Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

феникс

Модераторское

В связи с изменением правил Livejournal мы начинаем строже относиться к книгам и запросам на политическую, национальную и религиозную темы, так как не хотим последствий, связанных с Российским законодательством.

Просьба более вдумчиво относиться к комментариям, любой комментарий, который можно истолковать как розжиг конфликта на указанную тему - бан сразу и без предупреждения.

Также будем признательны за обращение нашего внимания на спорные комментарии, которые можно понять превратно и не в пользу сообщества.

Ландау-Дробанцева К. Академик Ландау. Так мы жили



Об этой книге я слышала давно самые разнообразные отклики. Знала, что физики и, особенно их жены, крайне негативно отнеслись к ее выходу. Прочитав книгу убедилась в том, что обиды братства физиков были вполне обоснованы.

Но обо всем по порядку. Конкордия Терентьевна Ландау-Дробанцева (для близких – Кора) прожила вместе со своим гениальным мужем Львом Давидовичем Ландау с 1934 года до его смерти в 1968 году. Спустя какое-то время после трагедии Кора начала писать мемуары о своем муже. Работа продолжалась 10 лет. А когда книга вышла, то на Кору обрушилась лавина претензий от коллег и знакомых мужа.

Честно говоря, я сама была поражена обилием желтизны в этих мемуарах. С легкостью Кора делится подробностями семейной жизни, которыми не стоило бы делиться даже с близкими подругами… Наличие любовниц, обман и даже предательство близких учеников Дау (так называли друзья Льва Давидовича). Порой, написанное в книге смахивало на описание какого-то серпентария, а не научного сообщества СССР. Резкие выпады против коллег и учеников мужа меня просто шокировали. Но особенно поражало негатив по отношению к соавтору многих его трудов – Евгению Михайловичу Лифшица, которого она даже не считала ученым. Это выглядит крайне неубедительно!

Вообще Конкордия Терентьевна производит впечатление крайне неуравновешенного и экзальтированного человека. Их союз с Львом Давидовичем, я думаю, приводил окружающих в изумление. Предоставление друг другу безграничной свободы в отношениях, на мой взгляд, переходило всякие приличия!

Конечно, прочитав эти мемуары, делаешь вывод, что и великие ученые в жизни – все же простые смертные, у каждого из которых свои особенности (проще говоря, тараканы). Но я, пожалуй, предпочла бы не знать этого!

Вместе с тем, любовь Коры к своему мужу чувствуется в каждой главе. Пусть она своеобразна (возможно, кто-то назовет ее странной и непонятной). Но любовь ведь не упрячешь в «правильные рамки». Прочитайте главы, где Кора описывает жизнь мужа после аварии. Из экстравагантной жены академика она превращается в сиделку очень тяжело больного человека. Кстати, эта часть мемуаров мне очень понравилась.

Беда, случившаяся с Ландау, всколыхнула его коллег в стране и за рубежом. Каждый из именитых ученых воспринял ее, как свою собственную. Про медиков я уже не говорю – они совершили подвиг, вытаскивая Ландау с того света. Лучшие отечественные и зарубежные светила консультировали и лечили всемирно известного физика. Некоторые из них прямо говорили, осмотрев пострадавшего, о его скорой гибели. То, что Ландау прожил 6 лет – несомненная победа врачей и жены. Конечно, жизнь после аварии резко отличалась от той, что была прежде. Ведь помимо травм, нарушивших двигательные функции ученого, была травма кишечника, которая очень осложняла жизнь ученого. Без мужественного ухода жены, Ландау просто не смог бы выжить! Кто знает, может, этот тяжелейшей период супружеской жизни, сказался на нервах Коры, что повлияло на странное изложение многих эпизодов из жизни мужа…

А еще я хочу сказать, что произошедшее с Ландау, на мой взгляд, дало серьезный толчок развитию отечественной медицины. Так, например, в первые часы необходимо было давать мочевину, препарат, который способствует уменьшению отека мозга. В день трагедии его, копеечного лекарства, не оказалось ни в одном аптечном складе Москвы! Мочевину срочно прислал из Лондона Роберт Максвелл, издатель трудов Ландау за рубежом. После этого мочевина вошла в список обязательных лекарств, которые должны были обязательно присутствовать в каждой больнице. Можно сказать, что это мелочь… Но сколько жизней было спасено!

А вот другой пример. В больнице не было аппарата, к которому подключают больного при нарушении дыхательной функции! Его были вынуждены взять в Институте полиомиелита и вирусных энцефалитов им. М. П. Чумакова. Но после того, как Ландау начал самостоятельно дышать, руководство больницы долго не отдавало этот аппарат назад. Утверждая, что он все еще нужен для Ландау, врачи спасали им других пациентов. Я думаю, что после истории с Ландау, многое в системе здравоохранения в нашей стране было пересмотрено.

Книга Коры Ландау – неоднозначна, во многом спорна. И все же я ее рекомендую читать. Вы откроете для себя человека, имя которого нам известно со школы. Лев Ландау, двигавший мировую науку, предстанет перед читателем человеком со всеми достоинствами и чудачествами. А, главное, книжка непременно позовет прочитать другие книги о гениальном физике мирового значения Льве Ландау, более информативные и объективные (М. Бессараб, М. Горобец и др.).
  • otolm

Помогите вспомнить книгу о манипулировании вероятностями

Читал лет 5 назад. Переводная (почти наверняка) фантастика.

Главный герой попадает в какой-то научный институт, где проводятся опыты по управлению вероятностями. Понимается это как переход по развилкам из одного параллельного мира в другой. Инструмент - что-то вроде коробочки, настраиваясь на которую герой должен добиться, чтобы на ней отобразилась определённая комбинация чисел. Как-то к этим комбинациям привязываются события реального мира, например, "если будет 124568978, то этот электронный замок отперт".

Книга достаточно сложная, приключения там не главное. Описания разной квантованности и т.п.

Понимаю, очень спутанное описание получилось...
Очень хотелось бы перечитать. Заранее спасибо!
лимон

Алексей Иванов. Блуда и МУДО

Меня после отзыва на Отдел Сальникова так опустили, что самооценка сильно пострадала.Что ж если посты majstavitskaja вам нравятся, то мой прошу пропустить.
Вот пытаюсь осмыслить только что дослушанную книгу Иванова.
Для меня 10/10. Я всегда пытаюсь составить собственную рецензию, со своим ограниченным лексиконом.
Иванов, конечно, уникум, все его романы настолько разные, что просто закрадывается подозрение о его земном происхождении))
Я прочла примерно в таком порядке : Золото бунта (интересно, но много трупов), Общага на крови (сразу бросила, не понравилось, туфта), Географ глобус пропил (фильм заслонил книгу), Пищеблок (вообще не оценила). Тобол (полный восторг на 9/10), и вот теперь Блуда и МУДО.
Как назвать этого Моржова? бабник? женолюб? казанова? сексоголик? Как художник не может не рисовать, как композитор не может не писать музыку, так Моржов не может не любить женщин. Он любит в них все - пластику жеста, попку, линию спины, тяжесть груди, стеснение при первом соитии, их глупость. Он их жалеет за недоеёб. И он их ебёт. С нежностью, пониманием их жизненной ситуации, вообщем, по-доброму. Ни пошлости, ни цинизма, ни полграмма порнографии.
Ах, да, в тексте очень много мата. Это меня могло возмутить лет 15 назад, но после долгой работы в мужском коллетиве - совершенно нормально.
Язык сочный, мат к месту, философские теории вкусны.  И очень смешно) Еду в автобусе в наушниках и откровенно веселюсь)
Сюжет присутсвует. Вполне вменяемый и нтересный. Моржов путем обманов выжуливает обратно у государства существование МУДО - Муниципального Учреждения Дополнитеоьного Образования, дом пионеров бывший. Он вообще парень умный, добрый и справедливый. Но и убить может. Если сочтет нужным. Есть там такой Щёкин, теории космические выстраивает.
Последние слова романа - его слова - меня буквально пришибли: Но без тебя плохо. Просто, найдись

"Геном" А. Дж. Риддл



Кривое зеркало
История инфекционных заболеваний всегда сводилась к пассивному реагированию. Впервые мы имеем возможность засечь момент, когда новый патоген проникает в организм первого носителя, и имитировать воздействие вируса, виртуально испытывая методы лечения. Лекарство можно распространять в онлайновом режиме
А.Дж.Риддл продолжает оптимистичный цикл "Вымирание", начатый "Пандемией". Запланированная трилогия "Геномом", вторым романом, закончится. Что, в целом, к лучшему,. Потому что уже здесь "смешались в кучу кони, люди", страшно представить, что было бы, решись автор еще на один роман.

Collapse )
Напрасно ждешь вразумительного развития событий. Взамен тебя закармливают конспирологией, родственной любовью в количествах, несовместимых с жизнью, завиральными квазиэволюционными теориями и Алисой Кэрролла. А последнее к чему? Ну, автор подумал, и решил, что каши маслом не испортишь - Алису ведь все любят, почему не вставить ее в книжку про проект "Зеркало"?

В общем, единственное, на мой взгляд, достоинство романа - аудиоверсия, начитанная Игорем Князевым. По крайней мере, в части его исполнения, удовольствие гарантировано.

Czarne oceany Яцек Дукай

Массовое производство портативных солнечных батарей и солярных нанотканей обрушит нефть Рынок всегда об этом знал. Оd czasu potanienia nanotkanin solarnych oraz przenośnych megabaterii; kiedy te ostatnie wejdą do masowej produkcji, ropa ostatecznie spadnie na łeb. Giełda wiedziała o tym o dawna.

В этой части пан Яцек тоже не вполне угадал, нефть и сама по себе имеет тенденцию падать, без участия нанотехнологий. Почему "тоже"? Потому что в здешнем варианте апокалиптики человечество становится жертвой беды, принципиально отличной от тех, с какими сталкивалось прежде - вируса, поражающего не физическое тело, но психику. Хотя, написанный девятнадцать лет назад, "Черный Океан" Czarne oceany, удивляет точными прозрениями подробностей сегодняшних реалий. С требованием самоизоляции в квартирах, но и необходимостью втискиваться в переполненный общественный транспорт, где о социальной дистанции думать смешно.

Collapse )

После, когда выяснится, чьими воспоминаниями спровоцирован этот припадок, придет время задуматься о целях, средствах и степени этической оправданности фаустианского стремления к чистому знанию. Это не единственная в романе коннотация к "Фаусту", виртуальный менеджер Ханта Дьявол (помните, говорила о цифровых помощниках?). Так-то да,

Принятие эстетики зла первый шаг на пути к принятию зла, как такового. Acceptance of an aesthetic of the evil is the first step to accepting the evil itself.

Хочу еще только добавить, что идея монад восходит к "Солдатам Вавилона" Лазарчука, там такого рода вирусные психомемы, вытесняющие основную личность, называются кодонами. К вопросу преемственности.

Роман роскошный, очень непростой, объемный и удивительно актуальный.

Мое рабочее место там, где мои мозги. Gdzie mózg mój, tam biuro moje.

Рассказ Сергея Воронина

Помогите, пожалуйста, вспомнить, как называется рассказ Сергея Воронина про геологов, которые шли через болото. В этом болоте, кажется, погиб один из геологов и они потеряли всех лошадей, но при этом геологи были уверены, что лучшей дороги нет. В конце пути они встречают местного охотника, а тот им говорит "Надо было идти через Аргунь". Глава геологов возражает, что через Аргунь они не переправились бы. Местный житель объясняет, что сейчас там воды по колено, а то, что показала аэрофотосъёмка, бывает только в половодье. Кончается тем, что женщина-геолог плачет.

Микрорецензии

1. Франсис Карсак. Робинзоны космоса. Прочитал по рекомендации, но остался разочарован. Очень наивно и плоско все описано, можно, конечно, сделать скидку на годы написания повести, но все равно очень слабо и очень черно-бело. Есть злодей-граф, планирующий поработить новую планету, есть благородные ученые и инженеры, ведущие эту же планету к светлому будущему. Читать скучно.
2. Стивен Кинг. Извлечение троих. Вторая часть из саги “Темная башня”. Лучше не стало. Всю книгу главный герой ныряет через непонятно откуда берущиеся двери в наше время, живет в телах людей, контролирует их, а потом забирает с собой в этот умирающий мир. Тут они нудно бредут по берегу моря, периодически отстреливают омаров, потом долго мучаются с негритянкой-шизофреничкой… Думаю стоит остановится знакомиться далее с этой сагой. Есть у Кинга вещи и поинтереснее.
3. Питер Дарман. Парфянин. Ярость орла Первая часть историко-популярного романа о парфянском принце, попавшим в рабство к римлянам, сбежавшим от них и присоединившемуся к войску Спартака, который случайно проходил тут мимо. Не сказать, чтобы шедевр, но в целом любителям жанра почитать можно. Несколько напоминает классического Спартака Джованьоли.
4. Джо Аберкромби. Жить все трудней Все возвращается на круги своя. Собственно это все, что хочется сказать об этом рассказе. Весело, динамично и неправдоподобно:).
5. Клиффорд Саймак. Зеленый мальчик с пальчик Проблема взаимодействия с инопланетным разумом давно занимает умы писателей. Технократичность нашего мира приучила нас, что математика - царица наук. Поэтому и с нло-шниками нужно начинать общаться математическими символами. Мол, 1+1=2 и т.д., логически развивая тему. Но вдруг основа цивилизации это вовсе не математика, а эмоции. Например, любовь и ненависть? И именно эмоции будут тем мостиком, с помощью которого мы сможем взаимодействовать?