Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

феникс

Модераторское

В связи с изменением правил Livejournal мы начинаем строже относиться к книгам и запросам на политическую, национальную и религиозную темы, так как не хотим последствий, связанных с Российским законодательством.

Просьба более вдумчиво относиться к комментариям, любой комментарий, который можно истолковать как розжиг конфликта на указанную тему - бан сразу и без предупреждения.

Также будем признательны за обращение нашего внимания на спорные комментарии, которые можно понять превратно и не в пользу сообщества.

"Лекарство для империи" Борис Акунин

От всех болезней капель датского короля не найти полезней

Буржуазно-демократическая революция и революция пролетарская – потрясения совершенно разного калибра. Средний класс немыслим без частной собственности, поэтому если бы он к 1917 году составлял большинство, всё, вероятно, закончилось бы февралем. Россия продолжила бы существовать в виде демократической республики и обошлась бы без гражданской войны, без тоталитарного режима.

Вопреки любви к Григорию Чхартишвили во всех его ипостасях (которых известно много и Борис Акунин лишь одна из них), "Истории российского государства" за его авторством прежде не читала. Романы-иллюстрации - да, ни одного не пропустила, но собственно исторических томов, нет, не брала.

Collapse )

Интересная, умная, логически непротиворечивая и политически не ангажированная история России. К тому же отменно исполненная. Ах да, аудиокнигу начитал эталонный Александр Клюквин.

"Мы умели верить" Рабекка Маккай

Мы одной крови

«Вдохните так глубоко, как только сможете, – сказал он, – и не выдыхайте, – они вдохнули, и тогда он сказал: – Теперь вдохните еще. И тоже не выдыхайте».
Они попытались.
«А теперь вдохните еще раз. Этот третий вдох и есть то, что чувствуешь при пневмонии».

Я попробовала сделать это когда читала книгу и в первый раз испытала настоящий ужас - так вот оно как, оказывается. С этой книгой все время так, она делает твоим то, что переживает и чувствует другой человек. Из категории отвлеченных знаний переводя в разряд вещей, которые пережила ты сама. Пусть ненадолго, пусть с ослабленной интенсивностью, это уже вошло под кожу, в кишки, легкие, кости. В кровь.

Collapse )

Не могу не сказать о переводе. Немалую роль в решении читать (кроме Пулитцера и рекомендации Насти Завозовой) сыграло имя Дмитрия Шепелева, который особенно хорош с передачей атмосферы замкнутых сообществ, отграниченных от мира принадлежностью к некой социальной группе. И да, блестящий перевод, достойный великой книги

"Лекарь. Ученик Авиценны" Ной Гордон

Роман с медициной
Не навреди

Чем больше читаю и узнаю о книгах, тем сильнее убеждаюсь, что знаю мало. Недурная страховка от интеллектуального высокомерия и от того, чтобы даже мысленно произнести: все, стоящее внимания, мне известно. Это к тому, что о Ное Гордоне впервые услышала несколько дней назад, аккурат перед тем, как погрузиться в его роман: медицинский, псевдоистоирический, еврейский.

Collapse )

И Персия, с ее обычаями и установлениями, вожделенная учеба, в которую удается поступить далеко не сразу, шахский калаат (это такая особая милость, включающая жалование дома, коня, некоторой суммы денег). Борьба с чумой, состязание скороходов, поход на Индию и гонки на верблюдах - все здесь прекрасно и удивительно. Книга, от которой не оторваться, а прочитав, чувствуешь расширение энергетики - такое: мир движется в нужном направлении.

Дердь Шпиро. "Дьяволина Горького".

Первое чувство, испытанное мною после   прочтения книги Дердь Шпиро «Дьяволина Горького»-  это удивление. Я не знала, что Горький долго болел и умер от туберкулеза. Про чахотку Чехова я знала, как  знает это  каждый двоечник, а про ту же болезнь у Горького я не  имела не малейшего представления. И вот книга, написанная известным венгерским писателем от имени медсестры, ухаживающей за Горьким,  преподносит много новых  подробностей из жизни советского писателя. 

Collapse )
mos'ka

Мировые заговоры, кровь-кишки

Уважаемые сообщники!

Скажите, что есть хорошего про мировые заговоры, ужасы из разряда не деревни, а глобально, не знаю, нападения инопланетян, глобальные катастрофы, болезни? Устала морально и хочу кровь-кровь-кишки-асфальт-сопли, для расслабления (да, у меня это так)

Условие, что очень требуется: чтоб не зомби, и чтоб действующие лица не совсем уж ходульные. Ну и тексты вменяемые, чтоб глаза не кровоточили.
  • kvuzya

книги апреля

Оливер Сакс
Человек, который принял жену за шляпу

читает Игорь Князев
Это ворох историй от невролога и нейропсихолога Оливера Сакса о том, как разнообразно можно сбрендить и как разнообразно можно с этим справляться или не-справляться.

Френк Герберт
Еретики Дюны

Это, пожалуй, самая сильная из четырёх.
Запутанные интриги, масса героев и тайн, стремительное развитие, отлично прописанные роли, даже эротическая сцена есть) Просто какой-то новый качественный уровень, Дюна была очень хороша, но Еретики просто супер.

Роберт Сильверберг
Человек в лабиринте

Перечитывала. Старая, очень качественная фантастика. Космос, отшельничество, чувство долга, приключения. И лабиринт этот для убийств - мне всегда нравился! Но в этот раз я просто смаковала как хорошо прописано то, что фонит из Дика Мюллера, будто автор Ялома и прочих продвинутых психотерапевтов читал) А книга 1968 года!

Тёртон Стюарт
Семь смертей Эвелины Хардкасл

читает Marsianin73
Ох и понаверчено... В целом это детектив, но ГГ переселяется из одного тела в другое и именно за счёт этого пытается разгадать, кто убийца. Плюс там бродит Чумной Лекарь с подсказками, плюс Лакей (это внезапно отрицательный персонаж, какого фига он "лакей" так и неясно), плюс в последней трети книги ещё столько безумного прибывает, что оторваться невозможно, хотя бред, брееед!))

Клиффорд Саймак
Что может быть проще времени

Перечитывала. Тема мракобесия в противовес прогрессу раскрыта очень хорошо, заигрывания со временем не одобряю)

Алексей Винокуров
Люди Черного дракона

читает Всеволод Кузнецов
Рассказы о жизни после революции 1917 года на реке Амуре, которую китайцы называют «Чёрный Дракон».
Местами занятно и смешно, местами трогательно, местами с морализированием. Начитано мастерски, настроение ностальгическое и доброе, получила много удовольствия.

Ирвин Ялом
Дар психотерапии

Методичка для терапевтов, кратенькие напоминания плюсов и минусов профессии.

"Доктор Гарин" Владимир Сорокин

Сорокин-квест
- Я не пробировал ничего уже десять лет.
- И прекрасно! Вы дождались продукта нового поколения.

Не могу. сказать, чтобы продукт нового поколения от Сорокина превзошел лучшие из его прежних. Интереснее и ярче "Манараги", но "Метели" и "Теллурии", прямым наследником традиций которых должен явиться, сильно уступает. Вы уж не обессудьте, Владимир Георгиевич, но мы, читатели, так устроены, не можем не сравнивать впечатлений от нового с тем, что уже знаем. И по этой субъективной шкале новый роман примерно так же отстоит интенсивностью ощущений от двух лучших ваших, как конус-трип от пирамидки.

Collapse )

Нынешний Сорокин мудрее и лиричнее прежнего, а кроме того, о, как на склоне наших лет нежней мы любим и суеверней, сияй, сияй, прощальный свет любви последней, зари вечерней! Скажу без экивоков, эпизод с буквой "Л" в финале (кто прочтет - поймет) тронул меня чуть не до слез. Автор и тут, конечно, не обошелся без ерничества, но такой уж это писатель, хотя бы для поддержания реноме, должен смазать краски будня, плеснув, в общем, разным.

Густав Герлинг-Грудзиньский. "Иной мир. Советские записки".

Густав Герлинг- Грудзиньский (1919-2000)- польский писатель и журналист. В1940 году был арестован во Львове и обвинен в шпионаже, после чего два года провел в Каргопольском лагере в Ерцево (Архангельская область). В книге «Иной мир. Советские записки» автор  рассказывает о том, что он пережил в сталинских лагерях. Много мемуаров  опубликовано на эту тему, и много  мною прочитано, особенно  в период гласности и перестройки. Книга  эта другая,  сложная, интересная.  Своеобразная.  Автор дает обобщенную картину жизни, хотя описывает и конкретных людей, с которыми сталкивала его судьба. Вот эта обобщенность и интересна.

Сам он выжил, так как смог устроится грузчиком на разгрузку продуктов. Заплатил урке за трудоустройство, а именно урки занимали все ответственные должности,  (в том числе вели вечерние добровольные курсы   по борьбе с неграмотностью), и выжил. Лесоповала, где никто больше двух лет не мог проработать, он избежал.  «Ни один советский заключенный не мог наверняка знать, когда кончится его срок,  ведь он помнил тысячи случаев, когда срок продлевали ещё на 10 лет одним росчерком пера особого совещания НКВД в Москве».  «Почти никто не считал, сколько ему осталось сидеть, не желая дразнить судьбу».

Collapse )