Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

"Геном" А. Дж. Риддл



Кривое зеркало
История инфекционных заболеваний всегда сводилась к пассивному реагированию. Впервые мы имеем возможность засечь момент, когда новый патоген проникает в организм первого носителя, и имитировать воздействие вируса, виртуально испытывая методы лечения. Лекарство можно распространять в онлайновом режиме
А.Дж.Риддл продолжает оптимистичный цикл "Вымирание", начатый "Пандемией". Запланированная трилогия "Геномом", вторым романом, закончится. Что, в целом, к лучшему,. Потому что уже здесь "смешались в кучу кони, люди", страшно представить, что было бы, решись автор еще на один роман.

Collapse )
Напрасно ждешь вразумительного развития событий. Взамен тебя закармливают конспирологией, родственной любовью в количествах, несовместимых с жизнью, завиральными квазиэволюционными теориями и Алисой Кэрролла. А последнее к чему? Ну, автор подумал, и решил, что каши маслом не испортишь - Алису ведь все любят, почему не вставить ее в книжку про проект "Зеркало"?

В общем, единственное, на мой взгляд, достоинство романа - аудиоверсия, начитанная Игорем Князевым. По крайней мере, в части его исполнения, удовольствие гарантировано.

Czarne oceany Яцек Дукай

Массовое производство портативных солнечных батарей и солярных нанотканей обрушит нефть Рынок всегда об этом знал. Оd czasu potanienia nanotkanin solarnych oraz przenośnych megabaterii; kiedy te ostatnie wejdą do masowej produkcji, ropa ostatecznie spadnie na łeb. Giełda wiedziała o tym o dawna.

В этой части пан Яцек тоже не вполне угадал, нефть и сама по себе имеет тенденцию падать, без участия нанотехнологий. Почему "тоже"? Потому что в здешнем варианте апокалиптики человечество становится жертвой беды, принципиально отличной от тех, с какими сталкивалось прежде - вируса, поражающего не физическое тело, но психику. Хотя, написанный девятнадцать лет назад, "Черный Океан" Czarne oceany, удивляет точными прозрениями подробностей сегодняшних реалий. С требованием самоизоляции в квартирах, но и необходимостью втискиваться в переполненный общественный транспорт, где о социальной дистанции думать смешно.

Collapse )

После, когда выяснится, чьими воспоминаниями спровоцирован этот припадок, придет время задуматься о целях, средствах и степени этической оправданности фаустианского стремления к чистому знанию. Это не единственная в романе коннотация к "Фаусту", виртуальный менеджер Ханта Дьявол (помните, говорила о цифровых помощниках?). Так-то да,

Принятие эстетики зла первый шаг на пути к принятию зла, как такового. Acceptance of an aesthetic of the evil is the first step to accepting the evil itself.

Хочу еще только добавить, что идея монад восходит к "Солдатам Вавилона" Лазарчука, там такого рода вирусные психомемы, вытесняющие основную личность, называются кодонами. К вопросу преемственности.

Роман роскошный, очень непростой, объемный и удивительно актуальный.

Мое рабочее место там, где мои мозги. Gdzie mózg mój, tam biuro moje.

Рассказ Сергея Воронина

Помогите, пожалуйста, вспомнить, как называется рассказ Сергея Воронина про геологов, которые шли через болото. В этом болоте, кажется, погиб один из геологов и они потеряли всех лошадей, но при этом геологи были уверены, что лучшей дороги нет. В конце пути они встречают местного охотника, а тот им говорит "Надо было идти через Аргунь". Глава геологов возражает, что через Аргунь они не переправились бы. Местный житель объясняет, что сейчас там воды по колено, а то, что показала аэрофотосъёмка, бывает только в половодье. Кончается тем, что женщина-геолог плачет.

Микрорецензии

1. Франсис Карсак. Робинзоны космоса. Прочитал по рекомендации, но остался разочарован. Очень наивно и плоско все описано, можно, конечно, сделать скидку на годы написания повести, но все равно очень слабо и очень черно-бело. Есть злодей-граф, планирующий поработить новую планету, есть благородные ученые и инженеры, ведущие эту же планету к светлому будущему. Читать скучно.
2. Стивен Кинг. Извлечение троих. Вторая часть из саги “Темная башня”. Лучше не стало. Всю книгу главный герой ныряет через непонятно откуда берущиеся двери в наше время, живет в телах людей, контролирует их, а потом забирает с собой в этот умирающий мир. Тут они нудно бредут по берегу моря, периодически отстреливают омаров, потом долго мучаются с негритянкой-шизофреничкой… Думаю стоит остановится знакомиться далее с этой сагой. Есть у Кинга вещи и поинтереснее.
3. Питер Дарман. Парфянин. Ярость орла Первая часть историко-популярного романа о парфянском принце, попавшим в рабство к римлянам, сбежавшим от них и присоединившемуся к войску Спартака, который случайно проходил тут мимо. Не сказать, чтобы шедевр, но в целом любителям жанра почитать можно. Несколько напоминает классического Спартака Джованьоли.
4. Джо Аберкромби. Жить все трудней Все возвращается на круги своя. Собственно это все, что хочется сказать об этом рассказе. Весело, динамично и неправдоподобно:).
5. Клиффорд Саймак. Зеленый мальчик с пальчик Проблема взаимодействия с инопланетным разумом давно занимает умы писателей. Технократичность нашего мира приучила нас, что математика - царица наук. Поэтому и с нло-шниками нужно начинать общаться математическими символами. Мол, 1+1=2 и т.д., логически развивая тему. Но вдруг основа цивилизации это вовсе не математика, а эмоции. Например, любовь и ненависть? И именно эмоции будут тем мостиком, с помощью которого мы сможем взаимодействовать?
Черный дракон

Ханну Райаниеми "Квантовая трилогия"

Сразу скажу, я это слушала, а не читала. В буквенном виде оно в меня не полезло))) а на слух вполне зашло. Но, поскольку я слушала, и в разных условиях, я кое-что наверняка пропустила.
В общем, мне понравилось, но я нифига не поняла. Я даже честно попробовала погуглить, но на запрос "замОк Планка" интернет настойчиво предлагает мне купить замкИ. Я полазила по фантлабу и фанатским ресурсам, но там в основном или ворох впечатлений, или пересказ описаний из романа.
В общем, если читали, расскажите мне вкратце, "кто на ком стоял"))) Что такое камень Каминари, кто заварил всю ту кашу, о которой говорится в книге, ну и прочее, что показалось не самым очевидным.
(Я даже умудрилась прослушать, выжил вор в итоге или нет))))

"Серотонин" Мишель Уэльбек

Случается, что у самых чувствительных и наделенных богатым воображением мужчин любовь вспыхивает мгновенно, так что love at first sight это вовсе не миф; но тогда мужчина, отчасти забегая вперед, тут же воображает себе всю совокупность удовольствий, которые женщина в течение долгих лет сможет ему доставить.

Французская литература достигает наших палестин в исчезающе малых, в сравнении с англоязычной, объемах. Может потому ее немыслимая полярность воспринимается отчасти как нонсенс. То есть, попытки классифицировать и разносить по реестрам англоязычное, изначально безнадежны, хотя бы потому, что вал обрушит любую систему каталогизации, а тематика обширнее, чем даже у русской. С прочими много проще.

Collapse )

Совсем уж было решившись убить ребенка, парсонаж принсипаль неожиданно отказывается от затеи - и то хлеб. Заканчивается тем, что обдумывает план проесть остаток денег на счету и сверзиться с двадцать шестого этажа, тем покончив с бренным существованием. Какая клюква, господа! И это при том, что есть "Наследие" Дюбуа (прошлогодний Гонкур), написанное тремя годами раньше, где герой, тоже представитель среднего класса, уходит из жизни вследствие клинической депрессии. Но там не просто веришь в происходящее и сопереживаешь, и сердце ноет. Там каждая деталь правдива. Рядом с этим раздутая пустышка мизогина Уэльбека пшик.

"Актуальность прекрасного" Ганс-Георг Гадамер

Герменевтика, учит исследованию истинного смысла даже глубоко ложного суждения.

Герменевтика. потому что интерпретация во всех возможных значениях, давно занимает меня. Феномен, описываемый, как: есть речи, значенье темно иль ничтожно, но им без волненья внимать невозможно - имеет место, значит должен быть и тот, кто растолкует смысл. В сути то, чем занимаюсь изо дня в день, есть прикладная герменевтика, применимая к тексту; перетолкование с русского на понятный. Гадамер, потому что вспомнился первым из светил герменевтики. С тем же успехом на его месте мог оказаться Гуссерль или Хайдеггер, особого пиетета именно к этому ученому не питала. Однако рада, что начала с него, потому что его стиль и манера изложения кажутся ясными, не перегруженными чрезмерным академизмом, уважительными к читателю.

Collapse )

Остальные статьи сборника не настолько заинтересовали, а всего вернее, с ними оказался превышен предел способности восприятия сложных текстов. Какие-то мысли без сомнения отложились в памяти и с ними, но взявшись подробно излагать, рискую превратить отзыв о книге в бесконечную историю. В любом случае, чтение "Актуальности прекрасного" стало интересным и полезным опытом и снабдило действенными инструментами интерпретации. То, что я люблю.