Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

феникс

Модераторское

В связи с изменением правил Livejournal мы начинаем строже относиться к книгам и запросам на политическую, национальную и религиозную темы, так как не хотим последствий, связанных с Российским законодательством.

Просьба более вдумчиво относиться к комментариям, любой комментарий, который можно истолковать как розжиг конфликта на указанную тему - бан сразу и без предупреждения.

Также будем признательны за обращение нашего внимания на спорные комментарии, которые можно понять превратно и не в пользу сообщества.

"Курт Сеит и Шура" Нермин Безмен

"Хождение по мукам" в формате турецкого сериала

Я уплываю и время несет меня с краю на край.
С отмели к отмели, с берега к берегу, друг мой прощай.
Рабиндранат Тагор "Последняя поэма"

Не родине Нермин Безмен книга о России, революции и эмиграции , о любви молодой русской  аристократки и блестящего  офицера татарина выдержала больше сорока переизданий, став сценарной основой успешного сериала. Такого, с невероятной красы героями, в Турции это умеют, до сих пор вспоминаю, как меня в девичестве заворожила  красота актеров "Королька, птички певчей".

Collapse )

У турецкой писательницы не меньше прав говорить об этом, чем у группы "Белый орел", на концертах которой стадионы жгли зажигалки и подпевали, плача, под "балы, шампанское, лакеи, юнкера". Ручаюсь, лакеем в тот момент никто себя не видел, все только юнкера, можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров (зчркнт) юнкеров. В общем, про любовь.

  • id77

Классические музыкальные пристрастия некоторых литературных героев.

Здравствуйте уважаемые.
Читая еще одну книгу Бернар Миньера по комиссара Серваса в очередной раз прочел о любви как главного героя, как и главного к творчеству Густава Малера.

Достойно, достойно...

Collapse )

"Айдахо"Эмили Раскович

"Проход запрещен" "Здесь играют дети"

Как быстро чья-то жизнь может просочиться в трещины, о которых мы не знаем, пока эта чужая жизнь не окажется у нас внутри. Мы такие пористые.

Стинг, задолго до этой книги, объяснил, какие мы хрупкие, роман Эмили Раскович отчасти тоже о  непрочности. Пористой хупкости того, что привычно числим незыблемым и неотторжимым от себя: семьи,  дружбы, любви, частей тела, разума, самой жизни. Но и о пустотной вместимости, позволяющей заполняться чужой жизнью. Об алмазной твердости того, что составляет нашу суть

Collapse )

За эту хрустальную прозу спасибо Светлане Арестовой. Прежде не знала книг в ее переводе. Хотя нет, загуглила сейчас, "Магония" в свое время произвела на меня большое впечатление. Ну теперь уж не забуду. 

Ты улетаешь, как листок,
Сними портрет с моей стены.
лимон

Нина Берберова. Чайковский. История одинокой жизни.

Слушаю в плане общего образования.
Понимаю, что книга написана в 30-х годах 20 века, но напрягает вуаль вокруг главной трагедии композитора, то, что он не вписывался со своей гомосексуальностью в окружающую его действительность. Сейчас бы рассказали, где, с кем , сколько, почём. В итоге Чайковский показан ипохондриком, меланхоликом, шизофреником, альфонсом — я, конечно, утрирую, но герой мне не симпатичен. Или автор его не сильно любила.
В целом интересно и познавательно, с учетом автора. И где Берберова в Берлине могла найти документы и переписку? Насколько документален ее роман?
Ну и вековечный вопрос. Чтобы стать великим и прославиться в веках - надо быть сильно несчастным в личной жизни? Ну при наличии гена гениальности, конечно.
В любом случае, не шавке тявкать на слона)))

"Чайковский. История одинокой жизни" Нина Берберова

Ленский. Герман. Щелкунчик

А впрочем, ваши лица
Напоминают мне знакомые черты,
Как будто я встречал, имен еще не зная,
Вас где-то, там, давно…
"Сумасшедший" Апухтин

Подростком прочтя в "Лезвии бритвы" об испанской поговорке: Мужчины только притворяются, что любят сухое вино, тонких девушек и музыку Хиндемита, на деле все они предпочитают сладкие вина, полных женщин и музыку Чайковского. - возгордилась. Гляди-ка, наш Петр Ильич в испанский фольклор успел войти.

Collapse )

Однако "Чайковский" остается прекрасной биографической книгой, обретая дополнительную ценность как образец литературы эмиграции и отчасти артефакт Серебряного века.

книга

Сара Уотерс. Тонкая работа



Современные стилизации под классический викторианский роман, особенно с элементами детектива – предмет моего неизменного интереса. Далеко не все они оправдывают ожидания, но так или иначе мне интересно, как обыгрывает тот или иной автор викторианские ценности, викторианский стиль, викторианский склад ума, викторианский кодекс джентльмена и образ викторианской леди, как увязывает – или нет – сюжет и разработку характеров с современностью, делает – или нет – отсылки к знаковым литературным произведениям той эпохи, наполняет – или нет – смыслами за счет интертекстуальности, аллюзий, скрытых цитат.
Роман «Тонкая работа» (2002) – третий неовикторианский роман Сары Уотерс. В центре повествования история жизни двух главных героинь, связанных незримой нитью – тайной их происхождения. До поры до времени они живут, не подозревая о подспудном переплетении их судеб: одна – среди воров, обитателей «лондонского дна», другая – в старинном поместье своего дяди.
От начальных страниц романа, вполне полнокровных и увлекательных, веет почти диккенсианской атмосферой, затем это впечатление пропадает, и роман обретает свое звучание, свой колорит – мрачноватый, шероховатый, туманный, зябкий и зыбкий.
Одна из основных локаций романа – поместье Терновник: это первая точка личной встречи обеих героинь и некое закрытое пространство, где хранятся тайны и запреты, прочерчиваются границы и вынашиваются темные замыслы. Здесь очень многое не то, чем кажется.
Словом, в наличии викторианская атмосфера и игра с ее литературными конвенциями, антураж выписан тщательно, сюжет динамичен и трижды делает головокружительный поворот, даже переворот, побуждая читателя едва ли не вслух воскликнуть: «Вот так финт!», но этому роману не хватает того, что можно назвать литературной отделкой и художественным обаянием.
В какой-то момент развитие и нагромождение событий, дальнейшее раскрытие характеров героев (парадокс: поначалу достаточно живые и по-своему интересные персонажи становятся все более плоскими, в конце превращаясь в явный картон) вместо увлеченности вызывают желание поскорее дочитать и взяться за что-нибудь другое. Текст, что называется, «легко читается», но ни одной цитаты не хотелось выписать; интрига лихо закручена – но персонажи не пробудили даже минимальные читательские симпатии; вложенный смысл, идея – отсутствуют. Разумеется, от авантюрного романа не стоит ждать зрелой философии и сложного подтекста, но хоть какая-то мысль и логический итог должны объединять всё сюжетное построение.
Такое впечатление, что автор сама оказалась в ловушке придуманных хитросплетений и ради эффектных (нет) сцен нагромоздила много лишнего, не двигающего сюжет, а тормозящего его и запутывающего читателя.
В результате вышло не тонко и изящно, а громоздко и непонятно.
Что не отменяет возможности неплохо провести время за чтением этого романа тем, кто ищет несложную, но вполне атмосферную викторианскую стилизацию с сюжетными твистами, загадками, обманами и героями, которые быстро забываются.
книга

Сара Уотерс. Тонкая работа



Современные стилизации под классический викторианский роман, особенно с элементами детектива – предмет моего неизменного интереса. Далеко не все они оправдывают ожидания, но так или иначе мне интересно, как обыгрывает тот или иной автор викторианские ценности, викторианский стиль, викторианский склад ума, викторианский кодекс джентльмена и образ викторианской леди, как увязывает – или нет – сюжет и разработку характеров с современностью, делает – или нет – отсылки к знаковым литературным произведениям той эпохи, наполняет – или нет – смыслами за счет интертекстуальности, аллюзий, скрытых цитат.
Роман «Тонкая работа» (2002) – третий неовикторианский роман Сары Уотерс. В центре повествования история жизни двух главных героинь, связанных незримой нитью – тайной их происхождения. До поры до времени они живут, не подозревая о подспудном переплетении их судеб: одна – среди воров, обитателей «лондонского дна», другая – в старинном поместье своего дяди.
От начальных страниц романа, вполне полнокровных и увлекательных, веет почти диккенсианской атмосферой, затем это впечатление пропадает, и роман обретает свое звучание, свой колорит – мрачноватый, шероховатый, туманный, зябкий и зыбкий.
Одна из основных локаций романа – поместье Терновник: это первая точка личной встречи обеих героинь и некое закрытое пространство, где хранятся тайны и запреты, прочерчиваются границы и вынашиваются темные замыслы. Здесь очень многое не то, чем кажется.
Словом, в наличии викторианская атмосфера и игра с ее литературными конвенциями, антураж выписан тщательно, сюжет динамичен и трижды делает головокружительный поворот, даже переворот, побуждая читателя едва ли не вслух воскликнуть: «Вот так финт!», но этому роману не хватает того, что можно назвать литературной отделкой и художественным обаянием.
В какой-то момент развитие и нагромождение событий, дальнейшее раскрытие характеров героев (парадокс: поначалу достаточно живые и по-своему интересные персонажи становятся все более плоскими, в конце превращаясь в явный картон) вместо увлеченности вызывают желание поскорее дочитать и взяться за что-нибудь другое. Текст, что называется, «легко читается», но ни одной цитаты не хотелось выписать; интрига лихо закручена – но персонажи не пробудили даже минимальные читательские симпатии; вложенный смысл, идея – отсутствуют. Разумеется, от авантюрного романа не стоит ждать зрелой философии и сложного подтекста, но хоть какая-то мысль и логический итог должны объединять всё сюжетное построение.
Такое впечатление, что автор сама оказалась в ловушке придуманных хитросплетений и ради эффектных (нет) сцен нагромоздила много лишнего, не двигающего сюжет, а тормозящего его и запутывающего читателя.
В результате вышло не тонко и изящно, а громоздко и непонятно.
Что не отменяет возможности неплохо провести время за чтением этого романа тем, кто ищет несложную, но вполне атмосферную викторианскую стилизацию с сюжетными твистами, загадками, обманами и героями, которые быстро забываются.