Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

феникс

Модераторское

В связи с изменением правил Livejournal мы начинаем строже относиться к книгам и запросам на политическую, национальную и религиозную темы, так как не хотим последствий, связанных с Российским законодательством.

Просьба более вдумчиво относиться к комментариям, любой комментарий, который можно истолковать как розжиг конфликта на указанную тему - бан сразу и без предупреждения.

Также будем признательны за обращение нашего внимания на спорные комментарии, которые можно понять превратно и не в пользу сообщества.

Почекаев Р. Цари ордынские.

Почекаев Р. Цари ордынские. Биографии ханов и правителей Золотой Орды. —   2-е изд., испр. и доп. — СПб.: Евразия, 2017г. 464 стр., илл.  Переплет,  Увеличенный формат.  (ISBN: 978-5-91852-172-4 /  9785918521724) 

В любом курсе по истории средневековой Руси постоянно мелькают имена  внешней силы, которая с завидным постоянством вмешивалась в отношения  между князьями в XIII-XV вв. – Орды. Золотая Орда не была безлика, и её  довление над Русью облекалось в лицах многих её правителей – Чингизидов,  временщиков, регентов и прочее, прочее, прочее. Несмотря на то, что это  государство имело специфический характер по своему внутреннему строю,  во внешней политике правители играли огромную роль.

Кто же они – цари давно погибшей Орды, что они приняли в наследство, что хранили, что пытались создать?

Питерский юрист Роман Почекаев уже не раз становился объектом моего  внимания, когда я рецензировал его книги, посвящённые биографиям всем  известных Батыя и Мамая, оказавшихся более глубокими и сложными  деятелями, чем это было принято считать в отечественной русистике. В  этих книжках Почекаев показал себя дотошным биографом и историографом,  неплохо владеющим материалом, хотя и не знающим восточные языки, но  неплохо работающего с переводными источниками. 

 

Collapse )

Почему они в клетчатом?

Перечитая роман Томаса Манна "Доктор Фаустус", добралась я до XXV главы, в которой является Адриану Леверкюну черт и происходит между ними презанятнейший разговор. Однако я все время возвращалась мыслями к первому образу беса (в течении диалога с ним происходят метаморфозы):

Collapse )

"Сад" Марина Степнова

И как черти вы злы, и как ветер - отходчивы,
И, скупцы, до чего ж вы бываете щедрыми.
Галич

Послереформенная Россия. Сказочно богатая и родовитая супружеская пара приезжает осмотреть только что купленное имение под Воронежем. Оба совершенные комильфо в своей предыдущей жизни. В беззаботном счастливом и в высшей степени благопристойном браке больше двадцати лет. Вырастили сына и дочь, посодействовав в первом случае карьере, во втором идеальной партии. Счастливы прохладным светским счастьем, княгиня икона стиля, князь едва не конфидент государя. Единственное достоинство имения замечательный сад, устроенный прежней владелицей так, что плодоносить начинает с конца весны и радует до поздней осени. Впрочем, изрядно запущенный наследниками.

Роскошь земного изобилия будит в княгине неожиданную страсть, на которую супруг откликается. Плодом безрассудства станет младенец Туся, чье рождение едва не стоило матери жизни (старородящая, не в лучшей физической форме, тяжелый первый триместр, уровень акушерства - все в комплекте) и фактически стоит разрыва отношений с детьми (стыд какой!), привычным светским окружением (неловко), а после и с мужем (князь видит в новорожденной едва ли не крошку Цахес, и то сказать, до пяти лет девочка не разговаривает).

Collapse )

Завершая: "Вишневого сада" в связи с финалом не вспомнит только страдающий амнезией, но нет. Здесь рубят не ради сиюминутной выгоды, помните эпизод с яблоней? Помните, чем заменят плодовые деревья и для чего, для кого? На самом деле это погружение в глубокие пласты коллективного бессознательного и выход на метауровень: от второй природы к первой; от свифтовых еху к гуингмам; да, в конце-то концов, Лошадь тотемное животное Водолея. И России. Как-то так.

Покоя нет, степная кобылица несется вскачь.

Про Цветаеву

Что можно почитать про Цветаеву? Хочу какую нибудь достаточно полную подробную биографию/возможно есть автобиография, а я и не в курсе) желателен уклон все таки в художественный стиль. Спасибо :)

Леруа Лядюри Э. Монтайю, окситанская деревня (1294-1324).

Историки культуры знают, что люди в разные эпохи смотрят на мир по  разному. Разница в мировоззрениях людей прошлого иногда бывает  колоссальной, и, с нашей точки зрения, дикой. Однако с нами другие  культуры связывает и много общего – все мы люди. Одинаково смеёмся,  одинаково грустим, болеем и веселимся, ненавидим и любим… Помимо  различий, есть и немало схожего, вероятно, заключённого в самой природе  человека. 

К сожалению, часто прошлое закрыто от нас пеленою неведения. Далеко  не всегда мы можем разглядеть этого человека, под слоями специфических  смыслов исторических источников. Однако, даже в слоях субъективности  можно найти отчетливый отпечаток сознания этих людей. Так, Карло  Гинзбург залез в голову итальянского мельника Меноккьо, жившего в XVI  в., недалеко от него, во Франции, жил Мартен Герр и его сосельчане из  деревни Артига, среди которых побывала Натали Земон Дэвис, Арон Гуревич  бродил в толпе жителей города Регенсбурга, вглядываясь в лица людей,  трепетно слушавших проповеди отца Бертольда в XIII в… Но сколько труда  нужно, чтобы вскрыть тайники чужой культуры?

И вот, Эжен Эммануэль Ле Руа Лядюри (р. 1929) отправился на юг  Франции, в область Фуа, в XIV век, в деревню Монтайю, выпустил в 1975  году книгу о ней. Книга пользовалась ошеломляющим коммерческим успехом,  как никакая другая книга по истории, тираж её даст фору многим  бестселлерам.

Как ему удалось пролезть со своим этнографическим инструментом в эпоху, от которой нас отделяет семь веков?

Collapse )

"Игнатий де Лойола" Анна Ветлугина

Святой Игнатий говорил о цели, определяющей средства, а не оправдывающей.

- Париж не вымощен батистовыми платочками. Это должны понимать даже вы, хотя и прибыли из Гаскони. - говорит красавчик, и я влюбляюсь в него на всю оставшуюся жизнь. Сначала в кинематографического Арамиса, потом в книжного. А после кто-то в романе говорит что он иезуит. Странное какое слово, на слух опасное и таинственное. И таки да, к финалу "Десяти лет спустя" аббат д`Эрбле и ваннский приходит в чине генерала ордена, что не добавляет картине ясности (читала трилогию лет в одиннадцать, советской пятикласснице получить вразумительные сведения об иезуитах было сложно. На долгие годы понятие занимает место в ряду полутабуированных: "наркотики", "маньяк", "инквизиция".

Удивительно, но следующая встреча с представителем Общества Иисуса, который станет моим героем, случится очень нескоро, спустя треть века. Пьер Тейяр де Шарден: философ и теолог, биолог, геолог, палеонтолог, археолог, антрополог, создатель теории ноосферы, наряду с Вернадским и независимо от него. Получил образование в колледже продолжил в семинарии иезуитов. Стоп, так эти мракобесы, что основывали колледжи? Да. И университеты. Орден славен, традициями как миссионерской, так и благотворительной образовательной деятельности.

Collapse )

Выходит, деятельность иезуитов контрпродуктивна? Тормозит колесницу истории? Это вряд ли, вспомните размах их образовательной деятельности, колледжи и университеты по всему миру с возможностью учиться для детей из бедных семей. Скорее сдерживающий фактор. Что-то должно уравновешивать кренящийся мир. Кто-то должен уравновешивать. Как чтение книг, когда абсолютное большинство считает это занятие пережитком седой старины.

  • yuri_p

Николай Rostov. Фельдъегеря генералиссимуса

Полное название романа – «Фельдъегеря генералиссимуса, или Русская Византия, или Детективные хроники времен великого царствования Павла Петровича».

Жанр можно обозначить как фантастический альтернативно-исторический детектив.

Collapse )

Герхард Хольц-Баумерт, Злоключения озорника



В сборник "Злоключения озорника" входит две книги - "Здрасьте, меня зовут Альфонс Циттербаке" и "Альфонсу Циттербаке опять не везет". Подборка веселых историй, рассказанных читателю от лица десятилетнего немецкого школьника из Восточной Германии Альфонса Циттербаке, которому не сидится на месте и который постоянно попадает в курьезные ситуации. По жанру очень похоже на произведения Николая Носова и Виктора Драгунского, но с немецким колоритом и особенностями. В отличии от героев Носова и Драгунского Альфонс Циттербаке, как бы это сформулировать поточнее, более социально ответственный и педантичный, что не мешает ему попадать в еще более комичные ситуации.

Книга малоизвестна широкому кругу читателей, надеюсь что она станет приятным сюрпризом для многих.

Бонгард-Левин Г., Ильин Г. Индия в древности.

Бонгардт-Левин Г. М., Ильин Г. Ф. Индия в древности. АН  СССР  Ордена Трудового Красного Знамени Институт востоковедения М.  Наука  1985г. 758 с., илл. твердый переплет, обычный формат.   

Глобальная, «тотальная» история человеческого общества является  совсем не простой и достаточно спорной темой. Отчего же так?  Исследователь должен учитывать массу факторов, просчитывать целые цепи  закономерностей, отнюдь не типических друг другу, и зафиксировать  состояние общества в различных фрагментах пространства-времени. Именно  поэтому выработка, или, точнее, конструкция, и не всегда «ре…»,  «тотальной» истории оборачивается песней субъективизма. Исследователь  всё одно принимает тот или иной уклон в своём описании, в зависимости от  рода его занятий. 

 

Однако работы подобного жанра всё равно необходимы. При  скрупулезности, добросовестности и обширных систематических знаниях  историк вполне способен давать общие очерки того или иного времени,  страны, института, применяя самые широкие обобщения. Они служат эдаким  промежуточным итогом изучения человеческого общества, маленьким кусочком  его жизни, который терпеливо познают те, кому не чуждо понимание  человека как такового.

Collapse )