Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

феникс

Модераторское

В связи с изменением правил Livejournal мы начинаем строже относиться к книгам и запросам на политическую, национальную и религиозную темы, так как не хотим последствий, связанных с Российским законодательством.

Просьба более вдумчиво относиться к комментариям, любой комментарий, который можно истолковать как розжиг конфликта на указанную тему - бан сразу и без предупреждения.

Также будем признательны за обращение нашего внимания на спорные комментарии, которые можно понять превратно и не в пользу сообщества.

"Xavras Wyżryn i inne fikcje narodowe" Яцек Дукай

В ряду интересных фантастов новой польской волны: Гжендович, Збешховский, Комуда, Майка - Яцек Дукай занимает место некоронованного короля. О нем говорят, как о преемнике традиций Станислава Лема, его чрезвычайно сложная, богатая на референции интеллектуальная проза, будучи твердой фантастикой, одновременно несет на себе черты изысканно декадентского постмодерна. Иными словами - сильно не для всех, но очень круто.

Апокалипсис в рассрочку. Аpokalipsa na raty.

Война это зверь. Живой организм, паразит на человечестве. Растет из политики, экономики, религии, страха - и все пожирает. Wojna to zwierzę. To jest żywy organizm, pasożyt na ciele narodów; on rośnie z polityki, ekonomii, religii, strachu, z wszystkiego; wszystko Pożera

Collapse )

А потом к герою подходит дочурка и говорит, что теперь им с братом нельзя выходить из дома, не то будет как с фафальницем - "Он" так сказал во сне, который приснился им обоим. Трудный узнает в словах девочки искаженное "фон Фаульниц" и бросается на поиски того, кто поможет снять с дома заклятье. Будет страшно, интересно, горько. Кто читал "Лед", "Иные песни" и "Неидеальное совершенство" поймет, из чего выросла фирменная психоделика Дукая.

"Книга иллюзий" Пол Остер

У меня есть мой Шатобриан, у тебя твой Гектор, а когда мы устанем от работы, мы будем с тобой трахаться.

Роман издан в две тысячи втором, а описывает события, происходившие несколькими годами раньше. Тогда компьютер уже вошел в жизнь продвинутых пользователей как высокотехнологичная замена печатной машинки, но мыло и выделенный интернет еще не стали повсеместной реальностью. Самым быстрым и наиболее современным способом связи был факс (ныне забытый). Бурное развитие сотовой телефонии вот-вот начнется, но о мобильном телефоне герой и его окружение пока даже не думают. Это вещи, которые нужно помнить, потому что действие достаточно плотно ввязано в хронотоп.

Collapse )

И это только начало. Там столько всего будет: о сладком чувстве победы и горьком чувстве вины. О жизни, которая дарит надежду там, где надежды нет, и о смерти, берущей свое с безжалостной неотвратимостью. О любви и дружбе, внимании и понимании, горьких потерях и неожиданных находках. Отличная книга. Захватывающий сюжет, глубокий психологизм, обаяние мягкого ретро.

"Грязь кладбищенская" Мартин О’Кайнь

- А еще он украл брюки у Сестры Священника. Сын Шаниня Лиама и какие-то ребята из Старого Леса видели их на дочери Придорожника, когда она была на болоте. Только поверх них она носила платье.
- Это та кошелка, с которой мой сын водится? Да! Теперь она будет сниматься на карточки в этихз брюках. Еще больше позора моему сыну.

Ирландская литература, она такая, хм, своеобразная. Я довольно много и разной читала, встречаются и относительно легкие для восприятия авторы, как Джон Бойн, Анна Бернс или Салли Руни. Но Мартин О`Кайнь пополнит в моей табели о рангах ряд условно сложных. Не сравнивая уровня дарования - Джойс, Беккет, Флэнн О'Брайен в равной степени прекрасны и нечитаемы. Теперь список книг, которые имеет смысл помечать ярлыком: "Выполнено профессионалами. Не пытайтесь повторить в домашних условиях" пополнит "Грязь кладбищенская". То есть, если вы без памяти влюблены в Изумрудный остров, а день св.Патрика отмечаете с истовостью собственного дня рождения, то вам сюда. В противном случае, настройтесь на то, что будет трудно.

Collapse )

Максим Немцов назвал это самым болтливым кладбищем на свете. Не могу не согласиться. Оно не только болтливое, но еще и невероятно склочное. высокая трагедия здесь низведена до уровня фарса. Мы уже встречались с говорящими покойниками в "Истории с Кладбищем" Нила Геймана и "Тихом уголке" Питера Бигля, в обоих случаях это были захватывающие, печальные, романтичный, но и парадоксально жизнеутверждающие истории. С O`Кайнем в точности наоборот. Подавляющее большинство насельников этого погоста при жизни были людьми грубыми, ограниченными, злонравными - такими и остались. Хотя, знаете, у Ирландии из всех западных стран больше всего сходства с Россией. Тоже воруют и пьют, дураки и дороги. Так что, вполне возможно, общий язык будет легче найти, чем кажется.

И как только восходил молодой месяц, ноздри его исторгали три сопли: одну золотую, одну серебряную и одну старинную гэльскую соплю.

"Второе нашествие марсиан" Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий

Марсианцы напали, - сказал он шепотом. - Нынче пожаловали к нам в мэрию. Власть теперь ихняя, так что все. Сеять уже запретили, а теперь, говорят, желудки всем вырезать будут. Желудки им зачем-то нужны, представляешь? Я этого дожидаться не буду, желудок мне самому нужен.

Стругацкие на то и гении, что написанное ими остается современным в спокойные времена, а в кризисные обретает актуальность необычайную. Вы ведь согласитесь, что переживаемое (пережидаемое?) нами сейчас - кризис. И все как у них: толком ничего не известно, сколько продлится и чем закончится, неясно, средств обнаружения и защиты нет, зато во множестве директивы и предписания. Которые кажутся, мягко говоря, странными. Но мы, конечно, подчинимся, тем более, что это для нашего же блага и говорят, по девятнадцать с половиной монет станут выплачивать. Хотя только в столице.

Collapse )

Она страшная в глубинном слое, где люди низводятся до уровня дойного скота, не испытывая дискомфорта, предтеча Матрицы. И замечательно легкая, забавная, смешная - на верхнем: "Ниоба, Ниобея, скучаю по тебе я!". А вопрос, о котором говорил Борис Натанович:

Каждый отдельный человек — это понятно — может променять «право первородства» на чечевичную похлебку. А человечество в целом? Может или не может?

Ох, хотелось бы ответить, что нет, что идеалы, и всякое такое. Но сначала, все-таки безопасность, своя и близких, потом сытость. А уж после честь и достоинство. Все по Маслоу. Что не мешает и в кризисные периоды остро ощущать, сколь бесконечно малы наши честь и достоинство в глазах марсиан, дергающих за ниточки.

"Чуров и Чурбанов" Ксения Букша

– А если я умру? Кому-нибудь будет меня жалко?
– Мне будет, – сказал Чуров. – Но вообще-то ты не умрёшь. Мы, врачи, такого не допустим.

Ксения Букша еще очень молода для русского писателя, которого по толстоевской традиции представляем не иначе, как с окладистой бородой. А начинала вовсе девочкой. Однако уже и тогда была, а теперь остается серьезным автором, чей голос звучит от лица малых мира сего которые за себя говорить не могут. Не упиваясь живописанием маргинального быта, не давя на жалость, спокойно, но настойчиво, хотя в современной клипово-мозаичной стилистике и собственной повествовательной манере. Продолжает традиции великой русской литературы.

Collapse )

Они разные, но оба настоящие. И финал, такой неожиданный, горький и прекрасный - закономерен.

"Дядя Сайлас" Джозеф Шеридан Ле Фаню

Но в его жизни была пора, когда он, по-моему, являл собой крайне безнравственного и в своей безнравственности эксцентричного человека: он был беспутным, дерзким, скрытным, опасным.

Чтение принадлежит к числу немногих радостей, которым возраст не помеха. Сейчас объясню: любите вы, к примеру, экстремальную активность, и в двадцать, даже тридцать лет, на пике физической формы, все замечательно. Но к пятидесяти-шестидесяти притягательность слалома, дайвинга и парашютного спорта не может не уменьшиться. Или гастрономические радости. В юности перевариваешь камни, с возрастом список продуктов, от которых предпочтешь воздержаться, сколь бы заманчивыми ни были, увеличивается. То же с алкоголем и, хм, сексом. Ну а чего, между "хотеть" и "мочь" есть же разница.

Collapse )

Немыслимая смесь готического романа с викторианским. Мрачные тайны, скелеты в шкафу, сведенборгианство, высокопоставленные злодеи и изощренные методы манипулирования, дева-в-беде и настоящая женская дружба, Отчасти напомнит «Женщину в белом» и «Грозовой перевал», местами «Джейн Эйр», «Похищенного» и «Катриону» Стивенсона, а еще тут много-много от Джейн Остен. Огромное удовольствие, и это сокровище нипочем не попало бы мне в руки, когда бы не наткнулась случайно на иллюстрации к «Дядюшке Сайласу». Но посмотрела, загорелась прочесть, теперь всем советую.

"Безумно богатая китайская девушка" Кэвин Кван



А в их количестве

- Как думаешь, дорогой, мы богаты душевно?
- Нет, дорогая, богаты мы духовно, а душевно мы больны.

Захотелось оперетты. Чего-нибудь беззаботного, легкого, фееричного и непритязательного. Где Час-ти-ца черта в нас заключена подчас, У горничной какой найдется стан такой? и - Вы что, будете говорить по телефону? - Нет, по граммофону! (смех в зале) Первое, о чем подумалось, было: Кевин Кван же написал продолжение "Безумно богатых азиатов". Помню, ругалась на первую книгу, как-то даже чрезмерно, клеймила беспредметной безыдейной пустышкой (угу, идейность наше все), апофеозом снобизма и всяким таким.

Collapse )

В основе второй части незамысловатый как грабли прием опознавания "боже-боже-как-похожи" этими самыми тетушками, по телефонной фотографии, в сыне высокопоставленного китайского чиновника, брата Рейчел (отец которой, как мы помним, неизвестен). Элинор с полувзгляда на дисплей прозрела, что из миллиарда красных китайцев отцом невестки оказался сам Бао Гаолян. Стало быть, она не пыль на ветру, а отпрыск Такого человека. Тут-то все и завертится. я прям кайфанула. Чего и вам от души желаю.