Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

феникс

Модераторское

В связи с изменением правил Livejournal мы начинаем строже относиться к книгам и запросам на политическую, национальную и религиозную темы, так как не хотим последствий, связанных с Российским законодательством.

Просьба более вдумчиво относиться к комментариям, любой комментарий, который можно истолковать как розжиг конфликта на указанную тему - бан сразу и без предупреждения.

Также будем признательны за обращение нашего внимания на спорные комментарии, которые можно понять превратно и не в пользу сообщества.

"История Лизи" Стивен Кинг

Ты хочешь быть с теми, кого любишь, потому что знаешь: твое время с ними будет очень коротким, как бы долго оно не длилось.

Он посвятил эту книгу Табите. И нет, в отличие от Лизи Лэндон, никто не назовет ее ни "спутницей великого писателя", ни даже "миссис Стивен Кинг". Мэтр об этом позаботился. Мир отлично знает имя его жены. В послесловиях к своим книгам, он обязательно благодарит ее как своего первого читателя и лучшего друга. Образ героини во многом списан с Табиты Кинг, по крайней мере, в части семьи, где пятеро сестер, и непростых отношений между ними: дружбы и вражды, коалиций и альянсов, подлинной привязанности.

Collapse )

Булы внутри "Истории Лизи" тоже удвоены, то путешествие по цветным камешкам, набросанным мужем, в которое пускается Лизи, зеркально отражает его детскую охоту за булом. Там вообще всего по два: двоих людей Лизи выводит из Мальчишеской луны, двое мальчиков в семье Лэндонов и сестры, которые держатся парами, два визита свихнувшегося скунса Дули, два варианта, по которым может развиваться судьба человека, в чьих жилах течет порченая кровь французских аристократов Ландри. И двое студентов, приехавших за "книгозмеей" Скотта в эпилоге, видят занавешенными все зеркала в доме. Кроме двух. Впрочем, это хозяйка скоро исправляет.

Очевидно по какой-то причине этот дуализм был важен Кингу. А я с огромным удовольствием вернулась во второй раз к роману.

"Эпоха сверхновой" Лю Цысинь

Если бы мы с тобой создавали этот мир, он был бы лучше, не правда ли?
Ремарк

Отличная книга. Я не самая большая поклонница китайского фантаста, но "Эпоха Сверхновой" приятно удивила. Представьте себе Мир без взрослых, кардинально отличный от реальности "Повелителя мух". Мир, где дети, предоставленные самим себе, должны научиться поддерживать установленный родителями порядок, а после продолжить жить без опоры на их помощь, поддержку, знания и навыки. Именно в таком положении оказывается человечество после вспышки сверхновой недалеко, по космическим масштабам, от Земли.

Очень скоро выясняется, что избирательное воздействие радиации на геном убьет всех, кто старше тринадцати лет (не спрашивайте, каким образом это стало известно, Лю Цысинь не из авторов, дающих внятные ответы). Так или иначе, в довольно короткий промежуток времени произойдет полная смена базовых принципов функционирования человеческого общества, а мир наследуют дети и младенцы. Первые должны научиться заботиться о вторых. Это кроме освоения в рекордные сроки взрослых профессий.

Collapse )

Интересное и необычное книжное впечатление, пища уму, если не сердцу. Хорошо, что роман появился у нас в формате аудиокниги, текстом я бы вряд ли сподвиглась читать. Исполнительская манера Игоря Князева, как ничья другая, подходит этому роману, детские голоса удаются ему замечательно.

Красавица

Франция в Африке

Добрый день.
Интересуют книги о послевоенной политике Французской республики на Африканском континенте. И конкретно о личности Жака Фоккара.
Отчасти навеяно фильмом "Профессионал", книгами Форсайта, отчасти чтением жж уважаемой френдессы Екатерины catherine_catty
На русском и на английском (по французски, к сожалению, не читаю). Приветствуются и серьёзный нон-фикшн и чтиво уровня Жерара де Вилье.
Конечно я понимаю, что обращаюсь не совсем по адресу - это скорее в специализированные ресурсы, но тем не менее.

Заранее благодарю коллег. Спасибо.

Ищу книгу.

Даже, вроде бы, две (вторая написана чуть позже, как продолжение) Читала в начале двухтысячных. Название похоже на "Исповедь бывшего колдуна", во всяком случае, смысл именно такой. Автор русский, рассказывает о том, как он всерьёз занимался магией, потом бросил это и пришёл в православие. Мне казалось, что фамилия автора Шувалов, но Гугл не находит такого, а по названию выдаётся совсем другое.
Помню ещё, что в книге есть эпизод встречи автора с Джуной, которую он конспиративно называет Джуминой.
Очень хочется найти, помогите, кто знает, о чём мой смутный запрос:)
Заранее благодарю всех откликнувшихся.
Синта^^

Ведьмина трилогия Марины и Сергея Дяченко



Когда-то, в конце прошлого века, Марина и Сергей написали хороший роман «Ведьмин век»: о магии, о ведьмах, попытке все это упорядочить, или если точнее, искоренить, чем и занимается Инквизиция.
Не скажу, что я тогда был в восторге от этого романа, местами не очень, тяжелый (больше понравилась «Казнь», например, на ту же тему), но все-таки это были те самые Дяченко, а не новые их конструкторские произведения, как «Луч».
А еще там были лапки гусей.
Collapse )

"Конец света, моя любовь" Алла Горбунова

как о праисконной боли рыбки снулые поют
как о боли неизбывной как о радости о дивной
мышки в мусоре поют

Нет, Алла Горбунова не из числа поэтов, стихи которых сами врезаются в память. И не из тех, услышав или прочитав кого, задохнешься на мгновение: как хорошо! Нет в них ни многозначности, ни рифмы, ни ритма. Ни пушкинской гениальной легкости, ни бродской упоительной непростоты, ни живости и забавности панчлайна, которому случается наполнить неожиданным смыслом текст Быкова, уже, кажется, взвешенный, измеренный и почти положенный на приготовленную для него полку. Ее стихи больше всего похожи на шизофреническое бормотание. Однако поэт. Критики превозносят уникальность субъектно-объектных игрищ, полиметрические конструкции и сновидческие топосы; а стихи переводятся на немыслимое количество языков. Пущай ужо.

Как прозаик Горбунова нравится мне больше. Не в смысле "нравится", а в том, что "Конец света, мою любовь" дочитала до конца и бросить желания почти ни разу не возникло. Не открою Америки, если скажу, что читателя привлекают крайности. Об обычных людях, живущих свою простую жизнь, каких-нибудь гриппующих Петровых нужно уметь написать интересно. О богатых и знаменитых или представителях противоположного края, маргиналах, можно что угодно. Фактура, декорации, антураж обеспечат необходимый объем внимания.

Collapse )

Заключительная четвертая часть "Память о рае" приличного качества автобиографическая семейная проза, для разнообразия не вываливающая героиню-рассказчицу, ее близких и весь мир в дерьме, по контрасту воспринимается, в самом деле, возвращенным раем. А перлы, вроде: "Я уже мыслила как философ, но еще не умела вытирать себе попу" - и прочий аттракцион немыслимой откровенности, очень ее украшают. Но вообще, Горбунова умничка, из тех людей с каузальным талантом, которые могут ходить по грязи, и грязь к ним не липнет. Это ведь тоже своего рода чудо. Хотя и не того рода, что хождение по воде. Совсем не того.

"Аччелерандо" Чарльз Стросс

Большинству людей принять смерть тупости оказалось даже сложнее, чем смерть смертности.

"Аччелерандо" не восторг ценителя фантастики, не-ет, это бомба. Неважно, что написан роман в две тысячи пятом, он и сегодня воспринимается как вспышка сверхновой. У фантастов теперь общее место сетования, что ничего свежего в части перспектив дальнейшего развития уже невозможно придумать, водоносные пласты мировой фантазии истощились, а океан коллективного бессознательного выносит на берег лишь обломки и осколки уже былого (и Doom).

А вот и нет, господа. В этой книге Чарльз Стросс один генерирует количество идей, какого хватило бы на десятилетие скромной жизни небольшой национальной фантастике (да и большой хватило бы, российская большая?) Делая это в нон-стоп режиме фейерверка и, в полном соответствии с заглавием - постоянно ускоряющемся темпе.

Collapse )

"Аччелерандо" невероятно интересная штука, хотя воспринимать водопад идей, который буквально выбивает почву из-под ног, очень сложно ("чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее"). В лучших традициях модернистской литературы книга насыщенна аллюзиями, из которых для меня самыми ценными были те, что к Пратчетту, хотя кто-то другой больше оценит Желязны, Ле Гуин, Лема etc.

Огромная благодарность за перевод Григорию Шокину, это было восхитительно. Часто смешно, всегда обаятельно и практически все понятно. Кроме шуток, для такой революционной книги это большой плюс