Category: мода

Category was added automatically. Read all entries about "мода".

феникс

Модераторское

В связи с изменением правил Livejournal мы начинаем строже относиться к книгам и запросам на политическую, национальную и религиозную темы, так как не хотим последствий, связанных с Российским законодательством.

Просьба более вдумчиво относиться к комментариям, любой комментарий, который можно истолковать как розжиг конфликта на указанную тему - бан сразу и без предупреждения.

Также будем признательны за обращение нашего внимания на спорные комментарии, которые можно понять превратно и не в пользу сообщества.
книга

Патриция Мойес. Специальный парижский выпуск



В оригинале роман называется «Murder a la Mode» (1963). В переводе, выполненном Е. Коротковой и Е. Кривицкой в 1974 - «Специальный парижский выпуск». Есть ещё перевод Е. Кривицкой под названием «Модное убийство» (1992) и перевод А. Скибиной «Убийство от кутюр» (2014).
Я читала первый перевод.
Роман входит в цикл «Инспектор Генри Тиббет».

– Не стану я этого делать! – кричал Патрик Уэлш. – Это неприлично, отвратительно! Если под такое уродство вы дадите двойной разворот, я ухожу.
Он суетливо метался по комнате и даже попробовал вырвать клок волос из своей все еще буйной шевелюры.
Но Марджори Френч твердо стояла на своем.
– Нет, это модная линия и модная длина, Патрик, – сказала она, разглядывая фотографию. – Эта модель будет производить потрясающий эффект и станет главным событием номера.


Так начинается роман – спорами, взрывом эмоций, суетой и перспективой ночной работы перед выпуском очередного, самого главного, «парижского» номера журнала «Стиль».
Горящие дедлайны одинаковы во все времена, но в докомпьютерную и доцифровую эпоху пишущих машинок, пленочных фотоаппаратов и отсутствия мобильных телефонов декорации, в которых разворачивается действие, имеют налет ретро, что придет им особый шарм.
Красочно изображен лондонский мир моды начала шестидесятых, его мишурная пестрота, интриги и сплетни, серьёзный труд и жульничество, амбиции и высокие ставки.
Итак, последняя ночь перед сдачей номера, всё основное сделано, шум утих, осталось лишь допечатать подписи к фотографиям. Для этого и задержалась далеко за полночь на своём рабочем месте заместитель редактора.
А наутро она была обнаружена за своим писменным столом мертвой. Тут же выясняется, что она вместе с чаем приняла яд – но то ли она сама собою так распорядилась, то ли это преднамеренное убийство, пока неясно. Причем немало аргументов выдвигаются в поддержу первой версии.
За расследование принимается инспектор Генри Тиббет. Понравилось, как он изображен: не гений дедукции, не супермен, обычный следователь, спокойный, вдумчивый, человечный. А работать ему приходится с очень замысловатой публикой – в сфере индустрии моды, в издательском деле просто парад неординарных, а местами весьма странных личностей.
Читатель поначалу тоже может запутаться во всей довольно многолюдной и шумной компании персонажей, но вскоре этот мнгоцветнй клубок удаётся распутать на отдельные нити. И Генри Тиббет не сидит сложа руки – так что сюжет развивается довольно динамично: и опрашиваемые подталкивают от одной версии к другой, и собственные наблюдения и поиски подбрасывают порой совершено неожиданные факты…
Концовка – эффектная и для меня была неожиданной. Я предполагала немного иную развязку.
В целом «Специальный парижский выпуск» не назвала бы выдающимся произведением детективного жанра, но вполне достойная иллюстрация к высказыванию Анны Ахматовой: «Вечер с детективом — это прекрасно. Тут и быт, тут и светская жизнь».
Загадка разгадана, улики обнаружены, покровы сорваны, интрига раскрыта.
Правда, у меня остался один абсолютно праздный вопрос: интересно, как бы выводил фигурантов на чистую воду лейтенант Коломбо? :)

"Сад" Марина Степнова

И как черти вы злы, и как ветер - отходчивы,
И, скупцы, до чего ж вы бываете щедрыми.
Галич

Послереформенная Россия. Сказочно богатая и родовитая супружеская пара приезжает осмотреть только что купленное имение под Воронежем. Оба совершенные комильфо в своей предыдущей жизни. В беззаботном счастливом и в высшей степени благопристойном браке больше двадцати лет. Вырастили сына и дочь, посодействовав в первом случае карьере, во втором идеальной партии. Счастливы прохладным светским счастьем, княгиня икона стиля, князь едва не конфидент государя. Единственное достоинство имения замечательный сад, устроенный прежней владелицей так, что плодоносить начинает с конца весны и радует до поздней осени. Впрочем, изрядно запущенный наследниками.

Роскошь земного изобилия будит в княгине неожиданную страсть, на которую супруг откликается. Плодом безрассудства станет младенец Туся, чье рождение едва не стоило матери жизни (старородящая, не в лучшей физической форме, тяжелый первый триместр, уровень акушерства - все в комплекте) и фактически стоит разрыва отношений с детьми (стыд какой!), привычным светским окружением (неловко), а после и с мужем (князь видит в новорожденной едва ли не крошку Цахес, и то сказать, до пяти лет девочка не разговаривает).

Collapse )

Завершая: "Вишневого сада" в связи с финалом не вспомнит только страдающий амнезией, но нет. Здесь рубят не ради сиюминутной выгоды, помните эпизод с яблоней? Помните, чем заменят плодовые деревья и для чего, для кого? На самом деле это погружение в глубокие пласты коллективного бессознательного и выход на метауровень: от второй природы к первой; от свифтовых еху к гуингмам; да, в конце-то концов, Лошадь тотемное животное Водолея. И России. Как-то так.

Покоя нет, степная кобылица несется вскачь.

Жизнь с стране Советской.

В 1934-35 годах в СССР неожиданно для многих началась потребительская лихорадка. Открылись рестораны, магазины заполнились едой и одеждой. Модные журналы пропагандировали гедонизм. Потребительский рай стали навязывать интеллигенции: она обзаводилась домработницами, машинами, новыми квартирами. Модным стал теннис, бешеным успехом пользовались джаз и фокстрот. Партийный максимум на оклады был отменён. Крутой поворот середины тридцатых объясняли общим процессом "обуржуазивания" сталинского режима и отказа от революционных идеалов.

Середина и особенно конец тридцатых в российской историографии принято представлять временем разгула репрессий. Формальным поводом для них послужило убийство Кирова в декабре 1934-го. Но для западных историков это же время - совпадение вплоть до года, 1934-й - оно стало началом "очеловечивания" сталинского режима. Карточная система, пропагандируемый революционный аскетизм ушли в прошлое: в СССР неожиданно начали строить потребительское общество, пока не для всех, а для верхних 5-10% населения. Посоветуйте книги про это время,интересуют как художественные,так и документальные.Буду очень благодарна.Кое-что прочитано,но полагаюсь на вашу помощь.
каллисто

Чак Паланик. До самых кончиков

Вот так бывает - понравится у автора какая-нибудь книга ("Бойцовский клуб", к примеру), и хочется поддержать впечатление, почитав у него еще что-нибудь. А там фигня, и не то чтобы не очень интересно (как "Колыбельная"), а совсем ужасный ужос, безвкусица и халтура. Не смотря на такое романтическое название. Поначалу напоминало вполне себе смешную пародию на "50 оттенков серого", кои не читала и не смотрела, но наслышана. А потом чувство вкуса совсем изменило автору, такую топорную гадость 18+ он высосал из пальца. Не читайте это никогда.

Гаранс Доре. Любовь.Стиль.Жизнь.



Я никогда не была поклонником изданий подобного рода...

Но скажу откровенно, мне понравилась книга (хотя, книгой назвать, на мой взгляд, как-то громко). Скорее, автобтиографичные заметки и размышления модного блогера с прекрасными фото и иллюстрациями.
Почему пишу об этом здесь? Потому, что удивляюсь сама себе - вроде ничего особенного, а оторваться не могла))

А Вы читаете что-то подобное?
книги, певица, путешествия, веселые

Великий-превеликий Шантарам

Ребятушки, есть ли среди вас герои и красавцы, который дочитали "Шантарама" до конца? Мне вот не удалось, а так-то интересно, чем дело закончилось. А еще больше интересно вот что: как вы думаете, почему ж этот Грегори Робертс такой великий и модный?
nebo i devushka

Люди искусства 20го века

Уважаемые сообщники!
Прошу совета. Меня интересует все, что хоть как то влияло на формирование моды 20 века.
Посоветуйте, пожалуйста, книги о художниках, модельерах, актрисах, моделях, иконах моды, журналистах - редакторах модных изданий.
Интересны книги, в которых популярно изложены закономерности развития моды, влияние стилей друг на друга, вообще развитие стилей в искусстве с античных времен.
С творчеством Александра Васильева уже знакома. Интересуют в первую очередь неизвестные широкой публике авторы и имена. Жанры любые. Главное - достоверность изложения.
Спасибо!

Модные писатели

Смотрела фильм про Пикассо, и по прихотливым ассоциативным лабиринтам мысль пришла к Хемингуэю и вопросу о модных писателях. Имею в виду исключительно Россию.
Когда у нас тут в среде продвинутой публики был в моде Пикассо, был моден и Хемингуэй. Они олицетворяли собою образ мачо, преступающего некие границы, образ новаций, движения, чего-то такого искреннего и истинного. Это нравилось в 50-60-е годы, когда в СССР дули ветра перемен.
С 1968 года вошел в моду Михаил Булгаков и продержался, кажется, вплоть до конца перестройки. Параллельно с ним интеллигенция обожала Михаила Бахтина с его исследованием смеховой культуры и понятием Другого. Было, кажется, круто говорить о них на кухнях, выискивая пласты, слои, нюансы и тридцать пятые смыслы в их текстах. Окружающая действительность отличалась унылой предсказуемостью, а фантазии Булгакова и архитектонические построения Бахтина казались фееричными.
В 90-е русская интеллигенция кой-как выкарабкала себя из завалов свалившегося на нее литературного изобилия, которое в ускоренном темпе заглатывала в перестроечное время, легко сбросила с корабля современности кумиров прошлого и вступила, как в коровью какашку, в постмодернизм. Модным стал писатель Пелевин. Его таинственный образ до сих пор кого-то волнует, хотя сейчас стало модно, наоборот, фыркать на Пелевина. В борьбу на звание иконы литературного стиля и самого модного парня нашей дискотеки вступили в нулевые Владимир Сорокин и заезжий красавчик Фредерик Бегбедер.
Однако сейчас, как мне кажется, мода на них прошла.
Пока не могу понять, кто нынче в моде. Ну вот так, чтоб действительно. Есть предположения?