Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

феникс

Модераторское

В связи с изменением правил Livejournal мы начинаем строже относиться к книгам и запросам на политическую, национальную и религиозную темы, так как не хотим последствий, связанных с Российским законодательством.

Просьба более вдумчиво относиться к комментариям, любой комментарий, который можно истолковать как розжиг конфликта на указанную тему - бан сразу и без предупреждения.

Также будем признательны за обращение нашего внимания на спорные комментарии, которые можно понять превратно и не в пользу сообщества.

О разводе по-дореволюционному без Анны Карениной

Сегодня я почти безуспешно пыталась убраться, ну а заодно (более успешно) рылась в старых вещах и рассматривала школьные фотографии.
Collapse )

P.S. При чем тут Каренина? Да в общем-то не причем, просто именно она приходит в голову, когда речь идет о разводах в России 19 века. Ну и название поста "Перемена участи или развод по-дореволюционному" мне в голову запало.

P.P.S. По вопросу о том, как НЕ получить радость от уборки, если ты этого не хочешь, мне с детства очень нравится "Обряд дома Мейсгревов"

С. Таунсенд "Женщина, которая легла в кровать на год" и О. Лихтенштейн "Рецепты Хлои Живаго"

Бывают внушения прямые: «помой посуду», а бывают косвенные: «я так устала…так лень мыть посуду…вот бы кто-то сделал это за меня…».
Бывают книги с ясной всем темой и моралью, а бывают те, где мораль и вывод скрыты и даже такие, где они каждому видятся по-своему.
«Рецепты доктора Живаго» и «Женщина, которая легла в кровать на год» - сатирические книги о женщинах в браке. Вот только вместо смеха на глазах выступают слезы. Хотя, казалось бы, чего еще нам, женщинам, желать? Стиральная машина-автомат, посудомойка, электричество, огромное количество возможностей свести к минимуму готовку, которые дал нам прогресс…
Тем не менее, эти книги- очень темное зеркало. В первой все действие запускает соус на стуле, который обнаруживает героиня. 20 лет, мать вашу, она стирала, готовила, убирала и 20 лет домочадцы ставили пятна! Ведь пятна-это не просто пятна. Пятна- это символ отношения всей семьи к Евиному ежедневному труду и к ней самой. Она думает: «Хватит!» - и ложится в постель. Но всем начхать на нее и ее душу. Всех в ее семействе интересуют только функции, которые теперь она не может выполнять.
Collapse )
         
book
  • 5x6

Александр Сергеевич и Дмитрий Львович.

Я прослушал лекцию Д.Л. Быкова о Евгении Онегине. Как многие отмечали, Быкова слушать интересно, если сам разбираешься в предмете и можешь отличить более или менее объективную информацию от безудержного полета фантазии. Кроме того, особенность Д.Л. состоит в том, что он сначала придумывает концепцию, желательно эпатажную, возможно более далекую от того, что, по его мнению, думают обыватели, а дальше уверенно подгонять факты по эту концепцию.
В данном случае концепция строится так: Онегин – ничтожество, лишенное таланта как к творчеству, так и к работе, пустышка, раб общественного мнения без каких-бы то было устоев. Никаких связей, даже минимальных, между гением Пушкиным и пустоцветом Онегиным не прослеживается. Напротив, Татьяна высокоталантлива и умна, и является женским альтер эго Пушкина, что следует из поэтических достоинств ее письма.

Collapse )

"Песнь Ахилла" Мадлен Миллер



Вид неба Трои
Мы – всего лишь смертные, мимолетные вспышки факелов. Те, кто придут после, могут как угодно возносить нас или покрывать позором. И может быть, в будущем Патрокл как раз вознесется.
Тут сошлось все. Настойчивые рекомендации Галины Юзефович, перевод Насти Завозовой, ее обожаю со времен "Щегла", аудиокнига в исполнении Ивана Литвинова, разговоры о романе друзей, к чьему мнению прислушиваюсь. Если что и останавливало от того. чтобы немедленно взяться читать/слушать, так только "Кто вы такие. Я вас не знаю..." - совершенное незнакомство с автором (к новым людям всегда чуть настороженно). Пока не поняла, что это Madeline Miller, с чьим романом о Цирцее пережила немало приятных часов прошлым летом. Тогда все стало по местам, значит хорошие сапоги, надо брать.

Collapse )
Тут есть замечательно интересная история, лучшая из возможных, самая соль сути - "Илиада" у истоков западного канона. Есть настоящая любовь и дружба. Изгнание, ревность, и ненависть, Помните, как у О. Генри: тот не жил полной жизнью, кто не знал бедности, любви и войны. Здесь есть все.

Трехструнный дивертисмент Дины Рубиной

Новая трилогия Д.Рубиной "Наполеонов обоз" ("Рябиновый клин", "Белые лошади" и "Ангельский рожок")  - это попытка создания полифонии на трех вечных струнах, заботливо протянутых сквозь ткань всего этого произведения.
Струна 1 - трагическая любовь весьма достойных мужчины и женщины, протянувшаяся от их детства до смерти "в один день" .  Звучание этой струны кажется иногда затянутым, воспарившем (выспренным?) и излишне сентиментальным. Но как-то поневоле история заставляет задуматься: может вправду существуют на свете столь  глубокие чувства, а не только все ограничивается, как пишут в современных любовных ромагах, "хододком в позвоночнике и теплотой внизу живота"? Поэтому очередная попытка честно описать трагическую любовь внушает, по-крайней мере, уважения.
Струну 2 образуют многочисленные вставные истории, прямо к повествованию ГГ не относящиеся, в изложении которых Д.Рубина большой мастер.  Приключения наполеоновского солдата, извлечение сокровищ из швейцарского банка, битвы за передел рынка московских издательств, быт израильской тюрьмы, рассказы о музыкальных инструментах, мордобои в разных частях света. Интересно, познавательно, оживляюще. Но, не более чем...
Струна 3 - природа и патриархальный быт деревни средней полосы России (верхнее Поволжье, где я и сам вырос). Поэтому никак не могу понять, как домашняя ташкентская девочка, москвичка, еврейка, умудрилась так точно и достаточно проникновенно  в деталях описать все составляющие кологита: и березовые рощи, и живописную речь жителей, и специфичные рецепты еды. Все оказалось узнаваемым. Такое впору было только "деревенщикам ?0-х" (хотя очередные "Записки охотника" мало кого теперь трогают)
И все же (на мой непросвещенный взгляд) эти три струны не создали подлинной полифонии произвеления.  Отдельные главы, страницы и эпизоды великолепны, но в целом создается впечатление фрагментарности, несостыкованности, расплывчатости и затянутости.  Хотя прочитать рекомендую.

"Александрийский квартет. Жюстин" Лоренс Даррелл

Когда мне говорят "Александрия",
Я вижу бледно-багровый закат над зеленым морем,
Мохнатые мигающие звезды,
И светло-серые глаза под густыми бровями,
Которые я вижу и тогда,
Когда не говорят мне "Александрия"
Кузмин

Он брат Джеральда Даррелла, и эта подробность, нейтральная в контексте содержания книги, может многое сказать о плотности ассоциативного поля, которое ее окружает. Здесь ничто не существует в отрыве от бывшего прежде. Александрия Кавафиса (которого никто не читал в оригинале, но все говорят о нем с видом знатоков); "Александрийские песни" Кузмина (его, спасибо лекциям Быкова, знаем лучше и любим по-настоящему); первая ассоциация с "Жюстиной" де Сада (не сподвиглась, мне "Жюльетты" хватило), подкрепляется эпиграфами из затейника маркиза ко всем четырем частям "Александрийского квартета". Хотя читателям с особенно тонкой нервной организацией не стоит беспокоиться, извращенных излишеств на страницах наиболее успешного романного цикла Лоренса Даррелла не будет.

Collapse )

Объясняю, я вовсе не имею в виду клишированной характеристики "картонная". Нет-нет, это не к Дарреллу. Его прекрасная еврейка скорее производит впечатление филигранно сделанной имитации живого человека, куклы-автомата из сказок Гофмана, драгоценной подделки. Полагаю, это в русле авторского замысла. Другие женские образы хороши необычайно. Его Мелисса, Клеа, Лейла, Лайза живые, теплые, дышащие, в то время, как утрированная витальность Жюстин в какой-то момент обращается своей противоположностью - изощренной безжизненностью биоробота. Такой отчасти вариант "Заводной" Бачигалупи. (кто понимает).

Взамен любви нам была уготована более мудрая, но и более жестокая нежность ума, которая лишь обостряет одиночество, вместо того чтоб смягчить его.
приморский
  • yuvikom

Помогите, пожалуйста

Сюжет книги такой: молодой человек где-то в Италии знакомится с женщиной, у них секс, она предлагает ему жить у нее на вилле. Там оказывается, живет больной муж (без речи и движения) и юная дочь мужа. Молодой человек влюбляется в дочь и неожиданно обнаруживает, что мачеха имеет еще одного любовника и план по уничтожению мужа и падчерицы. Он убивает мачеху в каком-то уединенном домике, но полиция уже стоит у дверей, т.к. муж внезапно заговорил и сдал жену. Там еще что-то было у этого молодого человека в войну — то ли убийство, то ли что, не помню.

Название и автора не помню.

"Полая женщина. Мир Барби изнутри и снаружи" Линор Горалик

Она показалась нам ― не посетуй, брат! ― какой-то странно скованной и бездушной. То правда, стан ее соразмерен и правилен, точно так же как и лицо! Ее можно было бы почесть красавицей, когда бы взор ее не был так безжизнен, я сказал бы даже, лишен зрительной силы.
"Песочный человек" Гофман


Горалик, потому что после "Всех, способных дышать дыхание" нельзя было вот просто так взять и перестать ее читать. " Мир Барби..." потому что я сама когда-то была девочкой и играла в куклы (без особого рвения); потому что игры, в которые играют люди всегда интересны; потому что хотелось получить более полное представление о той, кого признали самым узнаваемым лицом планеты; потому что она красивая - в конце концов! И, в отличие от гофмановой искусственной девушки Олимпии, создана не для того, чтобы обмануть ожидания влюбленного простака, но за тем, чтобы... А и вправду, зачем?

Collapse )

Было интересно? Очень, Линор Горалик прекрасно пишет. Затронуло глубокие душевные струны? Нет. Это не моя жизнь, не мое детство и даже не вполне детство моих детей. У дочери на несколько десятков китайских имитаций была одна оригинальная Барби-Русалочка (все-таки три тыщи за куклу для России дорого), потом появились Bratz, потом Монстер Хай, а потом она выросла. Буду ждать внуков. Возможно с ними удастся проникнуться большей близостью к маленькой женщине (не полой, что бы ни утверждало название),