы, так как не хотим последствий, связанных с Российским законодательством.

Просьба более вдумчиво относиться к комментариям, любой комментарий, который можно истолковать как розжиг конфликта на указанную тему - бан сразу и без предупреждения.

Также будем признательны за обращение нашего внимания на спорные комментарии, которые можно понять превратно и не в пользу сообщества.

"Грязь кладбищенская" Мартин О’Кайнь

- А еще он украл брюки у Сестры Священника. Сын Шаниня Лиама и какие-то ребята из Старого Леса видели их на дочери Придорожника, когда она была на болоте. Только поверх них она носила платье.
- Это та кошелка, с которой мой сын водится? Да! Теперь она будет сниматься на карточки в этихз брюках. Еще больше позора моему сыну.

Ирландская литература, она такая, хм, своеобразная. Я довольно много и разной читала, встречаются и относительно легкие для восприятия авторы, как Джон Бойн, Анна Бернс или Салли Руни. Но Мартин О`Кайнь пополнит в моей табели о рангах ряд условно сложных. Не сравнивая уровня дарования - Джойс, Беккет, Флэнн О'Брайен в равной степени прекрасны и нечитаемы. Теперь список книг, которые имеет смысл помечать ярлыком: "Выполнено профессионалами. Не пытайтесь повторить в домашних условиях" пополнит "Грязь кладбищенская". То есть, если вы без памяти влюблены в Изумрудный остров, а день св.Патрика отмечаете с истовостью собственного дня рождения, то вам сюда. В противном случае, настройтесь на то, что будет трудно.

Collapse )

Максим Немцов назвал это самым болтливым кладбищем на свете. Не могу не согласиться. Оно не только болтливое, но еще и невероятно склочное. высокая трагедия здесь низведена до уровня фарса. Мы уже встречались с говорящими покойниками в "Истории с Кладбищем" Нила Геймана и "Тихом уголке" Питера Бигля, в обоих случаях это были захватывающие, печальные, романтичный, но и парадоксально жизнеутверждающие истории. С O`Кайнем в точности наоборот. Подавляющее большинство насельников этого погоста при жизни были людьми грубыми, ограниченными, злонравными - такими и остались. Хотя, знаете, у Ирландии из всех западных стран больше всего сходства с Россией. Тоже воруют и пьют, дураки и дороги. Так что, вполне возможно, общий язык будет легче найти, чем кажется.

И как только восходил молодой месяц, ноздри его исторгали три сопли: одну золотую, одну серебряную и одну старинную гэльскую соплю.

Помогите вспомнить название и автора рассказа

Небольшой рассказ, автор зарубежный. Юмористическая история про черта (демона?) и человека. Демон хочет получить душу человека (вроде как демон что-то сделал для него в прошлом и уговор был, что он заберет душу, как только мужчина признает его присутствие (кажется)) и весь рассказ демон пытается заставить человека заметить себя какой-то мелочью вроде исчезновения ключей и появления их на новом месте, но человек постоянно на такие моменты реагирует "ничего необычного, наверное, сам переложил и забыл" - постоянно реагирует так, будто все хорошо, ничего странного, что бы ни происходило. Демон потихоньку начинает беситься и сомневаться в собственных силах, его к тому же отчитывают в аду и обещают наказание тк душу пора давно забирать, а он никак не может этого добиться, над ним даже кажется начинают насмехаться. В итоге он выходит из себя и устраивает катастрофу в доме с летающей посудой, вазами, гремит всеми шкафами, едва не калечит мужчину (или даже калечит). Дочери мужчины в шоке, кричат, что происходит какая-то чертовщина, но мужчина продолжает в своем духе: "все хорошо, ничего странного, подумаешь, посуда летает". После происшествия мужчина выпроваживает дочерей и повествование начинается как бы от его лица, и конечно же он прекрасно понимал, чего добивался демон, но постоянно сохранял спокойствие и делал вид, будто ничего не происходит в надежде, что демон устанет и оставит его в покое. Чем в итоге заканчивается не помню, кажется, демон все же сдается, а мужчина спокойно продолжает жить.
Заранее спасибо!

"Гномон" Ник Харкуэй

Итак: дверь, которую можно открыть или закрыть; комната, что существует только иногда и лишь для имеющих глаза, чтобы видеть. Нужен ли вам ключ? Thus, a door that can be opened or closed, a room that exists only sometimes and only to those with the eyes to see. Would you like a key?

"Гномон" тренд сезона. По крайней мере, был таковым, пока COVID-19 не вытеснил из умов и сердец прочие темы. На фоне коронованного вируса меркнет все, способное держать внимание. Что уж говорить о фантастическом романе, изначально заявленном как интеллектуальный, объемом под девять сотен страниц. Если бы еще тема как-то корреспондировала со злобой дня, вроде кингова "Противостояния" или "Станции Одиннадцать" Мандел. Но нет, реальность "Гномона" даже и не Мир, который сгинул, а вовсе утопия. Я не оговорилась, не антиутопия "1984" с Большим Братом, перманентно подозревающим граждан в мыслепреступлениях. Но идеально сбалансированное общество, где тотальный контроль "Свидетеля" диагностирует тупики на ранней стадии прохождения.

Collapse )

Пятым будет загадочный Гномон, сверхинтеллект, способный творить и разрушать миры, трансформировать законы Вселенной. Которому для его непостижимой миссии необходимы все четверо творцов: писательница, эзотерик, математик, художник и охотница (Нейт одно из имен египетской богини охоты и войны, на всякий случай) - отражение Дианы Хантер. Такой зеркальный коридор, необходимый для странствия в иные пределы. То, что в культуре обозначается словом Катабасис - схождение. В Сути, пятый роман Ника Харкуэя есть нисхождение и последующий подъем по пяти концентрическим кругам. Действие. трансформирующее мир. Читать интересно, концовка великолепная.

На самом деле, чувства дополняют друг друга и каждое из них питает остальные. Труднее услышать кого-то. если вы не видите движения его губ. Труднее отличить холод от сырости, не ощущая запахов. In fact, the senses are complementary, each feeding the rest. It’s harder to hear someone if you cannot see their lips, harder to tell the difference between coldness and wetness if you cannot use your nose.

"Станция Одиннадцать" Эмили Сент-Джон Мандел

Мы бродячие артисты, мы в дороге день за днем.
И фургончик в поле чистом - это наш привычный дом.
Мы великие таланты, но понятны и просты...

В версии постапокалипсиса от Эмили Сент-Джон Мандел с цивилизацией покончит Грузинский грипп. Такой же мгновенный и смертоносный, как Капитан Трип кингова "Противостояния". Большая часть сцен, связанных со смертельным вирусом, тоже нарочито скопирована у великого предшественника. И это ни в коем случае не обесценивает романа. В общем, он не о том, а причина трагедии выбрана как наименее разрушительная для предметного мира. Любая катастрофа планетарного или космического свойства потребовала бы серьезной проработки среды, усложнила и утяжелила книгу, не добавив ничего, кроме объема.

Collapse )

Миранда начала работу над "Станцией..." девчонкой, а закончила через много лет, оставив позади замужество с Артуром, крушение брака, став успешным финансовым аналитиком. И вот книга наконец увидела свет. По странному совпадению в вечер последнего спектакля, в последний вечер нашей прекрасной жизни. Она успеет подарить бывшему мужу пару экземпляров, один из которых достанется Кирстен, бывшей тут же, а другой попадет к восьмилетнему сыну актера, сыграв судьбоносную роль в жизни обоих.

Хорошая книга. Не постап, скорее Carpe diem. И еще о том, что когда у тебя есть нечто высокое, чему служишь изо дня в день, с кризисами легче справляться.

Я могу отбросить почти все, думает она, и начать заново. Не изменится только «Станция Одиннадцать».

"Чудесный нож" Филип Пулман

Она шагнула вперед со счастливой улыбкой, потому что Ямбе-Акка была весела и беззаботна, ее визиты приносили радость. Ведьма подняла залитое слезами лицо, а Серафина наклонилась поцеловать умирающую, и бережно вонзила свой нож ей в сердце.

Нож, о котором речь в эпиграфе, вовсе не тот, что в заглавии второй книги "Темных начал" Филипа Пулмана. Здесь обычный, ну, насколько вообще может быть обычным атрибут ведовства. Им верховная ведьма Серафина Пеккала прервет мучения своей товарки под пыткой инквизиции. Милосердная смерть в одной из первых сцен книги задает тон всему повествованию. Как бы говоря: если вы ищете розовых соплей и единорогов, какающих жемчужинами - вам не сюда.

Collapse )

Будет много дивных и страшных приключений, рассказать обо всех у меня ни желания, ни возможности. И вторая книга снова не закончится промежуточным хеппиэндом, а завершится, как Пулман умеет это делать, тревожным напряженным ожиданием - что дальше? Ну а Роджер, что с ним? Найдет Лира друга, спасет? Спасти, это вряд ли в таких обстоятельствах. Но да, найдет. И освободит.

Диккенс. Домби и сын. Концовка романа

Увидел я тут на днях на ютубе аудиокнигу "Домби и сын" (роман Диккенса) и решил посмотреть, что там в конце в оригинале (вот не помню уже и почему — решил-то). И увидел следующее.

Два последних абзаца романа в переводе опущены; я сперва подумал, что это или файл раньше времени кончился или чтец не дочитал, и сверился по тексту в библиотеке Мошкова, а потом сходил в другую комнату и взял 14 том из зелёного 30-томника — то же самое, увы. А ведь этот роман Диккенса — самый любимый его роман моей двоюродной бабушки... Был бы и моим, но Esther Summerson...
Collapse )