Category: искусство

феникс

Модераторское

В связи с изменением правил Livejournal мы начинаем строже относиться к книгам и запросам на политическую, национальную и религиозную темы, так как не хотим последствий, связанных с Российским законодательством.

Просьба более вдумчиво относиться к комментариям, любой комментарий, который можно истолковать как розжиг конфликта на указанную тему - бан сразу и без предупреждения.

Также будем признательны за обращение нашего внимания на спорные комментарии, которые можно понять превратно и не в пользу сообщества.

"Последние дни Нового Парижа" Чайна Мьевиль

Вдруг из маминой из спальни,
Кривоногий и хромой,
Выбегает умывальник
И качает головой...


Мьевиль вызывает у меня благоговейный трепет, ассоциируясь одновременно с двумя уайльдовыми персонажами: Мальчиком-Звездой и Счастливым Принцем. С одной стороны, совершенно непостижимо как мог человек двадцати восьми лет создать сложнейший мир Нью-Кробюзона, с многообразием его рас, непростыми социальными, политическими, межличностными отношениями персонажей, проработанной бюрократической системой. Тот Нью-Кробюзон, на штурм твердынь которого отправлялась трижды, будучи уже куда как опытным читателем и свои десять тысяч часов чтению давно отдав, а одолела только с третьего раза. С другой - исповедует радикально марксистские взгляды, его "Октябрь" по праву в тройке лучших современных книг о русской революции с "Домом правительства" Слезкина и "Пантократором" Данилкина.

Collapse )

А о чем никак нельзя не сказать, так это об огромной работе по систематизации, каталогизации и популяризации сюрреализма, проделанной им в этой книге. Приложение и Алфавитный указатель к ней ничуть не менее увлекательное чтение, чем собственно роман. И, гарантирую, после нее "Дали" перестанет быть первой (часто и последней) ассоциацией, которой вы откликнетесь на слово "сюрреализм".

liz

О цирке совершенно серьезно... (Никулин Ю.В. "Почти серьезно...")


К этой книге я приступала трижды, и три раза начало, которое автор (и его литературный консультант) счел если не самым эффектным, то самым подходящим для открытия автобиографии, охлаждало мои намерения.

И только продравшись через начало, я смогла прочесть и всю книгу. Вот, что я хотела узнать больше всего. Откуда взялся такой человек, как он прожил жизнь, и тот ли самый это Никулин, которого мы видели на экране и на арене цирка, или другой (не обязательно лучше или хуже)?

Collapse )
зок

И повсюду тлеют пожары. Селеста Инг

Кудрявые девушки выпрямляют волосы, а барышни с прямыми волосами крутят локоны. И всем кажется, что где-то там – в блондинках, в худышках, в миллионерах, в художниках, в фрилансерах, в путешественниках лучше, чем в их реальности.

И путая туризм с эмиграцией мы заглядываем в чужие жизни, очаровываемся ими и с пренебрежением посматриваем на собственные. Прямо как в Инстаграме – как не посмотришь у всех красота, веселье и праздник…

В романе Селесты Инг две семьи – Уоррен и Ричардсон и два мира – буржуазной респектабельности и творческой свободы сталкиваются и взаимно завораживают друг друга. Пёрл Уоррен, с детства кочевавшая с матерью фотографом по городам и весям, купилась на глянцевый уют большой и небедной семьи Ричардсонов, где будущее каждого распланировано и обеспечено всем желаемым, и идеальная мать семейства печет по выходным печенье. А Иззи Ричардсон, уставшая от контроля и правил, влюбилась в бесшабашность и бунтарство женщины-перекати-поле – Мии Уоррен и замечталась о такой матери и свободе есть остатки ресторанной еды, носить вещи б/у и делать настоящее искусство.

Грустная в общем-то раскладка.


Гормоны, подростки, материнские чувства, любовь, дружба, предательство, тайна рождения – звучит как второсортный дамский роман, но в целом, я бы сказала, книга лучше, чем можно подумать. Такой вполне добротный американский роман, в меру увлекательный, хотя и не без минусов. Например, нарочитый акцент на искрах, огне и пожаре выглядит очень беспомощно, что ли… Словно автор не уверена, в интеллектуальных способностях своего читателя и на всякий случай объясняет: «Ну, искра! Искра, понимаешь? Искра может быть физическая от спички, а может в душе человека. Понимаешь, читатель? В душе искра зажглась и может подарить свет и тепло, а может спалить все дотла. Понимаешь?». И ты уже изнемогаешь от этого нудного нравоучения и думаешь «Да поняла я все с первого раза, хорош уже повторяться!».

Пожалуй, из того, что мне очень понравилось в книге, я бы отметила художественные опыты Мии. Это было не просто интересно читать – хотелось достать фотоаппарат и погрузиться в эксперименты.
hat

Прошу совета (послевоенная Америка)

Прошу посоветовать художественные книги о послевоенной Америке, с действием до катаклизмов общественного сознания середины 60х.
Классики скорее всего прочитаны... но выслушаю все рекомендации, и да, без детективов, пожалуйста. Идеально о среднем классе и арт-кругах, можно написанные позже, конечно.
Один из любимых авторов - Трумэн Капоте, и его вещи в малой форме. Чивер, Сэлинджер, Апдайк, Болдуин, Уйалдер изучены.
Документальному роману Нормана Мейлера скорее нет. Воннегут давно прочитан, и сейчас хотелось бы чего то не столь остросоциально-сатирического.

Фантастика в декорациях Шотландии и Ирландии

Уважаемые знатоки, порекомендуйте, пожалуйста, годную фантастику/фэнтези/мистику (особенно приветствуется последнее) с ощутимым шотландским/ирландским колоритом - чтоб действие происходило в этих странах, чувствовался национальный дух, было много описаний особенностей культуры и быта, чтоб в сюжете фигурировали персонажи мифологии этих стран - келпи, селки, баньши, лепреконы, подменыши, фейри и т.п. После просмотра милейшей "Песни моря" люто захотелось и почитать чего-нибудь такого.
Обычный фольклор в лице тематических сказок, легенд и мифов не интересует - он читан-перечитан еще в детстве. Также не надо банального любовного фэнтези в стиле "как простая офисная планктонина Мэри открыла в себе супер-дар и вышла замуж за короля эльфов".
Заранее всех благодарю!

The City & the City by China Miéville

– Мы не видим этого потому,  что не знаем, куда и как направить внимание. Кроме того, наш внутренний свидетель отнюдь не рвется созерцать подобные вещи. Наоборот, он очень хорошо умеет защищать себя от них.
Пелевин "Искусство легких касаний"


Не самая горячая поклонница нуара и всех возможных видов литературного панка, а Чайна Мьевиль специализируется именно на панке: кибер, стим, био. Но устоять перед качественной литературой невозможно, а Мьевиль это всегда качество. И просто поняла, что соскучилась по нему. Это ведь так работает: сначала говоришь, я такое не читаю, потом пробуешь и активно не принимаешь, после делаешь над собой усилие, дочитываешь. Осознаешь, что твой горизонт внезапно стал глубже и шире, само собой явилось понимание некоторых вещей, напрямую не связанных с неудобной книгой. На такой бонус не рассчитывала, но это не может не нравиться. И отныне периодически возвращаешься к автору, потому что он того стоит.

Collapse )

Ну вот, то, что мне было безумно интересно в этой книге. Что до расследования, тяготеющего к нуарной эстетике, бравого инспектора Тайдора Борлу с его хитроумными умозаключениями, несомненной храбростью и неотразимой брутальностью, то да они на уровне. Но я не очень по детективам. Мне больше понравилось, как всё завернуто с городами. Правда ведь, никто до него не придумал такого? На то он и Мьевиль. Он такой один. Ах да, совсем скоро обещают хороший перевод.

Но это XXI век , президент Уль-Ком (чей портрет вы можете видеть там, где руководители наиболее подобострастны), как и президент Умбир до него, объявил развитие национального пути, конец ограниченному мышлению, гласностройку, как аломские интеллектуалы неуклюже неологизировали. But this is the twenty-first century, and шPresident Ul Mak (whose portrait you can also see where managers are most obsequious), like President Umbir before him, had announced certainly not a repudiation but a development of the National Road, an end to restrictive thinking, a glasnostroika , as Ul Qoman intellectuals hideously neologised.
карандаш-блокнот

Маленькие серые ласточки

В одной из передачь  о писателях увидел галерею портретов с цитатами из их книг (например под портретом Бредбери была одна цифра "451". А портрет некоей писательницы был промаркирован цитатой "Маленькие серые ласточки". Это меня весьма заинтриговало - оттого спаршиваю - не подскажет ли кто автора и книгу?
o_aronius

Роман про целину и балет

Пытаюсь вспомнить автора и название советского романа.
Сюжет: компания молодых людей (кажется, москвичей). После окончания школы один из героев уезжает на целину, где находит себе подругу. Его приятельница поступает в балетную труппу, где становится жертвойй домогательств ведущего солиста (который, оскорбленный отказом, безуспешно пытается испортить ей карьеру).

Заранее спасибо.