Category: общество

Модераторское

В связи с изменением правил Livejournal мы начинаем строже относиться к книгам и запросам на политическую, национальную и религиозную темы, так как не хотим последствий, связанных с Российским законодательством.

Просьба более вдумчиво относиться к комментариям, любой комментарий, который можно истолковать как розжиг конфликта на указанную тему - бан сразу и без предупреждения.

Также будем признательны за обращение нашего внимания на спорные комментарии, которые можно понять превратно и не в пользу сообщества.

"Медленное возвращение домой" Петер Хандке

Лишать корней других величайшее преступление, лишать корней себя - величайшее достижение.


У него вязкая, тягучая, напрочь лишенная занимательности проза с уникальным свойством забываться тотчас после того, как отводишь от прочитанного глаза. Последнее наблюдение не мое, но соглашусь с ним полностью. Входить в текст Петера Хандке было очень непросто, некоторые фрагменты перечитывала по два-три раза, чтобы комфортно разместиться внутри этого пространства и позволить ему уместиться внутри себя. Но оно того стоило. И речь не о снобском желании скоренько составить представление о новом нобелианте (по крайней мере, не только о нем). Дело в особом читательском чутье, отчасти положенном изначально, частью выработанном многолетними экзерсисами, уже на старте позволяющем предполагать результат.

Read more...Collapse )

Это немного странно, и Зоргер некоторое время колеблется, идти ли ему на встречу, но все же решает не подводить доверившегося. И вот тут оно случилось. То, за что прочту у Хандке как минимум Тетралогию. Просто потому что вхождение в мир света, который есть Бог, немыслимо хорошо в его исполнении. Потому что всякая вещь в мире имеет свой смысл. Потому, что чудовищно несправедливый в миллионе локальных проявлений, глобально мир устроен правильно и справедливо. Сомнений не остается.

"Легкая голова" Ольга Славникова

Если я чувствую что кто-то виноват в том, как я живу, значит так и есть.


А что, если бы к вам пришли облечённые властными полномочиями люди и сказали: им доподлинно известно о том, что ваше существование представляет угрозу для светлого будущего всего человечества? И лучшее, да вообще единственное чем вы можете оказаться матери истории ценным - это покончить с собой выстрелом в голову (пистолет прилагается). Именно в голову, это важно, потому что ваша голова каким то загадочным образом влияет на гравитационное поле Земли и способствует нарушению причинно-следственных связей, ведущему ко множественным катастрофам, терактам, эпидемиям etc.

Read more...Collapse )

Ольга Славникова очень хорошо пишет. Образно, метафорично, стилистически разнообразно. Ей равно хорошо даётся политическая сатира, государственный пафос, магический реализм и насыщенная бытовыми подробностями, плотная детализированная романтика. Нет, она не мой автор. Слишком мрачный беспросветный взгляд на вещи, слишком явное отсутствие всех и всяческих перспектив. Но человека, создавшего своей легкой головой аномалию, послужившую противовесом гравитации целой планеты, теперь не забуду

"Все, способные дышать дыхание" Линор Горалик

Почему страшно? – говорит молодая коза Галина, встает на ноги и начинает щипать подорожник. – Вот я живая – значит, не мертвая; а буду мертвая – значит, не буду живая. Чего мне бояться?


Что такое асон? Это происходит с миром в один не прекрасный день недалекого две тыщи двадцатого. Характеризуется многими признаками, как то: беспричинное обрушение зданий, слоистые бури, невозможность пользования электронными средствами коммуникаций. Есть еще радужная болезнь, о которой стоит сказать подробнее: на всех поверхностях открытого пространства появляется тончайшая скользкая пленка, которая видится как удивительной красоты радужный налет и сопровождается головными болями; сильными, до невыносимого, если вовремя не принять лекарство, а также искажением зрительного, слухового, обонятельного, тактильного восприятия. У всех, и вот тут мы добрались до главного.

Read more...Collapse )

Так а о чем. все-таки, книжка-то? Простыми словами? Простыми, о том, что всем нам неплохо бы вырабатывать в себе терпение и смирение, и как-то уже учиться налаживать отношения внутри, хотя бы, человеческой популяции, а то ведь может быть и хуже.

Мне кажется, Ефраим, что мы не должны ждать, когда научимся понимать друг друга. Мы должны сказать себе, что мы очень разные, мы такие разные, что, может быть, мы никогда…

"Плоть и кровь" Майкл Каннингем

Она проживет еще двадцать два года, которые разделятся на перемежающиеся периоды довольства жизнью и ощущения полного одиночества. Ей будут выпадать мгновения совершенной радости, насылаемой самыми простыми вещами: тенью, которую отбрасывает на подоконник чашка с чаем, книгой, с которой она выйдет теплым сентябрьским вечером в парк.


Сначала все недоумевала: да полно, Каннингем ли это? Которого уважаю за "Дом на краю света" и люблю за "Часы". Кто подарил встречу с Вирджинией Вулф задолго до того, как набралась смелости читать ее. И вот это вот сейчас толчение воды в ступе с пристальным разглядыванием малосимпатичной семейки - это, что ли, он? Он другим и не бывал. Ты просто напрочь забыла, какую неприязнь всегда вызывало начало знакомства. Полное отторжение до желания зашвырнуть книгу куда подальше (убить файл, при чтении в электронной форме). Но если удержишься от первого порыва, продолжишь, то текст прорастет в тебя сотней тончайших корешков, войдет в кровь, вплавится в плоть. Его прекрасные маргиналы станут частью тебя, делясь даром терпимости к чужим и собственным несовершенствам. Чего больше и хотеть?

Read more...Collapse )

За вторую половину книги люблю Каннингема, но за Кассандру просто обожаю. Эта мудрая циничная нежная преданная грубая транссексуалка совершенная удача романа. В нее невозможно не влюбиться. Она целый фейерверк и если бы не было других причин читать "Плоть и кровь", ее одной было бы достаточно. И, да, аудиокнига в исполнении Князева роскошна.

"Да будет воля Твоя" Максим Шаттам

Полу-милорд, полу-купец,
Полу-мудрец, полу-невежда,
Полу-подлец, но есть надежда,
Что будет полным наконец.

Кому и зачем пришло в голову назвать смазливого малого французским Кингом? Не случись этого, могла бы воспринять его более-менее нейтрально, мало ли скверных писак, воображающих, что бессмысленное и беспощадное нагнетание омерзительных подробностей на квадратный сантиметр текста и есть литература? Однако сочинителям аннотаций стоит усвоить, что умный, тонкий, глубокий, безупречно психологически достоверный писатель отстоит от авторов трэшевой макулатуры как концепт-кар от мусоровоза. Вдох, выдох, продолжаем.

Read more...Collapse )

Хотя, это не единственный способ придания дополнительной динамики, известный Максимушке нашему Шаттаму. Он еще откуда-то знает, что дочери благородных семейств, бежавшие из дома и сбившиеся с пути истинного (проституция, наркомания), занимают тяготеющего к маргиналам читателя. И будьте спокойны, здесь такая есть. Со своей тайной. Шокирующей, как водится. Но лучше всего удался финал. За такие концовки авторов детективных романов надо бы душить в колыбели, превентивно. Могу гарантировать со всей определенностью - такого вы еще не видели. А даром, чтоли, называется "Да будет воля Твоя", именно вот так, с прописной Т.

"The Sense of an Ending" by Julian Barnes

Однако есть мнение, согласно которому всё что вы можете сказать о любом историческом событии, хотя бы даже о начале Первой Мировой войны, это "что-то случилось". But there is one line of thought according to which all you can truly say of any historical event - even the outbreak of the First World War, for example-is that “something happened”.


Когда предлагают читать в оригинале, одновременно с прослушиванием аудиоверсии, книгу, за которую Барнс получил Букера, кто же откажется? Тем более объём небольшой, а всякая встреча с писателем событие, которое надолго остается в памяти. Хотя, если честно, думала, что это совсем новое произведение, а о том, что The Sense of an Ending (Предчувствие конца) написано восемь лет назад и давно имеет русский перевод, узнала лишь оставив позади треть объема. Именно тогда пришло в голову загуглить о читаемой книге.

Read more...Collapse )

То, что будет дальше, невероятно круто. Не в сленговом смысле: клево, кульно, обалденно, хотя и в этом тоже - но в буквальном "скручивает", вытягивает самое твое естество и выворачивает наизнанку то, что думаешь о мире. В значительной степени корректируя смысл окончания.

"Император" Владислав Артемов



Оммаж или полемика?
Реальная власть тяжёлая угрюмая опасная штука.

В постбулгаковской литературе на всем более или менее внятный оттиск "Мастера и Маргариты", как в послекэрролловской не найдешь ничего, по чему хоть тенью тени не скользнула бы "Алиса". Такие уж это книги. Культовые. Большей частью все ограничивается легким кивком или мимолетным приязненным взглядом, но иногда книга словно бы склоняется перед литературным предтечей в столь глубоком реверансе или почтительном поклоне, какой, иди речь о более легковесном произведении, послужил бы основанием говорить о фанфике. Но мы тут люди серьезные, потому скажем об оммаже До последнего времени лучшей, вдохновленной "Мастером и Маргаритой", книгой была "Агафонкин и время" Олега Радзинского. Сегодня "Император" составляет ей достойное общество.

Read more...Collapse )

И все же, в целом это феерия, исполненная булгаковским духом с потрясающей силы финалом

ОЛДИ. МАГ В ЗАКОНЕ.

Повстречалась мне эта далеко не новая книга.
Я еще не дочитал и до половины, но говорю всем - хватайте! Читайте! Не пожалеете! Это явно лучшие русскоязычные писатели современности. Вроде бы ну что такого - маги в Российской империи, их ловят и сажают, они против, естественно. Но, не говоря уж о совершенно непредсказуемом сюжете - Язык! Ах, какой язык! Свежий, как арбуз в жару. Наверное, от соседства с мовой украинской (здравствуйте, господин Гоголь), ну и талант, конечно же, там и стихи очень хороши.
Олди я читал много. Есть у них вещи откровенно таксебешные, есть удивительные, например, Одиссей - человек Номоса/Космоса - никогда я не видел более странной интерпретации древнегреческих мифов. Да и весь Ахейский цикл хорош.
Но сейчас не об этом.
А о том, что если даже дальше все скатится (повторюсь, я и первую книгу еще не съел) - все равно спасибо, за это ощущение свежести!
Пойду читать дальше.

"Отдел" Алексей Сальников



Отдельные недоработки
Ты присягаешь стране и всё: сегодня страна дает тебе приказ бороться с этим типом людей, завтра с тем. И неважно, кто это: террористы и коррупционеры, оппозиционеры или нарушители авторского права.


Не знаю, как отнеслась бы к "Отделу" имея в анамнезе только "Петровых..." , которых приняла со спокойной приязнью, не более. Но случилось "Опосредованно" восторг абсолютного узнавания запустил механизм импринтинга, Алексей Сальников маркирован "своим" автором. Теперь все, исходящее от него, проходит лишь малый круг внутренней премодерации. Так будет, пока пару раз сильно не разочарует. "Отдел" оглушил, ошеломил, оторопил, но не разочаровал. Кто имел несчастье читать Мамлеева и (не к ночи будь помянут) Масодова, того абсурдистской жестокостью не напугаешь и не оттолкнешь. А был ведь еще безвременно ушедший, но чертовски талантливый Владимир Данихнов с "Колыбельной".

Read more...Collapse )
Мы смотрим на мир через многие волшебные стекла. Вопреки расхожему мнению, там не только розовые или черные, и даже пятьюдесятью оттенками серого не исчерпывается. Отдел позволяет взглянуть через линзы оттенка, какой вы прежде и вообразить не могли. Но без специальной подготовки не рекомендую.
Это был необъяснимый магнетизм причастности к защите страны. Многие люди, очарованные этим магнетизмом, строили генеральские дачи или крышевали бизнес,

Небесный почтальон Федя Булкин. Александра Николаенко

Ругать маленький роман «Небесный почтальон Федя Булкин» все равно, что котенка приблудившегося за порог выкидывать. Чувствую себя последней скотинкой, но мне не понравилось.

Александра Николаенко, судя по всему, рассказала что-то очень личное, семейное, важное для нее, но истории как таковой не вышло. Вышла череда бесконечных скетчей как в стендапе на тему взаимоотношений советского ребенка с богом. Какие-то скетчи удачные, какие-то даже трогательные, какие-то звучат натянуто, словно автор старалась изо всех сил вложить в детские уста какую-то свою мысль, но получалось совершенно неестественно.

Вообще, наверное, именно это чувство неверия, несоответствия героев и их рассуждений и испортило в основном впечатление от книги. Потому что похвалить роман есть за что. У Александры Николаенко очень хорошее владение языком, она легко находит остроумные формулировки (которые, правда, упакованные в детское изложение начинают неуловимо раздражать), она честно пытается передать попытки ребенка понять, что такое смерть, она славно и живо описывает дачные будни, так что прямо чувствуется лето и пробуждаются детские воспоминания. Но как не крути, Федя Булкин – не мой герой.  И его бабушка, поминающая ежеминутно господа всуе, понравилась мне больше, вот она показалась мне реалистичной, настоящей и ей я верила.

Не стала для меня плюсом и бессюжетность романа, и психологическая статичность героев – Федя с бабушкой, как модели в диораме застыли в своем настроении и состоянии и от первых до последних страниц остались абсолютно одинаковыми.

Я могу понять и даже представить поклонников книги, и их немало, судя по позитивным отзывам, но не мое, увы.

"Куколки" Джон Уиндем

Если спелая малина
Почернела без причины
И осыпалась кора
Значит - кончилась игра .
Гибралтар, Лабрадор,
За окном крадется вор,
Лабрадор


До "Дня триффидов"которым Уиндем более всего матери истории ценен. пока не добралась, он на очереди. Сейчас "Куколки" они же "Хризалиды" они же "Христо-люди" (авторство которых приписывают Стругацким, потому что в тексте встречаются упоминания некоторых реалий из их произведений, но на деле это лишь вольный любительский перевод) они же "Отклонение от нормы". Последний вариант названия это первая советская публикация романа в журнале "Смена" в восемьдесят седьмом году, которую я должна бы помнить, потому что выписывала его в конце восьмидесятых. Хотя может быть именно в тот год подписку оформить не удалось в перестройку журнала были интересными но хватало не всем желающим. Прочтя помнила бы.

Read more...Collapse )

Но вот это все дальше: побег, погоня, плен, война и финальная явление бога из машины в лице прогрессивного новозеландского человечества, спасающего героев. Всё это скучновато и не слишком интересно особенно долгие и пафосные речи. Но в целом Уиндем нереально крут. Хорошо что начала знакомство.

И повсюду тлеют пожары. Селеста Инг

Кудрявые девушки выпрямляют волосы, а барышни с прямыми волосами крутят локоны. И всем кажется, что где-то там – в блондинках, в худышках, в миллионерах, в художниках, в фрилансерах, в путешественниках лучше, чем в их реальности.

И путая туризм с эмиграцией мы заглядываем в чужие жизни, очаровываемся ими и с пренебрежением посматриваем на собственные. Прямо как в Инстаграме – как не посмотришь у всех красота, веселье и праздник…

В романе Селесты Инг две семьи – Уоррен и Ричардсон и два мира – буржуазной респектабельности и творческой свободы сталкиваются и взаимно завораживают друг друга. Пёрл Уоррен, с детства кочевавшая с матерью фотографом по городам и весям, купилась на глянцевый уют большой и небедной семьи Ричардсонов, где будущее каждого распланировано и обеспечено всем желаемым, и идеальная мать семейства печет по выходным печенье. А Иззи Ричардсон, уставшая от контроля и правил, влюбилась в бесшабашность и бунтарство женщины-перекати-поле – Мии Уоррен и замечталась о такой матери и свободе есть остатки ресторанной еды, носить вещи б/у и делать настоящее искусство.

Грустная в общем-то раскладка.


Гормоны, подростки, материнские чувства, любовь, дружба, предательство, тайна рождения – звучит как второсортный дамский роман, но в целом, я бы сказала, книга лучше, чем можно подумать. Такой вполне добротный американский роман, в меру увлекательный, хотя и не без минусов. Например, нарочитый акцент на искрах, огне и пожаре выглядит очень беспомощно, что ли… Словно автор не уверена, в интеллектуальных способностях своего читателя и на всякий случай объясняет: «Ну, искра! Искра, понимаешь? Искра может быть физическая от спички, а может в душе человека. Понимаешь, читатель? В душе искра зажглась и может подарить свет и тепло, а может спалить все дотла. Понимаешь?». И ты уже изнемогаешь от этого нудного нравоучения и думаешь «Да поняла я все с первого раза, хорош уже повторяться!».

Пожалуй, из того, что мне очень понравилось в книге, я бы отметила художественные опыты Мии. Это было не просто интересно читать – хотелось достать фотоаппарат и погрузиться в эксперименты.

Отзыв на: «Охота на дракона» Трой Деннинг



А началось все с интереса к здешнему миру. Очень уж он выделяется среди фэнтези, написанного в то время, в 90-х. Да и в нынешнее время тоже, отчасти. Бесплодные пустыни и города-оазисы, расы, одна причудливее другой, технологии, основанные на органике, а не на металлах. Магия с жесткими рамками использования, и последствия злоупотребления ею, грозящие сразу всему миру, а не только использовавшему ее.
Окружение экзотично и всегда готово удивить. Потому-то книга и интересна, несмотря на минусы, которые поначалу и незаметны. Потом выявляются, конечно, портят порядком впечатление о книге. А еще позже – признаются как данность. Каков мир, такие и герои-безумцы, отчего нет?
Read more...Collapse )

помогите опознать рассказ

друзья, я знаю, наше соо всесильно. помогите опознать рассказ. мозг сломала

автор - женщина. рассказ был в ее жж. ссылка потеряна, копипаста тоже
написан в "юмористическо"-назидательном стиле

сюжет
женщина умерла. она видит себя переливающейся субстанцией. попадает на "разбор полетов" к какому-то топ-менеджеру по приему душ. он тоже субстанция.
они обсуждают куда ее. топ-менеджер показывает ей, что она всю жизнь оправдывала чужие ожидания и не реализовывала своих желаний. в институт, какой мама хотела, ну и так далее в стиле популярных псевдо-психологических пабликов.
и вот этот судья решил дать ей шанс и возвращает ее обратно на землю в ее юность, в "поворотный" день, от которого она и пошла по этой ветке развития судьбы.
она оказывается стоящей у гаража, с подругой и другом. подруга очень красивая, и друг, который сначала ухаживал за героиней, увидев подругу, влюбляется в нее. а наша героиня, "прислуживает" им, обеспечивает алиби подруге перед родителями и прочее. ну, короче, просто сопля печальная.
и вот, они стоят за гаражом и подруга говорит, что они едут с палаткой с ухажером, а героиня должна сказать родителям подруги, что та ночует у нее. и там еще что-то они обсуждают. потом героиня вспоминает беседу с "ангелом" и с наслаждением посылает подругу по известному адресу и бывшего ухажера.  радостно видит, как у подруги меняется от изумления лицо, и с удовольствием слушает, как возмущенно стучат каблучки удаляющейся подруги. все. конец рассказа. она всех победила.
это точно не из сказок про демиургов. хотя...

в общем, друзья, ткните в ссылку, пожалуйста. заранее спасибо!

"Осеннее солнце" Эдуард Веркин

Нет, я понимаю, места тут у нас хорошие, но… Но не получилось. Ты же историю хорошо знаешь, там ведь все так.
– Как?
– Все заканчивается. Жили-были, потом раз – пустота.


Веркин из тех, кого буду читать непременно, он в моей пятерке лучших современных российских писателей. Чуть переживала, как бы после "Острова Сахалина" не забронзовел. Не то, чтобы всерьез опасалась, что переход к странному, словно персонально под него придуманному жанру "Взрослая проза", радикально изменит стиль и манеру письма. Каждый пишет, что он слышит. Зря боялась. Просто в то время, когда писался "ОС", флейту "Герды" и скрипку "Друга апреля" для внутреннего слуха писателя сменил жестяной барабан, такая уж там тема, такая история. К слову, то. что роман обойден топовыми российскими литературными премиями, очередной раз подтверждает, что судейство глухо. Но теперь не о том.

"Осеннее солнце" в коротком списке премии "Книгуру", представляющей лучшее в литературе о и для подростков. Не кривите лица, мой опыт показывает, что в этом гетто чаще появляются интересные и серьезные книги, чем в топе нашей боллитры. Если "Остров Сахалин" был скитанием по кругам дантова ада, то "Осеннее солнце" Эдем. Вернее история изгнания из райского сада. Или "Прощание с Матёрой", переосмысленное в современных реалиях - вместо высокой трагедии будничная драма.

Read more...Collapse )

Эстер Перель: Право на "лево". Почему люди изменяют и можно ли избежать измен.


Очень, очень мощная книга, я ничего лучше об изменах не читала.  Вызывает доверие, поскольку написана психотерапевтом, который слышал тысячи историй об изменах от каждой стороны "треугольника".Read more...Collapse )

"Горлов тупик" Полина Дашкова

Не с того ли моря беспокойны,
Обгорелая бредит земля,
Начинаются глупые войны
И ругаются три короля?
И столетья уносит в воронку,
И величья проходят, как сны,
Что обидели люди девчонку,
И не будут они прощены!
Только я, став слепым и горбатым,
Отпущу всем уродством своим -
Тех, кто молча стоит с автоматом
Над поруганным детством твоим.

Домбровский в эпиграфе не случаен, в эпизоде с избиением в фойе ЦДЛ писателя Зыбина вскоре после выхода на Западе его романа, безошибочно узнается история нападения на Юрия Осиповича. В "Горловом тупике" много такого рода отсылок к реальным событиям и фигурам, которые на миг ослепляют вспышками узнавания. Не суть, что в реальности некоторые события чуть смещены во времени; некоторые, вроде геноцида в Руанде (Нуберро) - достаточно сильно. Суть в том, что такого рода вещи имели быть и не отторгаются подсознанием даже самого просоветски настроенного читателя, как фальшивые и клеветнические.

Read more...Collapse )

Роман попеременно погружает в глубокое ретро послевоенных лет и мягкое - времен цветущего застоя. Дает возможность взглянуть на африканскую экзотику со стоящим у власти каннибалом и аппаратные интриги советского руководства. Рассказывает об идеологической обработке ширнармасс и о работе врачей эпидемиологов. И это еще одна умная сильная книга, содействующая десталинизации массового сознания. Второй, менее очевидный смысл названия, в том что тупик в молчании, в пережатом горле, в невозможности сказать и быть услышанными, а выход из тупика говорением, проговариванием. Я слушала аудиокнигу в исполнении Игоря Князева и это немалое дополнительное удовольствие.

"Арктические зеркала. Россия и малые народы Севера" Юрий Слезкин

В преданьях северных племен, живущих в сумерках берложных,
Где на поселок пять имён, и то всё больше односложных,
Где не снимают лыж и шуб, гордятся запахом тяжелым,
Поют, не разжимая губ, и жиром мажутся моржовым,
Где краток день, как «Отче наш», где хрусток наст и воздух жёсток...

Дм. Быков



До "Дома правительства" не знала Юрия Слезкина, после - не сомневалась, что непременно вернусь к чтению его книг. Подошло время для очередной, выбрала "Арктические зеркала". Не то, чтобы малые народы Севера были для меня как-то особенно значимы. Не больше и не меньше, чем Закавказье, Средняя Азия, Полинезия, Мезоамерика или любая другая части суши с населяющими ее людьми. С юности, прочтя в одном из перестроечных журналов "Этногенез и биосферу" Льва Гумилева, отравлена любовью к этнографии с ее пристальным интересом к малым мира сего в их обыденности. Не доверяю истории, она ценит лишь силу: значимые цивилизации, взлеты и падения, великие потрясения и всплески пассионарности - с готовностью ложась под всякого победителя. Этнография позволяет людям быть такими. как они есть, не в состоянии аффекта (серьезная этнография, я не имею в виду ориентированной на дутую сенсационность). Потому "Message Чусовой" Алексея Иванова отдам предпочтение перед его "Вилами" и "Тоболом"

Read more...Collapse )

Читать порой было мучительно тяжело, не потому что написано плохо, Слезкин хорош со словом, а потому что обилие приведенного фактологического материала
не оставляет сомнений в правдивости автора. При том, что некоторые документы ввергают в состояние, близкое к кататоническому. Особенно это касается периода триумфального шествия советской власти и коллективизации. Недурной иллюстрацией к этому историческому промежутку в этих реалиях может послужить фильм Алексея Федорченко " Ангелы революции". Резюмируя: книга отличная и очень информативная, хотя совсем не развлекательная.

...Кругом гниющие отбросы и разрушенные мосты,
И жизнь разменивается, заканчиваясь, и зарева встают,
И люди севера, раскачиваясь, поют, поют, поют.

"Зимнее серебро" Наоми Новик

Дорогой мой воображаемый друг, порождение бесконечного сна
Я пишу тебе сообщить, что у нас наступает весна
И хотя на субботу обещают минус шестна
Дцать, меня не обманешь, я чувствую как со дна
Бесконечной реки поднимаются теплые воды...
Анна Долгарева


И всё-таки она наша. Не то чтобы одержимость квасным патриотизмом заставляла выискивать у любого celebrity российские корни до девятого колена, но узнать что Наоми Новик дочь эмигранта из Советского Союза было неожиданно приятно. До номинированного на Хьюго 2019 Зимнего серебра мне не довелось читать её книг. И о принесшей известность серии Temeraire если слышала, то весьма смутно. Хотя цикл романов о параллельной реальности в которой существуют драконы и действие происходит во времена наполеоновских войн достаточно известен. Питер Джексон даже собирался снимать одноимённое кино.

Read more...Collapse )

А это ещё что за зверь? Это, дорогие товарищи, не зверь. Скорее уж на их взгляд мы с вами звери. Ближайший аналог, который идёт на ум, темные эльфы: презрительны, высокомерны, обладают сверхчеловеческими способностями, людей считают сором. И каждый год ненадолго продлевают зиму отъедая кусочек нашего лета. Ну а дальше удивительно интересная история. В которой будет вражда и дружба, уважение и сотрудничество, и жизнь, и слёзы, и любовь.

Ложная память. Джулия Шоу.

Ложная память. Джулия Шоу.

Если бы надо было прорекламировать эту книгу в жёлтой прессе, я бы выбрала заголовок "Как фотографии воруют наши воспоминания, соцсети убивают память, а свидетели всегда лгут". И обо всем этом в книге действительно написано. И не только об этом. Но для меня это, в первую очередь, книга о хрупкости нашей реальности и личности. Я — это тело плюс воспоминания. И кто же я на самом деле, если мои воспоминания запросто могут быть ложными?

Как часто общаясь с друзьями или родственниками вы ввязывались в споры о том, как всё на самом деле было? Спорили, что не Пушкин, а Лермонтов, не на стене, а на заборе и написал не «мир», а «май»? Почему так происходит? Эта книга даёт ответ.
Read more...Collapse )

"Нормальная история" Владимир Сорокин

Вынесенная в заглавие "Нормальная история"сама по себе может кое-что сказать человеку, знакомому с творчеством Сорокина. В смысле? Что есть еще порох в пороховницах; каким ты был, таким остался и Jeszcze Polska nie zginęła - кто читал "Норму", поймет, а остальным так с-ходу не объяснишь, Мне случилось прочесть ее первым нумером у Владимира Георгиевича и плеваться лет пятнадцать за тем. На реплики умных людей о том, что автор замечательный стилист, отвечая: "Ни-ког-да!" Пока не уговорили прочесть "Теллурию", а Сорокин был принят с той же безоговорочностью, с какой прежде отвергался. После перечитала все у него и теперь стараюсь не пропускать. когда что новое появляется.

Read more...Collapse )

Так-то да, приятный сборник и достойная альтернатива походу в кино.

"Казтабан" Тинкай Кретова

Вселенная создала законы и сама теперь живёт по ним. Всему есть объяснение, всё подчиняется простой строгой логике. Но как сумма результатов похожа на чей-то продуманный план.


Казахстан моя родина, в сердце всегда будет для него место, сколько бы ни прожила вдали. И новости оттуда воспринимаю заинтересованно, а увидев в числе соискателей литературного конкурса "Электронная буква" обложку с характерной литерой и знакомым с детства орнаментом, не могла не прочесть. Тотчас попав под мягкое очарование этой повести. Тинкай Кретова молодой автор, до сих пор я не слышала о ней, но теперь постараюсь не упускать из виду. Потому что пишет хорошо. Потому что любит и понимает народ, землю, язык, традиции и наделена даром говорить об этом. А услышав, не останешься равнодушным, захочешь побывать в местах, описанных с такой любовью, увидеть своими глазами, проникнуться духом тенгризма.

картинка majj-s

Read more...Collapse )

Мы все живём обычной земной жизнью, а внутри постоянно как бы находится человечек, обитающий в неком сказочном мире и иногда проявляющийся в снах.

"Как птица Гаруда" Михаил Анчаров

Я все равно паду на той, на той единственной Гражданской.
И комиссары в пыльных шлемах склонятся молча надо мной.


Правило двух книг: хочешь составить о писателе представление, прочти хотя бы две его книги - укрепило в уверенности, что сочетание в Михаиле Анчарове талантливого прозаика и яркого мыслителя не делает его моим автором. Нормально, так часто бывает: восхищаешься мастерством, интеллектом, стилистической изощрённостью, но сердечная струна не откликается. Их мало, попадающих к тебе в идеальный резонанс.

Read more...Collapse )

Нет-нет книга дивно хороша, если рассматривать её с позиций, актуальных для восьмидесятых прошлого века. Сегодня устарела. И ещё скажите мне, скажите же мне кто-нибудь, при чем здесь Гаруда? Но аудиокнига. прочитанная Князевым, дивно хороша.

Отзыв на «Пепел кровавой войны» Алекс Маршалл



Пожалуй, лучшее завершение трилогии, какое себе можно представить (в рамках данного цикла, а также сравнивая с изрядным количеством иного темного фэнтези - это для точности).
Но до того как прийти к такому заключению, предстоит немало сомнений и раздумий, особенно поначалу. Настолько первый десяток глав отличается от прошлых книг, что возникает желание еще раз проверить, а тот ли автор? Тот ли цикл?
Read more...Collapse )
Tags:

Селеста Инг "И повсюду тлеют пожары"

Только что закончила читать вторую книгу Селесты Инг "И повсюду тлеют пожары" и нахожусь под впечатлением. Умеет она написать так, что задевает за живое.
Например, как понять ребенка, который совсем не такой как ты? Как вообще их воспитывать, чтобы не совершить ошибку? Как быть идеальной матерью? Возможно ли это? А надо ли? Достаточно ли одной любви?
Селеста Инг очень хорошо описывает внутренние переживания и мысли своих персонажей. У каждого свой взгляд на всё и своя правда. И каждого можно понять, зная откуда что берётся. Особенно мне интересно про подростков. С одной стороны, я хорошо помню себя в этом возрасте, с другой, у меня сейчас дети приближаются к нему... Тут тоже есть, о чем подумать.
Так же, как и в первом романе "Все, о чем я не сказала", в этой книге присутствует тема межрасовых отношений. Автор сама из семьи эмигрантов из Гонконга, так что это её видение проблемы очень любопытно.
И всё действие происходит в "красивом, идеально упорядоченном городе, где все между собой ладят, и все живут по правилам, и все должно быть красиво и идеально снаружи, а какой бардак внутри - это никого не волнует."
Жаль, что пока у Селесты Инг нет других книг. Хочется читать ещё.

"Palimpsest" Catherynne M. Valente



Междумирье
Это Палимпсест, Ноябрь. Реальный мир, в котором ничего не происходит без боли и смерти. To jest Palimpsest, November. Prawdziwy świat. Tu nic nie przychodzi bez bólu i śmierci.


Помните Лес между мирами из начала Нарнии? Порт миллиона возможностей. Нет, Палимпсест не похож на место бесконечного спокойствия, где время словно бы остановилось, а для того, чтобы попасть в новый мир, стоит лишь нырнуть в один из маленьких прудиков, каких здесь бесчисленное множество. И все же что-то от льюисова Леса между мирами в нем есть. Оказаться в месте, созданном для тебя и заниматься тем, для чего ты предназначен, имея рядом тех, кто тебе дорог. Рай?

Read more...Collapse )

Взяла на польском, потому что после дивных переводов Беленковича оказалась совершенно не готовой к тому, насколько сложно воспринимать феерию прозы Валенте в оригинале, но и отказаться от нее совсем не могла. Остановилась на заведомо сниженном варианте "не-догоню-так-хоть-согреюсь". и не пожалела. Кэтрин великолепна даже в таком нивелированном изводе.

"Глиняный мост" Маркус Зусак

В следующие месяцы всего-то и будет что несколько последних прочных островов жизни – нашу мать будут терзать лечением. Ее распахивали и плотно захлопывали, как машину на обочине шоссе. Помните звук, как с размаху хлопаешь водительской дверцей, когда наконец-то удалось вновь завести проклятую развалюху, и молишь еще хотя бы о нескольких милях?
Каждый день напоминал такой завод.
Мы немного проезжали и снова глохли.


Это было лет семь назад, стоял лютый холод и я боялась, что машина после кинотеатра не заведется, аккумулятор был хлипкий. Но мы все же пошли в кино, потому что душа просила какой-то радости посреди этой арктической стужи, девочка в сером пальто на постере казалась такой милой. А главное название, "Воровка книг". И я плакала почти все время, пока шел фильм. Вот убей, не понимаю, почему. Он довольно сентиментален, а я не вовсе твердокаменная, и над трогательной историей иной раз роняю слезу-другую, но чтобы чуть не навзрыд и со всхлипами - такого не бывает. Поди разбери, какие потаённые струны в душе тронуло это кино, которого не пнул только безногий.

Read more...Collapse )

В романе есть история, за развитием которой интересно следить. Есть смешное, грустное, трагичное. Есть про то, как умирать и про то, как возрождаться к жизни. Есть герои, ни одного из которых не назовешь картонным. А как насчет глиняных? Ну, разве в том смысле, в каком все мы от сотворения мира глина.

"Икс" Дмитрий Быков

Мы все пишем по чужой рукописи, и все, что мы печатаем, — палимпсест. ... Нас переломило, и новое в нас поверх старого, а где и перепуталось с ним.


Не поклонница Михаила Александровича, признаюсь честно. Программной "Поднятой целины" даже не пыталась читать. Может и великая книга, но просоветская, а я в шестнадцать лет все советское воспринимала как подлое и лживое. "Тихого Дона" не читала отчасти по тому же, частью оттого, что не любила разного рода "Вечный зов": Гляжу в озера синие, в полях ромашки рву. Зову тебя Россиею, Единственной зову... - на меня от такого опускалась пыльная грязноватая тюлевая занавеска и хотелось оказаться как можно дальше. Что до "Донских рассказов", то за них Шолохова уважала и боялась, потому что еще девчонкой довелось посмотреть старый фильм, и это оказалось так больно, так страшно, горько, безнадежно, обожгло невыносимой правдой страдания, что читать, войдя в возраст, остереглась.

Read more...Collapse )

Подозреваю даже, что через сотню лет читатели будут задаваться относительно него вопросом того же свойства, какой сегодня вызывает "Тихий дон": как умел делать так много разного и все хорошо. Ну, у меня, положим, на этот счет своя теория, еретическая и завиральная, однако объясняет исчерпывающе. Но "Икс" прочла с огромным удовольствием.

Tags:

Прошу совета (послевоенная Америка)

Прошу посоветовать художественные книги о послевоенной Америке, с действием до катаклизмов общественного сознания середины 60х.
Классики скорее всего прочитаны... но выслушаю все рекомендации, и да, без детективов, пожалуйста. Идеально о среднем классе и арт-кругах, можно написанные позже, конечно.
Один из любимых авторов - Трумэн Капоте, и его вещи в малой форме. Чивер, Сэлинджер, Апдайк, Болдуин, Уйалдер изучены.
Документальному роману Нормана Мейлера скорее нет. Воннегут давно прочитан, и сейчас хотелось бы чего то не столь остросоциально-сатирического.

"Другая правда" Том 2 Александра Маринина. аудиокнига

- Он задержался с ночной смены на два часа, - говорит. Готовлюсь утешать по-бабски, но приходится ставить на место отвисшую челюсть, продолжение звучит как, - Откуда мне знать, может он маньяк?

На дворе девяносто седьмой год, девушка, которая говорит о своем муже (тишайшем подкаблучнике) - ярая марининская поклонница. И я думаю, надо как-то поделикатнее намекнуть Светке, что Александра Маринина, конечно, хороший писатель, но есть ведь и другие, Стивен Кинг, например. Хотя, нет, Кинга ей лучше не предлагать, с ее то внушаемостью. Это вступление к тому, что на исходе девяностых влияние книжной серии о Насте Каменской на умы и сердца читателей было колоссальным. И я новых книг не пропускала.

Read more...Collapse )

Однако дело таки закрутится, верно найденная ниточка поможет размотать клубок. К вящему читательскому удовольствию. Хотя больной спины Анастасии Палны могло бы быть и поменьше (брюзжу).

"Снежный Цветок и заветный веер" Лиза Си

Союз лаотун. Как и в браке между мужчиной и женщиной, добрые люди сходятся с добрыми людьми, красивые с красивыми, умные с умными. Это союз двух сердец, который не могут разрушить ни расстояние, ни одиночество, ни более высокое положение в браке.


Нынче мода на все китайское. Как-то нечувствительно древняя цивилизация потеснила во всех областях задававшие тон Североамериканские Штаты, выбила из тренда Латинскую и Мезоамерику, задвинула вечную соперницу Японию (недавнего абсолютного лидера). Что до Европы, то она в компании с Австралией и Новой Зеландией скучает на этом балу у стеночки. Про Африку, которой прочили судьбу законодательницы литературной моды XXI века и говорить нечего, о ней знают несколько тысяч интеллектуалов по всему свету. "Снежный цветок и заветный веер" ожидаемо про Китай. Название вкупе с именем автора Си Лиса казалось слегка опереточным: "Очередной ван Зайчик?" - подумала. И решила, что неплохо, коли так, потому что проект Рыбакова-Алимова замечательно хорош.

Read more...Collapse )

Интересная, сильная, серьезная книга. И читается превосходно

Похожее на "Войну и мир"

Посоветуйте книги, похожие на "Войну и мир" - в плане описания отношений, не в плане войны. Что-то такое же глубокое, фундаментально-жизненное, правдивое. Так же приветствуется сюжет, касающийся жизни высшего света, как это было в "ВиМ" и, к примеру, в "Ярмарке тщеславия".

"Самшитовый лес" Михаил Анчаров

Он всегда так считал: нужен буду - разыщут под землей, а не нужен - и толкаться не стану. Так и во всем, жил и дожидался, пока заметят, и старался ничего не просить.


Даже не удивляюсь, что ничего не знала о Михаиле Анчарове. Чем больше читаю, тем вернее убеждаюсь - всех хороших писателей знать невозможно. Можно максимально расширить горизонты. Этим и занимаюсь, дополнительно к получению от книг удовольствия. И все равно странно, такая знаковая для русского культурного пространства фигура: основоположник жанра бардовской песни, военный переводчик, китаист, художник, сценарист, прозаик, сам Высоцкий называл его своим учителем. А "Самшитовый лес" был культовой для поколения рождённых в шестидесятые, книгой (роман вышел в 1979 году). И ничего, ну просто ничегошеньки о нем не слышала.

Read more...Collapse )

Нет, я далека от мысли, что одна книга могла вызвать такие изменения. Хотя почему нет? Солнце останавливали Словом, словом разрушали города. Да ведь и мир, если верить авторитетному источнику, создан словом.

Мария Глушко – «Мадонна с пайковым хлебом»

Книга вышла в издательстве «Речь» в серии «Вот как это было». Пока что я прочитала две книги этой серии, еще «Хлеб той зимы» Эллы Фоняковой. По всему – на серию надо обратить пристальное внимание. Книги рекомендованы для чтения детьми, но конкретно «Мадонна с пайковым хлебом», на мой взгляд, - повесть для взрослых читателей, хотя, вероятно, динамичный сюжет увлечет и подростка. Можно посоветовать тем школьникам, кто хочет больше узнать о жизни тыла во время Великой Отечественной войны. Но все же главная целевая аудитория – матери. Видели, может, сборники под мягкой обложкой с названиями типа «Куриный бульон для души, истории про материнство» (есть и другие бульоны). Так вот: повесть Марии Глушко – именно такое подкрепляющее средство, читайте, если устали, не видите перспективу, переживаете жизненные сложности.

«Мадонну с пайковым хлебом» можно еще сравнить с «Зулейхой», которая сейчас весьма на слуху. Но у Глушко уровень выше. Объединяет их тема материнства в условиях войны и лишений. Если вы читали Гузель Яхину, и вам понравилось, обязательно найдите время на Марию Глушко.

В «Мадонне с пайковым хлебом» через весь сюжет протянут девиз героини, Нины, - выживать, но не переступать черту. Read more...Collapse )

Повесть советую, она по-настоящему цепляет. Для меня вообще Мария Глушко стала открытием 2019г. Ее проза лаконичная и эмоциональная в то же время. Есть в ней и ностальгия по советским ценностям, и актуальность для нашего времени.

Мария Глушко – «Год активного солнца»

Автор для меня еще недавно – совершенно незнакомый и не на слуху. Я бы, наверное, никогда про Марию Глушко и не узнала, если бы не серия «Вот как это было» от издательства «Речь»: книги про Великую Отечественную, среди них мне попалась «Мадонна с пайковым хлебом» Марии Глушко. Роман про 19-летнюю эвакуированную из Москвы студентку, которая готовится родить и ищет пристанище, произвел на меня впечатление. Захотелось прочесть что-то еще от этого автора. Нашлась повесть «Год активного солнца».

Сильная вещь, в стиле Шукшина, но с главным героем – женщиной. Шукшина я научилась ценить с возрастом, но не могу отделаться от гаденького впечатления о том, как он выводит женские характеры. Все у него мелочные недалекие мещанки, обижают только мужичков своих, а у тех – мысли о великом. Утрирую, конечно, но для Шукшина, женщина – животное или в лучшем случае человек второго сорта, хотя то, какие переживания он раздает героям – мужчинам – это общечеловеческие проблемы, примитивно их разделять, как туалеты, на М и Ж. В повести Глушко прямо-таки шукшинская тоска об остатке жизни, которую уже непоправимо разменяли на «ночи без сна и дни без радости». Но эти переживания – женские, главная героиня – чиновник высокого ранга, она стала матерью города (говорят же «отцы города», а Кира Сергеевна – мать), но многое упустила в семье, не прожила исчерпывающе роли жены, матери, бабушки. Read more...Collapse )

"Маджара" Дмитрий Кунгурцев

Полную ванну виноградного сусла отнесли в предбанник и оставили бродить. В течение нескольких дней сюда слетались виноградные мушки со всего света, кружили над виноградным месивом, пили нектар, купались в нем, а потом тонули.

Кровь, как причудливо тасуется колода. Любви к прозе Вероники Кунгурцевой никогда не скрывала. Когда заходит речь о преемственности, склоняюсь скорее к булгаковскому о крови и к тому, что на осине не растут апельсины, чем к сакраментальному о природе, отдыхающей на детях гениев. К тому же, практика показывает, что бывает так и так, и не попробуешь, как узнаешь? Это сейчас к тому, что автор "Маджары" Дмитрий Кунгурцев - сын моей любимой писательницы, и читать его повесть, номинированную на "Дебют", о которой хорошо говорят Алиса Ганиева и Андрей Геласимов, я стала не в последнюю очередь потому, что надеялась услышать в ней интонации Вероники Кунгурцевой.

Read more...Collapse )

А вот дикое обвинение в поступке, который уничтожит репутацию и нависнет дамокловым мечом над всей дальнейшей жизнью. Первое столкновение с равнодушием мира, который раздавит тебя, даже не заметив. Прежде ты уже видел такое, отзывалось болью, но тогда думал - это то. что бывает с другими. Теперь с тобой. Нет, жизнь не заканчивается. Ты оставишь все позади и будешь жить дальше. Дышать соленым воздухом с примесью горьких трав. Пить хмельную, как молодое вино, жизнь. Прекрасную и удивительную.

"S.N.U.F.F." Виктор Пелевин

Дискурсмонгером ты вряд ли сможешь стать, а вот контент-сомелье из тебя выйдет. А какой, станет ясно очень скоро.

Несколько лет назад, встретила приятеля, заговорили о книгах, он с гордостью сообщил. что читает "S.N.U.F.F." На слух восприняла, как Снафф, поинтересовалась доброжелательно:
-Это про собачку?
-Это про Украину, - оскорбленно ответил знакомый, - Пелевин! Как он там их прикладывает!
Устыдилась своего невежества, вспомнила, что обложку со странным названием видела. Укрепилась в нежелании составлять о романе собственное представление, это было время, когда сочинений Виктора Олеговича не читала принципиально, а политическое и на злобу дня - то, от чего всегда стараюсь держаться подальше. Благополучно забыла о книге на следующие шесть лет.

Read more...Collapse )

Потому что это редкий для Пелевина случай, когда в книге не только многообразный стёб на тему политики и культуры, не только эзотерическое просветительство, но замечательно интересная история. В которой, по О Генри, есть любовь, бедность и война. Любовь на первом месте, все ею покроется и оправдается. Главный манипулятор русской литературы может ведь быть дивно романтичным, когда взгляд его обращается к предметам, заслуживающим почтительной нежности. А здесь есть, уж поверьте. Следить за тем, как разворачивается история любви и обретения свободы, где, казалось бы, этого по определению быть не может, по-настоящему интересно.

Я слушала аудиовариант Игоря Князева, если есть возможность выбора, всегда отдам ему предпочтение. Отличная книга в превосходном исполнении.

"Опиумная война" Р. Ф. Куанг

Ты должен быть, как тайфун, опасен,
Ты боец,
Неукротим, как лесной пожар,
Ты боец,
Ты будешь, парень, в бою прекрасен,
Никто отразить не сможет твой удар.
"Мулан"

Когда на клетке слона увидишь "Буйвол" - не верь глазам своим.Когда все, кто есть кто-то, хвалят книгу, а ты видишь только штамповку и неумеренную натуралистичность обильно приправленные наркотрипами - доверяй своей способности оценивать тексты. На чтение сподвиг отзыв Галины Юзефович, это уж потом узнала, что и Наталия Осояну хвалит, и Фанзонгорячо одобряет. Значит все они нашли в дебютном романе Ребекки Куонг что-то, отвечающее их представлениям о достойной литературе, а ты не нашла. Сокрушаться о собственной ограниченности не стану, все мы очень разные и это хорошо - пусть расцветают сто цветов - просто расскажу о "Маковой войне", какой ее увидела.

Read more...Collapse )

Все бы ничего. но зачем, объясните мне кто-нибудь, была эта лажа с двадцать шестой гексаграммой И Цзина. Ладно, ерунда, что гадают не в классической традиции со стеблями бамбука, а в усеченном американизированном варианте с монетками. Но двадцать шестая гексаграмма Да Чу (Воспитание великим) совсем другая по смыслу и содержанию. Если была такая уж неодолимая потребность воткнуть для пущего антуражу Книгу Перемен, так хоть подобрать подходящее по смыслу предсказание можно было бы. Или необязательно? Пипл так схавает? в конце концов, у нас ведь всего лишь очередная история о том, как девушка становится Мужиком (с большой М)

Прочитанное

Сара Пекканен и Григ Хендрикс "Безымянная девушка", Дженнифер Макмахон "Пригласи меня войти" и два отличных детектива Джеймса Хэдли Чейза. Картинки не вставляю, не обессудьте)

Read more...Collapse )

"Другая правда. Том 1" Александра Маринина. Аудиокнига

Якшайся лишь с теми, которым под пятдесят.
Мужик в этом возрасте знает достаточно о судьбе,
Чтоб приписать за твой счет что-то еще себе,
То же самое - баба...
Бродский "Назидание"


Даже не вспомню, читала в этом веке Маринину или уже нет. Но в конце девяностых прошлого точно ни одной новой книги не пропускала. Потом не то количество преступлений, совершаемых в ее книгах маньяками превысило мою способность получать от детектива удовольствие, то ли охладела к детективу как жанру, читать перестала. По инерции смотрела ещё какое то время Настасью Палну в телесериале (все таки Яковлева чистой воды алмаз), потом и это бросила. И как хороо, что первый том юбилейного пятидесятого романа мэтрессы вышел аудиокнигой в исполнении Игоря Князева, которого не могу отказать себе в удовольствии слушать.

Read more...Collapse )

Нет, к концу первого тома ещё совершено ничего не вытанцовывается, даже приблизительных догадок не возникает о том, куда повернет сюжет в дальнейшем.
Интересно? Очень. И я поняла, как успела соскучиться по спокойным рассудительным логическим построениям Александры Марининой, какое удовольствие её рассуждения по самым разным вопросам: от остро специфических до бытовых. Буду ждать второго тома.

Конни Уиллис, роман "Книга Страшного суда" (Оксфордский цикл)



Одно время пытался читать этот роман, но тогда так и не одолел. Где-то на второй главе заскучал (показалось что читаю медицинский учебник по эпидемиология, занудный и скучный), в начале третье главы сломался...

А вот на днях вспомнил, и книга зашла! Ну тут уже влияние романа "Не считая собаки" , мысленно был готов к нестандартным поворотам сюжета.

Предупреждаю сразу, книга будет даже "потяжелее" Взлета и падения ДОДО. Приятного чтения...

"Место" Фридрих Горенштейн

В те дни не было царя у Израиля; каждый делал то, что ему казалось справедливым.
Книга Судей, 21: 25

"Господа, вы звери, - говорит прекрасная героиня Елены Соловей, - Вы будете прокляты своей страной". Никита Михалков снял много хороших фильмов, и одной только "Рабы любви" было бы довольно, чтобы оставить его в истории кинематографа. В "Солярисе", кажется, никто не говорит ничего, столь же знакового, но одного этого фильма было достаточно, чтобы миллионы зрителей назвали Тарковского и Лема любимым режиссером и автором. Сценаристом обеих картин был Горенштейн, их утонченной условности, остраненной отстраненности я невольно ожидала, готовясь познакомиться с ним в писательской ипостаси. "Место"оправдало ожидания с точностью до наоборот. Как готовиться к путешествию на цеппелине а совершить его посредством асфальтоукладочного катка (под цилиндром).

Read more...Collapse )

Я не знаю сейчас, как будет раскрываться цветок зла этой книги в уме и сердце, хотя любопытно будет сравнить сегодняшнее свежее впечатление от нее с тем, какое сформируется через полгода, год. Скажу только, что это самое глубокое и подробное исследование феномена сталинизма, какое до сих пор встречалось мне в литературе. За этим одним "Место" стоило читать (хотя сцена убийства Голованова повергла в состояние неумолкающего внутреннего крика, не крика - визга). Тяжело, но не жалею. И я не хочу снова в СССР.

"Я путешествую одна" Самюэль Бьорк

Мы так не поступаем с детьми нашими. Мы не поступаем так с людьми. Мы помогаем им, а не причиняем вред. Это не воля Божья.

Из всего скандинавского детектива для меня сложнейшим является норвежский. Датчан и разных прочих шведов легче понимать, несмотря на особое пристрастие шведского детектива к расчлененке, а датского к теме костей. У меня и с норвежской классикой то же, не умею понимать. Могу любить, как "Пер Гюнта", что не отменяет непостижимости его мотиваций средствами здравого смысла. Норвежцы странные люди Скандинавского полуострова, у которых самый знаменитый из детективов, созданный гением местной литературной мысли, может быть алкоголиком. То есть, это ведь оксюморон: лучший сыщик времен и народов, регулярно убивающий мозговые клетки, допиваясь до потери пульса. Понимаю, что миллионная армия поклонников Харри Холе так не думает, но включите логику, господа.

Самюэль Бьорк с первой книгой трилогии Мунка явился очередной попыткой перевести норвежский детектив из разряда вещей в себе в категорию вещей для нас (для меня). Не самой успешной, но лед тронулся, господа присяжные заседатели. В том смысле, что острого отторжения первый роман серии "Я путешествую одна" не вызвал. Смотрите, какая история: из детских садов в разных концах страны одновременно похищают двух шестилетних девочек, которых позже найдут повешенными на деревьях в кукольно-нарядных платьицах и со школьными ранцами за спиной. На шее у обеих белая ленточка с надписью "Я путешествую одна", такой одна из норвежских авиакомпаний снабжает детей, летящих ее рейсами без сопровождения взрослых.

Read more...Collapse )

Современный роман нравов

Как осторожно сообщает Википедия, роман нравов — это сатирическое описание современного общества, часто в сочетании с плутовским сюжетом

Роман нравов — это У. Теккерей (вам смешно было в «Ярмарке тщеславия»? Мне нет. Видимо, имеет место несмешная сатира), Д. Остин (читала «Гордость и предубеждение» давно и не помню, есть ли там вообще сатира, да и сюжет там не плутовской, ИМХО) и прочие Ричардсоны.

А вот Диккенса, Троллопа и Рабле к роману нравов почему-то не относят, а ведь в их произведениях и сатира, и сюжет плутовской, и персонажи все насквозь типические. И что за несправедливость, я вас спрашиваю? :))

Но вопрос, собственно, вот в чем. Какие современные и не очень произведения можно отнести к роману (повести, новелле, комедии) нравов? Но к настоящему такому, чтобы и смешно и типически. Вот, например, «Золотой теленок» и «Двенадцать стульев», по мне, так вполне романы нравов. Как и Джером К. Джером, и «Мастер и Маргарита».

The City & the City by China Miéville

– Мы не видим этого потому,  что не знаем, куда и как направить внимание. Кроме того, наш внутренний свидетель отнюдь не рвется созерцать подобные вещи. Наоборот, он очень хорошо умеет защищать себя от них.
Пелевин "Искусство легких касаний"


Не самая горячая поклонница нуара и всех возможных видов литературного панка, а Чайна Мьевиль специализируется именно на панке: кибер, стим, био. Но устоять перед качественной литературой невозможно, а Мьевиль это всегда качество. И просто поняла, что соскучилась по нему. Это ведь так работает: сначала говоришь, я такое не читаю, потом пробуешь и активно не принимаешь, после делаешь над собой усилие, дочитываешь. Осознаешь, что твой горизонт внезапно стал глубже и шире, само собой явилось понимание некоторых вещей, напрямую не связанных с неудобной книгой. На такой бонус не рассчитывала, но это не может не нравиться. И отныне периодически возвращаешься к автору, потому что он того стоит.

Read more...Collapse )

Ну вот, то, что мне было безумно интересно в этой книге. Что до расследования, тяготеющего к нуарной эстетике, бравого инспектора Тайдора Борлу с его хитроумными умозаключениями, несомненной храбростью и неотразимой брутальностью, то да они на уровне. Но я не очень по детективам. Мне больше понравилось, как всё завернуто с городами. Правда ведь, никто до него не придумал такого? На то он и Мьевиль. Он такой один. Ах да, совсем скоро обещают хороший перевод.

Но это XXI век , президент Уль-Ком (чей портрет вы можете видеть там, где руководители наиболее подобострастны), как и президент Умбир до него, объявил развитие национального пути, конец ограниченному мышлению, гласностройку, как аломские интеллектуалы неуклюже неологизировали. But this is the twenty-first century, and шPresident Ul Mak (whose portrait you can also see where managers are most obsequious), like President Umbir before him, had announced certainly not a repudiation but a development of the National Road, an end to restrictive thinking, a glasnostroika , as Ul Qoman intellectuals hideously neologised.

«Наша жизнь, как головоломка...»

В серии «Семейный архив» издательства «Никея» в 2017 году вышла книга воспоминаний княгини Александры Николаевны Голицыной. «Когда берусь за перо, в памяти возникают вперемешку образы людей и происшествий, за которыми трудно угнаться, и не знаешь, с чего начать, а пропустить не хочется, так как это части дорогого прошлого…», - простота и откровенность автора подкупают с первых строк.

Александра Николаевна высказывает мысль, что полезно чаще вспоминать прошлое, чтобы успокоиться, уповая на Бога. В 1930-х годах на берегу Женевского озера в гостях у детей писала княгиня воспоминания и писала, собственно, для своих детей. В первой главе о счастливом детстве Александры, в девичестве Мещерской, мы узнаем подробности быта русского дворянства ХIХ века. 

IMG_0002.jpg
IMG_0002.jpg

Дети получили очень строгое воспитание. Во время обеда ели молча, позволялось только отвечать на вопросы взрослых. Вещи, книги, игрушки выписывали из Англии. Уже повзрослевшие девочки вместе с матерью почти никогда не сидели без дела, если не были заняты учебой, вышивали разные вещи для церкви.

Read more...Collapse )