Category: происшествия

феникс

Модераторское

В связи с изменением правил Livejournal мы начинаем строже относиться к книгам и запросам на политическую, национальную и религиозную темы, так как не хотим последствий, связанных с Российским законодательством.

Просьба более вдумчиво относиться к комментариям, любой комментарий, который можно истолковать как розжиг конфликта на указанную тему - бан сразу и без предупреждения.

Также будем признательны за обращение нашего внимания на спорные комментарии, которые можно понять превратно и не в пользу сообщества.

Про самоубийство

Не могу вспомнить название и автора произведения. Небольшое по объему, скорее всего новелла. Мне кажется это Цвейг или Мопассан, потому что довольно мрачное и депрессивное по духу, но могу ошибаться. Человеку, который все потерял, приходит реклама конторы, которая организовывает смерть. Нужно у них пожить и в одну ночь, по-тихому, они пустят газ в комнату. Герой решает воспользоваться этой услугой. В процессе знакомится с женщиной, которая пришла за тем же. Они находят в друг-друге родственные души, меняют свое решение о самоубийстве и решают вместе покинуть это место. Дальше спойлер, рассказ очень интересный, после того как найдется автор и название, советую прочитать без этого спойлера.Collapse )

"Немезида" Ю Несбё

Посмотри вокруг. Люди ведь без этого жить не могут. Всеми в этом мире движут два чувства — месть и расплата.

Наше первое знакомство было катастрофой. Для меня, не для Холе, у него таких как я тридцать пять миллионов по всему свету, потому о потере одной потенциальной поклонницы может не скорбеть. А все же снеговика в гостиной на втором этаже, и маленького мальчика, убивающего маму в автомобиле домкратом (убил дедушку лопатой, норвежский вариант) до сих пор без саркастической усмешки вспомнить не могу. "Снеговика", выхватила из цикла Харри по причине экранизации: хотелось составить представление о фильме, который собиралась смотреть. Сказать, что роман оставил по себе не лучшее впечатление, значило бы сильно польстить Несбё- только что огнем не плевалась, кино смотреть не стала и поставила для себя на творчестве норвежского писателя жирный крест.

Collapse )

Третья, по порядку, но не по значению - потому что она главная в этом сюжете - линия связана с дерзкими жестокими ограблениями банков в Осло, в которых не жажда наживы окажется в итоге ключевым моментом, а, вы уже догадались, месть и возмездие. Однако кричать: "Убийца Садовник" бессмысленно, пока не дочитаешь до конца, тут использована довольно хитрая и безупречно отлаженная машинерия. Как бы сформулировать, вот: логика не пробуксовывает ни на одном из этапов. Не знаю, как вам, а мне важно, чтобы действие было логичным. Здесь с этим обстоит великолепно. Браво, Автор!

Микрорецензии

1. Клиффорд Саймак. Место смерти Такой маленький и такой прекрасный рассказ. Как изменилась бы жизнь, если бы мы знали что произойдет в будущем. Совсем в недалеком, например, завтра. Исчезнет профессиональный спорт – все знают результат еще до начала соревнований, исчезнет война и преступления. Исчезнут и сюрпризы, приятные и нет. И каждый будет знать день своей смерти до того, как она наступит. Хотели бы вы такое будущее? Ведь тогда у вас будет время встретиться со всеми, кого вы любите, доделать что-то, на что не надо много времени, но на что именно из-за этого и никогда не доходили руки, будет время принять факт неизбежной смерти. Ибо неожиданная смерть страшна. Вот ты уходишь на работу, у тебя планы на вечер, на выходные, на отпуск … и больше никогда не возвращаешься. А пока мы не знаем дня своей смерти – старайтесь говорить вашим близким, что вы их любите как можно чаще.
2. Клиффорд Саймак. Дом обновленных Последний день. Последний день, перед тем, как навсегда уехать доживать свои дни в дом престарелых. Грустно, но что делать. Жена и ребенок умерли, близкий друг вскоре последует за ними, и ты понимаешь, что тебя тут особо уже ничего не держит. Ухаживать за собой все сложнее. И вот ты едешь на речку. Туда, куда ты много раз приезжал, когда был моложе, и когда было с кем приезжать. Последняя рыбалка, а там будь что будет. Но вот ты встречаешь новый дом, которого там никогда не было. Стоит, светит окнами, кого-то ждет. Может быть тебя?
3. Ник Перумов. Молли из Норд-Йорка Начало цикла, помесь стим-панка и русских народных сказок. Хорошие русские, живущие простой пасторальной жизнью и немного с магией, сражаются против захватчиков, под которыми явно угадываются США. Ненасытные агрессоры с помощью богомерзких механических устройств ведут наступление на земли русских. И только Молли – талантливый ребенок с недюжинными магическими способностями, может изменить ход событий. Книга для подростков, читается легко, но не сказать, что мега-увлекательно.
4. Полли Эванс. Испания. Горы, херес и сиеста Этакий травелог с экскурсами в историю Испании. Англичанка из Гонконга берет длинный отпуск (по принципу “а гори оно все огнем!”) и едет в Испанию для велопробега по стране. Начиная от Страны Басков и далее в Ла-Манчу. Не могу сказать, что написано сильно увлекательно, но любителям Испании почитать можно. К плюсам можно отнести, что женщина не страдает излишней политкорректностью, и временами проходится по испанцам довольно едко:).
5. Клиффорд Саймак. Дурной пример В маленьких городах всегда есть антисоциальный человек, пьянчужка. Всего один, двум там не развернуться. И глядя на него, остальные жители стараются быть лучше. Поэтому один такой там обязательно нужен. Но с развитием робототехники нет никаких причин, почему этим человеком не может быть робот. Он вполне может показывать дурной пример, и уберечь от этого собственно людей.

"Круглый дом" Луиза Эрдрич

Отняли у нас право преследовать не-индейца, совершивших преступление на нашей земле. Так что...Took from us the right to prosecute non-Indians who commit crimes on our land. So even if ...

Читать The Round House, не поинтересовавшись, наличием/отсутствием русского перевода, не было самым взвешенным решением. Перевод как раз есть, но узнала об этом, уже заканчивая немалого объема книгу со многими хитросплетенными сюжетными линиями, к тому же, не зацепившую эмоционально. Знаю, есть читатели, для кого важно быть частью сообщества с возможностью обсудить прочитанное в хорошей компании. Есть такие, кому чтение интеллектуальный труд. Но сама из тех, которые не "от ума", а для радости. Потому, если книга на иностранном языке не цепляет, никакой сложносочиненный сюжет и красоты языка не компенсируют энергозатрат на нее. С романом Луизы Эрдрич было так.

Collapse )

В романе много всего накручено: найденная Джо в реке кукла с сорока тысячами долларов, запрятанными в туловище; вожделение мальчика к жене своего дяди, бывшей стриптизерше Соне; шантаж с угрозой убить молодую индеанку Майлу и ее младенца; следствие в стиле незабвенной Нэнси Дрю, проводимое Джо с друзьями с попадающим под подозрение священником; затонувшая в реке машина; секс, криминал, аферы и авантюры, карты, деньги, два ствола, феминизм, расовая идентификация, убийство, магический реализм, призрак, обряды и верования коренных американцев; несчастная любовь и разлученные возлюбленные, угон транспортного средства, авария, смерть. В общем, как по мне - слишком много. Не люблю "сделанных" книг. А когда так много всего, невольно думаешь, что столько ружей развешано по стенам не иначе в расчете, что какое-то, да выстрелит. Так и есть. Выстрелило. Во всех смыслах. Просто не мое.

М. Влади "Владимир, или Прерванный полет"

Увы, я опять не суперблогер((. Я опять читаю не то, что в топе. Не то, что обсуждают в инстаграме. Я читаю то, что нашла при разборе книжных запасов родительской библиотеки. И я - рада и горжусь, что хоть в чем-то я дочь своих родителей и наши вкусы хоть в чем-то совпали. И я счастлива, потому что это книга- о Любви. Той самой, которая похожа на привидение. Той самой, которую рождает влечение ума, сердца и тела.
Книга написана в виде пронзительного воспоминания-монолога, обращенного к Нему. Человеку, полное собрание пластинок которого было у нас дома. Собрание, которое Владимир Семенович при жизни так и не увидел.
Collapse )
Collapse )

"Легкая голова" Ольга Славникова

Если я чувствую что кто-то виноват в том, как я живу, значит так и есть.


А что, если бы к вам пришли облечённые властными полномочиями люди и сказали: им доподлинно известно о том, что ваше существование представляет угрозу для светлого будущего всего человечества? И лучшее, да вообще единственное чем вы можете оказаться матери истории ценным - это покончить с собой выстрелом в голову (пистолет прилагается). Именно в голову, это важно, потому что ваша голова каким то загадочным образом влияет на гравитационное поле Земли и способствует нарушению причинно-следственных связей, ведущему ко множественным катастрофам, терактам, эпидемиям etc.

Collapse )

Ольга Славникова очень хорошо пишет. Образно, метафорично, стилистически разнообразно. Ей равно хорошо даётся политическая сатира, государственный пафос, магический реализм и насыщенная бытовыми подробностями, плотная детализированная романтика. Нет, она не мой автор. Слишком мрачный беспросветный взгляд на вещи, слишком явное отсутствие всех и всяческих перспектив. Но человека, создавшего своей легкой головой аномалию, послужившую противовесом гравитации целой планеты, теперь не забуду

"Все, способные дышать дыхание" Линор Горалик

Почему страшно? – говорит молодая коза Галина, встает на ноги и начинает щипать подорожник. – Вот я живая – значит, не мертвая; а буду мертвая – значит, не буду живая. Чего мне бояться?


Что такое асон? Это происходит с миром в один не прекрасный день недалекого две тыщи двадцатого. Характеризуется многими признаками, как то: беспричинное обрушение зданий, слоистые бури, невозможность пользования электронными средствами коммуникаций. Есть еще радужная болезнь, о которой стоит сказать подробнее: на всех поверхностях открытого пространства появляется тончайшая скользкая пленка, которая видится как удивительной красоты радужный налет и сопровождается головными болями; сильными, до невыносимого, если вовремя не принять лекарство, а также искажением зрительного, слухового, обонятельного, тактильного восприятия. У всех, и вот тут мы добрались до главного.

Collapse )

Так а о чем. все-таки, книжка-то? Простыми словами? Простыми, о том, что всем нам неплохо бы вырабатывать в себе терпение и смирение, и как-то уже учиться налаживать отношения внутри, хотя бы, человеческой популяции, а то ведь может быть и хуже.

Мне кажется, Ефраим, что мы не должны ждать, когда научимся понимать друг друга. Мы должны сказать себе, что мы очень разные, мы такие разные, что, может быть, мы никогда…
Dnyarry

Герасимов. "На лезвии с террористами"



Мемуары начальника питерского охранного отделения в 1905-1909 гг А.В.Герасимова.

Куча интереснейшей информации, в том числе - про Азефа (которого он непосредственно курировал). Куча полицейских анекдотов. По сравнению с книжкой Герасимова всякие Фандорины тихо курят в уголке. Например:
... С большим трудом мне удалось успокоить Азефа. Пришлось при этом обещать ему, что Карпович будет в самом скором времени освобожден. По это было легче сказать, чем сделать. Официально освободить Карловича из-под ареста было, конечно, невозможно. Карпович не должен был знать, что своим освобождением он обязан полиции. Для этого не было иного пути, кроме устройства ему побега. Но он должен бежать, абсолютно не подозревая, что мы ему в том помогли. Это было трудное дело... Не так просто заставить человека бежать, когда он бежать не хочет</b>.
Collapse )
зок

И повсюду тлеют пожары. Селеста Инг

Кудрявые девушки выпрямляют волосы, а барышни с прямыми волосами крутят локоны. И всем кажется, что где-то там – в блондинках, в худышках, в миллионерах, в художниках, в фрилансерах, в путешественниках лучше, чем в их реальности.

И путая туризм с эмиграцией мы заглядываем в чужие жизни, очаровываемся ими и с пренебрежением посматриваем на собственные. Прямо как в Инстаграме – как не посмотришь у всех красота, веселье и праздник…

В романе Селесты Инг две семьи – Уоррен и Ричардсон и два мира – буржуазной респектабельности и творческой свободы сталкиваются и взаимно завораживают друг друга. Пёрл Уоррен, с детства кочевавшая с матерью фотографом по городам и весям, купилась на глянцевый уют большой и небедной семьи Ричардсонов, где будущее каждого распланировано и обеспечено всем желаемым, и идеальная мать семейства печет по выходным печенье. А Иззи Ричардсон, уставшая от контроля и правил, влюбилась в бесшабашность и бунтарство женщины-перекати-поле – Мии Уоррен и замечталась о такой матери и свободе есть остатки ресторанной еды, носить вещи б/у и делать настоящее искусство.

Грустная в общем-то раскладка.


Гормоны, подростки, материнские чувства, любовь, дружба, предательство, тайна рождения – звучит как второсортный дамский роман, но в целом, я бы сказала, книга лучше, чем можно подумать. Такой вполне добротный американский роман, в меру увлекательный, хотя и не без минусов. Например, нарочитый акцент на искрах, огне и пожаре выглядит очень беспомощно, что ли… Словно автор не уверена, в интеллектуальных способностях своего читателя и на всякий случай объясняет: «Ну, искра! Искра, понимаешь? Искра может быть физическая от спички, а может в душе человека. Понимаешь, читатель? В душе искра зажглась и может подарить свет и тепло, а может спалить все дотла. Понимаешь?». И ты уже изнемогаешь от этого нудного нравоучения и думаешь «Да поняла я все с первого раза, хорош уже повторяться!».

Пожалуй, из того, что мне очень понравилось в книге, я бы отметила художественные опыты Мии. Это было не просто интересно читать – хотелось достать фотоаппарат и погрузиться в эксперименты.