Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Сквозь зеркала. "Обрученные холодом" Кристель Дабо

Для всех посторонних, пока я не решу иначе, вы будете считаться компаньонкой моей тетки. Я привез вас с другого ковчега, чтобы ее развлечь. И если хотите облегчить мне задачу, прошу держать язык за зубами. А главное, не обращайтесь со мной как равная – это может вызвать подозрения.

Когда о книге одновременно говорят, что она напоминает о мультфильмах Хайяо Миядзаки, "Темных началах" Пулмана, "Анжелике" супругов Голон, романах Джейн Остен, Жюля Верна, "Игре Престолов" и фильме "Гранд-Будапешт" - тогда надо читать (хотя мне одного Миядзаки хватило бы). Удивительно, но отголоски всего перечисленного действительно слышны в романе француженки Кристель Дабо, что не мешает воспринимать его оригинальным, удивительно цельным и ни в коем случае не "сделанным". Знаете, бывают такие книги, и во множестве, с которыми словно видишь, как автор морщит лоб, просчитывая: а возьму-ка я вот эту злободневную тему, сдобрю вон теми типажами (публика любит таких), приправлю актуальными в нынешнем сезоне трендами и модной лексикой, проперчу маргинальными ситуациями для тех, кто предпочитает погорячее - можно подавать. Пипл хавает, даже и не без удовольствия.

Collapse )

Захватывающе интересная история, на самом деле похожая даже не на "Ходячий Замок", которого не очень люблю, но на "Унесенных призраками" (обожаю). И ни на что читаное вами прежде, не похожая - гарантирую.

Микрорецензии

1. Франсис Карсак. Робинзоны космоса. Прочитал по рекомендации, но остался разочарован. Очень наивно и плоско все описано, можно, конечно, сделать скидку на годы написания повести, но все равно очень слабо и очень черно-бело. Есть злодей-граф, планирующий поработить новую планету, есть благородные ученые и инженеры, ведущие эту же планету к светлому будущему. Читать скучно.
2. Стивен Кинг. Извлечение троих. Вторая часть из саги “Темная башня”. Лучше не стало. Всю книгу главный герой ныряет через непонятно откуда берущиеся двери в наше время, живет в телах людей, контролирует их, а потом забирает с собой в этот умирающий мир. Тут они нудно бредут по берегу моря, периодически отстреливают омаров, потом долго мучаются с негритянкой-шизофреничкой… Думаю стоит остановится знакомиться далее с этой сагой. Есть у Кинга вещи и поинтереснее.
3. Питер Дарман. Парфянин. Ярость орла Первая часть историко-популярного романа о парфянском принце, попавшим в рабство к римлянам, сбежавшим от них и присоединившемуся к войску Спартака, который случайно проходил тут мимо. Не сказать, чтобы шедевр, но в целом любителям жанра почитать можно. Несколько напоминает классического Спартака Джованьоли.
4. Джо Аберкромби. Жить все трудней Все возвращается на круги своя. Собственно это все, что хочется сказать об этом рассказе. Весело, динамично и неправдоподобно:).
5. Клиффорд Саймак. Зеленый мальчик с пальчик Проблема взаимодействия с инопланетным разумом давно занимает умы писателей. Технократичность нашего мира приучила нас, что математика - царица наук. Поэтому и с нло-шниками нужно начинать общаться математическими символами. Мол, 1+1=2 и т.д., логически развивая тему. Но вдруг основа цивилизации это вовсе не математика, а эмоции. Например, любовь и ненависть? И именно эмоции будут тем мостиком, с помощью которого мы сможем взаимодействовать?

МЮФ (мужская юмористическая фантастика)

Посоветуйте, пожалуйста, чего хорошего юмористического из русскоязычного за последние лет 15 - но не ЖЮФ, а, так сказать, мужской фантастики/фэнтези. Типа Владимира Журавлева, Михаила Дулепы, Владимира Ильина, Константина Костина...
Хочется скрасить самоизоляцию :)

Home by Nnedi Okorafor

Пятилетней, я спросила маму, каково это, давать жизнь. Она улыбнулась и ответила, что деторождение - это отступить в сторону и позволить действовать телу. Одна из тысячи вещей, с которыми тело справляется без участия духа. When I was five, I had asked my mother what it was like to give birth. She smiled and said that giving birth was the act of stepping back and letting your body take over. That childbirth was only one of thousands of things the body could do without the spirit.

Не понимаю про грехи отцов, которые должны пасть на головы детей и про восстановление исторической справедливости. В том смысле, что Справка о реабилитации, выданная бывшему заключенному, не вернет ему потерянных лет, загубленного здоровья, разрушенных надежд. А прилагающаяся к ней материальная компенсация не заменит родного человека, хотя бы даже отдававшие приказ об аресте не просто посыпали голову пеплом, но сплошь в нем извалялись. Ясно: нынешнее американское благосостояние отчасти базируется на жестокой эксплуатации рабов. Но непосредственно на Черном континенте, где одни чернокожие уничтожали, порабощали и продавали в рабство европейцам других, это не привело к аналогичному результату.

Collapse )

Из второй книги трилогии Бинти Home мы таки узнаем, откуда взялся загадочный Эдем. Кое-что о ее сверхспособностях и Даре гармонизации тоже прояснится. Заодно с пониманием, что те, кого мы презираем и считаем примитивными, в действительности могут находиться на куда более высокой ступени развития, если применить к ним иную ценностную шкалу, не ту, какой пользуемся обычно. Вторая книжка круче, в общем.

"Печальная история братьев Гроссбарт" Джесс Буллингтон

Всем мужикам в пиратском набеге
Должно бороду носить.

Alle die mit uns auf Kaperfahrt fahren,
müssen Männer mit Bärten sein.

Сплаттерпанк точно не мое, разного рода кровища, дерьмище, клочки по закоулочкам, мозги по периметру и прочий ресторан "Отвращение" никогда не казались привлекательными. Ни в одном из возможных смыслов. То есть, понимая, что в любом самом прекрасном человеке четыре кило кала, потребности насладиться лицезрением выпущенных кишок со всем их содержимым, не испытываю. Знаю, есть такие люди, которым нравится. Во втором классе со мной сидел мальчик по имени Альберт, который везде рисовал свастику: в тетрадках, на ластике, на гранях простого карандаша. На моем тоже рисовал. Будучи поставлен в угол, принялся бить головой о стену и пробил фанерную перегородку между кабинетом и закутком для наглядных пособий. Его вскоре перевели в другую школу и лет сорок не вспоминала о нем, но вот сейчас подумала, что Альберту могла бы понравиться "Печальная история братьев Гроссбарт"

Collapse )

В общем, полезная, в смысле воспитания нетерпимости к людям, тревожащим прах, книга. В остальном жуткий трешак.

  • yuri_p

Демоны, ведьмы, колдуны, оборотни…

Заинтересовался книгами в жанре «фантастического реализма». Когда-то роман Владимира Орлова «Альтист Данилов» сразу стал необычайно популярен среди советских читателей. Герой произведения, скромный музыкант симфонического оркестра, на самом деле оказался демоном.

Collapse )

"Мир, который сгинул" Ник Харкуэй

Мы окружили Землю Трубой и создали островок цивилизации. Вокруг остались дикие земли, населенные чудищами. Вам об этом известно не понаслышке. Среди них есть похожие на людей и есть непохожие,
Они хотят отобрать наш мир. Отобрать у нас жизни.

Всех хороших авторов знать невозможно, до последнего времени Ник Харкуэй был среди тех, кого не знала. Хорошо, что случился "Гномон", о котором тотчас принялись говорить все-кто-есть-кто-то. Я, по своей сорочьей сущности (хватать всякую блестящую штуку) не осталась в стороне. "Гномон" теперь читаю в оригинале, там под девять сотен страниц, скоро не получится. Почему на английском? Потому что могу это делать, и не слишком доверяю переводу Ефрема Лихтенштейна после того, что он сделал с "Ка: Дарром..." Краули. Но теперь не о том.

Collapse )

В остальном реальность Сгинь-бомбы автономна и оригинальна, с собственным антикорпоративным пафосом, о котором в Союзе второй половины прошлого века и помыслить было бы странно. Однако не могу избавиться от мысли, что это "Пикник..." где Зону и Мир поменяли местами: удельный вес первой в миллион раз выше, второй жмется к трубе, а зоновские подменыши трансформируются в безымянного рассказчика, в котором человеческого оказывается больше, чем в большинстве стопроцентно генетически сертифицированных окружающих. Ну и финал. Не то, чтобы для всех, даром, и никто не уйдет обиженным. Но что-то, с чем уже небезнадежно работать.

Отзыв на «Дело табак» Терри Пратчетт.



Книга жестче, чем прошлые из цикла. И юмора тут совсем мало.
Но если постоянно держать в голове мысль, что «Дело табак» последняя из книг о Страже, то всё становится на свои места. И всё можно этим объяснить.
Collapse )

Space Opera by Catherynne M. Valente

Если честно, единственный существенный вопрос, который задавали себе обе стороны заключался в том, что делать с другой стороной — съесть, поработить, поостеречься, одомашнить или вчистую и по тихому их всех истребить.

Знакомство с Кэтрин Валенте и влюбленность в нее, которая вылилась в десяток прочитанных книг, началось "Бессмертным". Да-да, про Кащея и Марью Моревну, а мой скепсис: американка пишет фэнтези на материале русского фольклора - скоро сменился восторгом. Она яркая, ярмарочная, карнавальная, гранжевая, эпатажная, хардкорная, фееричная и роскошно избыточная во всем. Она на равных вводит в действие людей всех рас и конфессий, зверей, не исключая солоноводных креветок, вещи. Угу, мир вещей оживает под пером Валенте, а его представители мыслят, разговаривают, действуют наравне с людьми. Лучшие из Тельцов умеют творить такое с предметным миром.

Collapse )



Книга та же. Но читать ее в переводе Владимира Беленковича было, как... Так, должно быть, видит человек, которому удалили катаракту. Ясно, четко, красиво, много-много-много такого, чего нипочем не взяла бы из английского варианта. Нужно принять, как данность, что читательского английского недостаточно для ее фейерверка. Выйдет ли роман в этом переводе или издатель поищет кого попроще. Валенте сильно не для всех, в случае такого автора велик бывает соблазн унифицировать, сделать доступнее. Но это же и выхолостит книгу, убьет ее оригинальность, превратит в выспренные постмодернистские бредни. Стану держать кулаки.

"Чудесный нож" Филип Пулман

Она шагнула вперед со счастливой улыбкой, потому что Ямбе-Акка была весела и беззаботна, ее визиты приносили радость. Ведьма подняла залитое слезами лицо, а Серафина наклонилась поцеловать умирающую, и бережно вонзила свой нож ей в сердце.

Нож, о котором речь в эпиграфе, вовсе не тот, что в заглавии второй книги "Темных начал" Филипа Пулмана. Здесь обычный, ну, насколько вообще может быть обычным атрибут ведовства. Им верховная ведьма Серафина Пеккала прервет мучения своей товарки под пыткой инквизиции. Милосердная смерть в одной из первых сцен книги задает тон всему повествованию. Как бы говоря: если вы ищете розовых соплей и единорогов, какающих жемчужинами - вам не сюда.

Collapse )

Будет много дивных и страшных приключений, рассказать обо всех у меня ни желания, ни возможности. И вторая книга снова не закончится промежуточным хеппиэндом, а завершится, как Пулман умеет это делать, тревожным напряженным ожиданием - что дальше? Ну а Роджер, что с ним? Найдет Лира друга, спасет? Спасти, это вряд ли в таких обстоятельствах. Но да, найдет. И освободит.