Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

феникс

Модераторское

В связи с изменением правил Livejournal мы начинаем строже относиться к книгам и запросам на политическую, национальную и религиозную темы, так как не хотим последствий, связанных с Российским законодательством.

Просьба более вдумчиво относиться к комментариям, любой комментарий, который можно истолковать как розжиг конфликта на указанную тему - бан сразу и без предупреждения.

Также будем признательны за обращение нашего внимания на спорные комментарии, которые можно понять превратно и не в пользу сообщества.
зок

Риф. Алексей Поляринов

978-5-04-109933-6.jpg«Риф» - второй роман Алексея Поляринова, который я прочитала. И если «Центр тяжести» был в целом неплох, то про «Риф» тянет говорить исключительно в восторженной тональности. Хочется навесить на книгу ярлык «идеальный современным русский роман» и носиться с ней на перевес, подсовывая каждому второму.

Любишь семейные саги? Почитай «Риф»

Нравится многослойное повествование как прием? Почитай «Риф»

Хочешь почитать о сектах, деструктивных культах и реабилитации после такого опыта? «Риф»

Ценишь современное искусство? «Риф»

Считаешь, что книга должна «держать и не отпускать» до последних строк? «Риф»

Собираешь городские страшилки и замечаешь аналогии между мифами и жизнью? «Риф»

Несмотря на скромный объем роман очень насыщен – в нем плотно утрамбована масса событий, разные сюжетные линии, любопытные размышления о роли ритуалов и памяти в личном и коллективном опыте, яркие рассказы о перформансах и инсталляциях и еще много всего.

Атмосфера вокруг каждой героини замечательно аутентичная. Странный советский нуар северного городка, кампус американского университета в Миссури и сегодняшняя московская реальность – везде свой колорит, интересные детальки, особый ритм.

«Риф» - чтение, от которого было невозможно оторваться с восхитительным послевкусием. И дело даже не в том, что, я поверила всему – сумрачному городу Сулиму с его мистическим промыслом, оленьим кладбищам, банановой диете, дубу для обнимашек, дому Тесея, документальному фильму о матери для киношколы и прочем ништякам разбросанным по тексту (а я поверила!). Дело в том, что для меня это оказался какой-то… идеально скроенный роман, который отлично сел и пришелся точно в пору.

Меланхоличная Таня, пытливая Кира, слабая и в то же время сильная Ли, психопатичный Гарин, харизматичная Марта, деятельная Лера – все невероятно точны и хороши. А хитрый сюжетный финт, который выкинул ближе к финалу автор – достоин любого всемирно признанного мастера детективов и триллеров.

И отдельное «браво» Алексею за пассажи о современном искусстве. Я достаточно неискушенный зрительница (воспринимательница - ?) и километровый гвоздь Уолтера де Марии теперь навек забит не только землю, но и мне в голову!

Конрад Н. Запад и Восток.


Итак, нынешней эссе-рецензией я желаю внести некоторые коррективы к  написанному ранее отзыву на сборник Николая Конрада «Избранные труды.  История», где я дал несколько поспешную и неполную характеристику  историческим воззрениям автора. Почему я хочу скорректировать свою  характеристику, будет видно ниже, пока только поясню, что это в  очередной раз доказывает, что многие вещи по прошествии времени  необходимо переосмысливать.

Итак, востоковед-филолог Николай Конрад при ближайшем рассмотрении  оказался куда более интересным человеком, чем я думал. Во первых, при  более глубоком знании самого разного марксизма, в том числе и советского  в различное время, оказывается, что наш герой вовсе не такой пламенный и  убеждённый идеолог. Во вторых, несмотря на это, он всё же был  исполнителем травли своего учителя, филолога-китаиста В. М. Алексеева, о  чём тот недвусмысленно писал в письмах к арабисту Игнатию Крачковскому.  Однако Конрад сам оказался в лагерях, проведя немало времени на  лесоповалах. Почему почтенный учёный и, как оказалось впоследствии,  весьма выдающийся, да ещё и заступающийся за младших  коллег-вольнодумцев, пошёл на это, трудно сказать, это вопрос сложных  изворотов человеческой психологии, однако сам факт остаётся фактом.

Collapse )

"Человек из красного дерева" Андрей Рубанов

Ты – дерево, твое место в саду,
И когда мне темно, я вхожу в этот сад.
"Аквариум"

"Да он совсем деревянный" - про тупого, потенциально необучаемого человека. Откуда наша увереность в собственном ментальном превосходстве над деревом? Ну как, живет оно медленно, весь век стоит на месте. В культуре, опять же, энты... И что? Энты были медленными, но тупыми, точно, не были, а Буратино с Пиноккио вовсе шустрые ребята. Или обидное "здравствуй, дерево", вы вообще-то отдаете себе отчет, что "здравствуй" и "здоровье" слова однокоренные "дереву"? Как, впрочем, и "древность", "деревня", "дрова" (угу, в современных реалиях ласковый русизм для "драйверов").

Мир издревле стоит на деревянном основании: мостим, строим, топим, кормимся от деревьев, их посредством сохраняем культуру и поддерживаем связи. Ну, общаемся-то мы, положим, посредством интернета. Угу, последние двадцать лет. А новгородским берестяным грамотам тысяча. Что до наших энергоносителей - копни поглубже, все они происходят от лесов юрского, триасова, мелового периодов.

Collapse )

Рубанов умеет, в "Финисте" был такой же отменный пласт о кольчугах, в "Патриоте" - о рок-музыке и о... телогрейках. Чего, на самом деле, шикарно. Но прежде это всегда носило у него характер несколько инородного лекционного включения. В "Человеке из дерева" органично. Очень хороша социальная составляющая. Меткие емкие и четкие обобщения, касающиеся деревни, маленького городка, столицы. Производство, торговля, чиновническая или академическая среда, пенитенциарная система и городское дно - о чем бы ни говорил, со всем хорош.

И герои, конечно. Не удивлюсь, если к финалу 2021 года армия поклонниц и обожательниц Антипа насчитает несколько тысяч (а то и десятков тысяч) читательниц. Чивоуштам, сама в него влюблена. Суперская книга, рекомендую.

Ты – дерево, твоя листва в облаках,
Но вот лист пролетел мимо лица.
Ты – дерево и мы в надежных руках,
Мы будем ждать, пока не кончится время
И встретимся после конца.
лис
  • gun001

Виктор Пелевин «Искусство лёгких касаний» сборник



Сборник «Искусство легких касаний» состоит из повестей «Иакинф» и «Искусство легких касаний» а также рассказа «Столыпин». Название вроде намекает, что между ними есть связь, но, честно говоря, я не смог проследить этих касаний у первых повестей с последним рассказом, тот явно хорошо соприкоснулся с «Тайными видами на гору Фудзи», а там просветление без рогатых обходилось.. Но и между первыми соприкосновенность весьма слабая. Да и ладно, главное сюжет захватывающий и истории интригующие.
Collapse )
лис
  • gun001

Виктор Пелевин «iPhuck 10».



Писать о современной фантастике не упоминая Виктора Пелевина совершенно невозможно. Считаю его одним из лучших современных авторов России. В направлении философская фантастика, ему просто нет равных. Подкупают его обширные познания в истории, религиоведении, философии. Виктор хорошо чувствует основные тенденции современной жизни, одновременно улавливая малейшие нюансы.



Но главным его достоинством считаю умение смеяться. Сатира в его исполнении вызывает не обиду, а узнавание окружающего мира, себя в этом мире и мира в себе. Я не умею излагать также глубоко и красиво, как Пелевин, поэтому позволю себе несколько цитат непосредственно из романа, про который хочу рассказать.


Называется роман «iPhuck 10».

Collapse )

Дочитал "Золото твоих глаз, небо её кудрей" Харитонова



На удивление, вторая книга трилогии "Золотой Ключ, или Похождения Буратины" прочиталась очень быстро. Всего за каких-то 2 месяца, в отличии от "Путь Базилио", там было больше полугода. Постмодернизма во второй книге меньше не стало, но наметился хоть какой-то прогресс - Главные Герои стали более человечными (вот сам задумался, что я написал) и живыми. В смысле, что Буратино так и остался бревном одним из главных персонажей, а вот Мальвину, Артемона и Тортиллу можно, так сказать, оживили - у них появилась история и истории из их истории...

Хотите знать мое личное мнение о всем цикле "Золотой Ключ, или Похождения Буратины"?
Не жалею о потраченном годе (мне еще дочитывать третью часть, незаконченную в связи со смертью автора). А с другой стороны жалею о потраченном годе. В общем, постмодернизм он такой, не простой и противоречивый ...


P.S.
Обложка книги от издательства Флюид мне категорически не понравилась. Так что поставил в пост хендмейд обложку от "Путь Базилио".

"Неизвестные письма к брату" Винсент ван Гог

Когда впоследствии я создам лучшие свои работы, я буду работать не иначе, чем теперь. Это будет то же яблоко, но более спелое. Если я ничего не стою сейчас, то ничего не буду стоить и потом, а если буду стоить потом, то стою чего-то и сейчас. Рожь всегда рожь, хотя бы вначале она и казалась горожанам травой.

Думать о себе, как о художнике, чье творчество непременно (пусть нескоро) найдет признание, а может быть переживет тебя - это нормально. Но мог ли ожидать такого интереса к себе, какой заставит сотни тысяч человек в огромном мире через полтора столетия читать и слушать письма к брату Тео? Наслаждаясь слогом, восхищаясь точными емкими формулировками, находя параллели в собственной жизни. Обретая веру, что все не напрасно.

Про "слушать" сказала неслучайно, не знаю, как обстоит дело с аудиокнигами на других языках, но русскоязычному читателю повезло, обе книги:"Письма к брату Тео"  и "Неизвестные письма к брату" есть в формате аудиокниг, прочитанные лучшим, на мой взгляд, чтецом Игорем Князевым. Его сдержанная, интеллигентная, внутренне драматичная исполнительская манера как нельзя лучше отвечает требованиям, предъявляемым этими текстами.

Сегодняшний успех Винсента ван Гога как квинтэссенция судеб прозябавших в нищете и безвестности, непонимаемых и гонимых творцов, которых оценили значительно позже. А все же, что такого в его картинах, с неказистыми людьми и странными пейзажами, что заставляет рафинированных искусствоведов, сплошь юношей и барышень из хороших семей, млеть от восторга? У условного пролетария тоже найдет отклик: "Наш человек, накушался абсента и отрезал себе ухо"

По поводу уха (на самом деле мочки) и абсента, равно как на тему Сотбис с Кристис и "Маков" с "Подсолнухами", которые сегодня продаются за немыслимые деньги - все так. Может потому ван Гог столь притягателен, что он воплощенный оксюморон. Родился в богатой семье, но жил на грани нищеты. Художник самоучка, не имевший академического образования. Неудобный и неприятный в общении, был жалостлив до болезненной нежности к сирым и убогим. Неряшливый в быту, писал идеальные по стилю и отточенности формулировок письма.

Как раз письма могут стать ключом к разгадке личности художника и его успеха. В них маниакальная одержимость работой, постоянные поиски цвета, света, изобразительных средств, эксперименты с живописными техниками, непрерывный автодидакт. В них ужас погружения в чуждую среду, общения с людьми, по определению не умеющими понять тебя, которых учишься любить, зная: не полюбив обстоятельства нынешней своей жизни, не сделаешь того, что должен, да просто свихнешься.

При этом вселенское одиночество, когда никого, с кем мог бы перемолвиться словом на одном с собой языке. Отдушина, единственная связь со своим миром, частично отверженным тобою, большей частью отторгнувшим тебя - эти письма. В них раскрывается душа, а мозг перестает на время функционировать в режиме Гулливера в Лилипутии, им поверяешь надежды, в них прорывается порой отчаяние, но ими же возвращаешь себе внутреннее равновесие.

В сборник вошли письма раннего периода творчества художника, времен"Едоков картофеля" и "Старой церковной башни в Нюэнене", частично захватив период его антверпенского ученичества. В сравнении с каноническими "Письмами к брату Тео", это более личностный, интимный, менее причесанный пласт семейных отношений. Здесь порой проскальзывают упреки и обиды, здесь Винсент позволяет себе укорять Тео в том, что тот мало делает для его продвижения.

Но это исполнено такой трепетной любовью к своему ремеслу, такой немыслимой увлеченностью, в сегодняшних терминах мы назвали бы его гиком, имена Коро, Милле, Лермита повторяются как заклинание. Такое желанием научиться и стать лучшим, вместе с иррациональной верой, что уже теперь служишь высшему предназначению. Идешь своим, одному тебе назначенным небом путем. И да, они прекрасны, эти письма.

Песочный человек и другие ночные этюды Эрнст Теодор Амадей Гофман



Грехи отцов

Лучшая приманка для дьявола - чистая душа

Мыши плакали от умиления, кололи на бицепс профиль ЭТА и продолжали грызть фолиант. Эрнест Теодор Амадей совсем наш человек (не в Гаване). Первое знакомство случилось, уж и не вспомню, когда. Просто всегда знала, что самая рождественская сказка "Щелкунчик" его сочинение, "Песочного человека", "Золотой горшок", "Крошку Цахеса" впервые в девицах читала. Н-ну, потому что всегда любила пугающие и странные истории с эзотерическим душком, на какие он мастер. Да, тяжеловесные и напрочь лишенные изящества, да, нарочито несовременные, да - катастрофические с точки зрения стиля. Но цельные, оригинальные, яркие, и главное - в их парусах ветер иных миров. Не чистилищ Лавкрафта, но горних. Словно бы кусочек рая светит за мгновенно приоткрывшейся завесой.

И есть часть Корнишской трилогии Робертсона Дэвиса, где действие целиком строится вокруг незавершенной оперы ЭТА "Смерть Артура", которую герои ставят на сцене. Что не только открыло основоположника европейской фантастики с неожиданной стороны, как музыканта и композитора, но, довольно много рассказало об обстоятельствах его личной жизни.

Collapse )

"Двойники" невыносимая космоопера с участием Золотого козла, Серебряного барана, цыганки с герцогским титулом в анамнезе и прочих, иссушающих мозг, ништяков.

Резюмируя: не утверждаю, что вся фантастика вышла из Гофмана, как русская литература из гоголевской "Шинели", но таки он был гений.

"Новые страхи" Сборник англоязычного хоррора

Я считаю, что любовь просто еще один повод для ненависти. Думаю, что нам было бы лучше без этого гребаного бога.

Страх и страсть не случайно так похожи, различаясь лишь конечными звуками. Пугающее, предельно эмоционально заряжено. Сильнее, чем обидное, печальное или смешное. Страшные истории потому так популярны, что позволяют пережить ужас, не будучи участником событий, заговаривая-закликая свое страхи. Так было всегда. Ну. по крайней мере те две тысячи лет, которые мир жил в эпоху влажных экспансивных сострадательных и беспринципных Рыб, начертавших на знамени: "Бог есть любовь".

Постепенное вхождение в эру Водолея меняет нас и наши страхи. Сухая прохладная отстраненность на смену сочувствию. Деятельное добро вместо потоков слез. Эмоции на минус, рациональность в плюс. Не плохо, не хорошо - просто так есть. Ужас все реже вздыбливает рудиментарные волоски вдоль позвоночника, все чаще удивляет и печалит. Такова антология рассказов в жанре хоррора "Новые страхи".

Collapse )

Есть в сборнике вещи, которые оставляют больше вопросов, чем дают ответов. Но есть и совершенно чудесные. Как готическое "Нехорошее дело", горько-больные "Куклы", странно-жутковатый "Дом головы" и совершенно ужасная "Дверь для похищений"