Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

феникс

Модераторское

В связи с изменением правил Livejournal мы начинаем строже относиться к книгам и запросам на политическую, национальную и религиозную темы, так как не хотим последствий, связанных с Российским законодательством.

Просьба более вдумчиво относиться к комментариям, любой комментарий, который можно истолковать как розжиг конфликта на указанную тему - бан сразу и без предупреждения.

Также будем признательны за обращение нашего внимания на спорные комментарии, которые можно понять превратно и не в пользу сообщества.

Под солнцем коронавируса. "Музей" Юлии Вертелы

- Национальное спасение от холода - ватник и водка. Их можно совмещать. А можно применять по отдельности.
- Лежать в ватнике на изящном диване девятнадцатого века - изысканное удовольствие. Тепло и исторично, - Костик блаженно потягивал настойку, глядя на Лизу. - Вроде ты и быдло, а вроде - часть интеллигенции. В одной руке журнал «Колокол», в другой - рюмашка. В музее можно совмещать несовместимое. Дворянские вещицы и вещи тех, кто расстреливал дворян в семнадцатом году. Всё рядом, под одним стеклом.

Ю. Вертела, «Музей»


Этим летом под солнцем коронавируса вышел роман «Музей» современной петербургской писательницы Юлии Вертелы. Вышел как электронная книга в издательстве EKSMO-DigitaL, потому что магазины с бумажными изданиями на тот момент были повсеместно закрыты.



Для тех, кто знаком с творчеством писательницы, этот роман может показаться необычным. Конечно, и здесь есть страницы с ее прежним фирменным почерком чувственной микропрозы, которую можно разобрать на афоризмы.
Collapse )

Ищу триллер...

Не уверен, что там целая серия этого автора. И не Клэнси (по библиографии проверил, не совпадает)...

Канва:

Политики для своих нужд нанимают одиночку, который выполнял частные заказы на ликвидацию разного рода важных персон в США. Предложение - уничтожить президента и еще ряд высших руководящих персон страны. Наемник берется за это.
Покушение на президента - выполняет при помощи самонаводящейся ракеты, сбивает вертолет. Но президент выживает.

Второй линией идет история детектива, который пытается убийцу отловить. Насколько помню, последняя схватка происходит где-то на стадионе.

Никто не вспомнит? Перечитать бы :)

Пирс Пол Рид. Женатый мужчина.

Пирс Пол Рид. «Женатый мужчина». 

Политическая ситуация в  1973-1974 годах в Англии была такова:  шахтеры и энергетики бастовали, районы города были обесточены, центральное отопление отключено.  Пассажирские поезда отменялись, бензин был лимитирован из-за эмбарго, наложенного арабскими странами. Аристократическая привычка обедать при свечах распространилась на все сословия. Был установлен предел скорости. Промышленности электричество давалось три дня в неделю,  телевизионные передачи заканчивались в половине одиннадцатого.  В феврале 1974 года упорно ходили слухи, будто коммунисты используют лейбористов для захвата власти.

Collapse )

"Опасности путешествий во времени" Джойс Кэрол Оутс

Власть займется экспериментами. Возможно, облачившись в белую форму, поскольку белый цвет символизирует принадлежность к медицине.

Джойс Кэрол Оутс восемьдесят один год, она из тех редких авторов, кто, раз ступив на свою стезю, движется ею всю жизнь - начав писать для школьной газеты, продолжает по сей день. На ее счету шесть десятков романов, половина из которых отмечена литературными наградами. На протяжение четверти века об Оутс говорили, как о ближайшем претенденте на Нобеля. Рецензенты обычно балансируют на грани между благоговением и насмешливым удивлением - шутка ли, такая плодовитость! И я до сих пор ничего из написанного ею не читала. Что ж, лучше поздно, чем никогда.

Collapse )

Повествование еще не раз сделает такой головокружительный поворот: от дистопии к ретро; от тотального контроля к фатальному одиночеству; от попытки найти утешение в учебе и доказать себе, что чего-то стоишь, к осознанию собственной посредственности; от любовного романа к конспирологическому в духе " Матрицы". Чтобы завершиться совсем уж неожиданным хеппи-эндом. Только что-то в идиллической картине настораживает, ои ли? Таки да, Оутс мастер, а умеющий видеть найдет в книге много смыслов, кроме очевидных.

"Тихий американец" Грэм Грин

В нашем распоряжении совсем мало способов утолить чувство вины.

Название стало идиомой. Примерно такой же, как "вежливые люди", и по смыслу близкой. Теперь не употребляется в приложении к американской военной машине, вторгающейся в суверенные дела других государств, даже аналитиками Первого канала. Сегодняшний зритель не поймет, не считает посыла, не откликнется узнаванием. Много воды утекло со времени Индокитайских войн, их заслонили Ближневосточные конфликты. Но я еще застала время, когда словосочетание "Тихий американец" было на слуху.

Collapse )

По последнему пункту, это обещает повторяться. Ах да. еще упустила реплику Пайла о том, что им должна послужить утешением гибель ради торжества Демократии, и что перед тем, как идти на встречу с Советником, надо бы привести в порядок обувь (брызги крови, знаете ли). Отличный роман. Хочется верить, утративший политическую актуальность. Я слушала аудиокнигой в исполнении Игоря Князева. Превосходной, как все от театра Abookee

"Сулла" Георгия Гулиа. Общие впечатления от всей книги

«Сулла» — третий наименее скомканный, целостный роман трилогии описывающий диктатора Рима Суллу. Но, как раз этот роман меньше всего хочется комментировать, потому что не хватает объективности в оценке. Грязь, похоть, разврат, предательство, жестокость. Будто бы говоришь о Калигуле. Но о Сулле мне больше нечего сказать. Не нравится мне этот парень. И конец его вполне себе в духе закона кармы. Чего добивался, то и получил. Другое дело, что окружавшие его «демократы» были ни чем не лучше его. Такие же распущенные аристократы. Дорвись они до власти, было бы всё то же самое. Такая же «демократия». Вы все согласны со мной? О, да, о, да! Если вы несогласны со мной, тогда мы придём к вам! Мы уже идём к вам! Мы уже пришли. 

Сейчас о романе в общем. В рейтинге прочитанных книг я бы поставил его пока на 10 место из 10. И пока, за 2020 год это первые 720 страниц, прочитанные за 10 дней (планировал прочитать за неделю). Считаю, что прочитать его следует. Хотя бы чтобы поспорить в чём-то с автором. И с его героями. 

"21 урок для XXI века" Юваль Ной Харари

Если вас пугают опасности, с которыми сталкивается мир, и вы не знаете, что делать, – значит, вы на верном пути. Глобальные процессы стали слишком сложными, чтобы в них мог разобраться один человек.

Если он интересен мне, то и другим может показаться. К адептам израильского историка себя не причисляю, но многое из того, что Юваль Ной Харари говорил в "Sapiens..." кажется разумным и заслуживающим внимания. Его взгляды на мир и спокойная, серьезная, увлекательная манера изложения не только у меня могут найти отклик. Расскажу о книге конспективно, жаль растерять темы, дополнительно обдумать которые было бы нелишне. Заодно и себе сделаю заметки для памяти, незакрепленное имеет свойство ускользать, а перевод мыслей из области чистых идей в полуматериальное состояние, пришпиливание буквами - род действенного мнемонического приема.

Collapse )

Постаралась обойтись без оценок и собственных соображений по поводу прочитанного, за одним исключением. Знаю, что автора осуждают за конформизм и едва ли не оппортунизм, проявленный при редактировании русского издания 21 урока для XXI века: согласился-де на замену путинской риторики в отношении присоединения Крыма примером, в котором фигурировали предвыборные обещания Трампа - каков негодяй! Что с того? - отвечу, - Он не системный борец с системой, если за что борется, так за права геев и защиту животных, потому что, правильно, сам веган и гей. А президенты двух великих держав ни к одной из двух категорий не относятся, следовательно, от замены одного другим смысл не изменится. Политики всегда лгут, стать примером равно достоин каждый и нечего стулья ломать.

зок

Заххок. Владимир Медведев

Официальная (и пафосная) аннотация:
В романе Владимира Медведева «Заххок» оживает экзотический и страшный мир Центральной Азии. Место действия — Таджикистан, время — гражданская война начала 1990-х. В центре романа судьба русской семьи, поневоле оставшейся в горах Памира и попавшей в руки к новым хозяевам страны. Автор — тоже выходец из Таджикистана. После крушения СССР русские люди ушли с имперских окраин, как когда-то уходили из колоний римляне, испанцы, англичане, французы, но унесли этот мир на подошвах своих башмаков. Рожденный из оставшейся на них пыли, «Заххок» свидетельствует, что исчезнувшая империя продолжает жить в русском слове.

Владимир Медведев выбрал редкую и жесткую для современной литературы тему – гражданская война в одной из союзных республик после распада СССР. Признаться, я не припоминаю аналогичного места и времени действия в известных мне книгах.

«Заххок» одновременно и удивляет, и увлекает, и пугает, и злит, и печалит. Сюжет вьется вокруг подростков-полукровок Зарины и Андрея, которые с русской матерью (джаляб!) оказываются в кишлаке у родичей отца, где объявляется мелкий тиран (ага, по Кастанеде) с манией величия – гибрид партийного функционера с боевиком. История рассказывается от семи разных героев – бунтующий Андрей, наивная Зарина, их правильный «от сохи» (от мотыги, точнее) таджикский дядька Джоруб, неприкаянный журналист Олег, недалекий или возможно даже психически нездоровый парнишка Карим, советский офицер Даврон со слегка поехавшей крышей и странный Эшон Ваххоб насильно сменивший научную карьеру с диссертацией о суфизме на жизнь суфийского мудреца. Жаль, что не всем смогли высказаться в полном объеме – как мне показалось, Зарины было совсем мало, да и Андрей и Олег до конца не раскрылись.

Убийства, грабежи, война, мак, насвай, чужая культура и очень много психиатрических диагнозов, которые хочется как ярлыки размешивать на героев.

Забавно, что сколько сюжету не виться, а заканчивается он почти на том, с чего начался – неизвестность и страх.

В свое время, читая «Мэбет» Григоренко, я удивлялась, как можно сделать эпос (стилизацию под эпос, ок) настолько современным. Читая «Заххок» я столкнулась с обратным – как оказывается легко история тридцатилетней давности превращается в странный жестокий народный эпос, где вымысел кажется реальнее правды, а правда страшнее любого вымысла. И это делает книгу чем-то большим, чем просто рассказ о локальной гражданской войне. Это уж вопрос осмысления прошлого, мифологизации власть имущих, невыносимости (и выносимости) адаптации к переменам обычного человека, безумия, поражающего людей во время гражданской войны…

Читать трудно, бросить невозможно.