Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Кора Ландау-Дробанцева.

Я прочитала книгу «Академик Ландау. Как мы жили», написанную женой академика  Корой Ландау-Дробанцевой. Прочитала с интересом, как источник информации о прошлом, но с удивлением поняла, что систематизировать прочитанную  информацию, чтобы хоть  что-то осталось в памяти, я не хочу. Похоже, мне хочется забыть и не вспоминать о судьбе двух главных героев книги. 

Ландау – это наш известный физик, в январе 1962 попавший  в автомобильную  аварию. Книга затрагивает в основном историю многолетней болезни  Нобелевского лауреата.  Кстати, премию в 1962 году Дау  получил в больнице из рук шведского посла. Очень умный человек, гордость советской науки, Ландау побывал в застенках, как и многие ученые  того времени.  Сам он из тюрьмы вышел, потому что  стране понадобились его умения. «Ландау был первым в списке Курчатова, один Ландау мог сделать теоретический расчет для атомной бомбы».

Дау материально содержал семьи пяти физиков, умерших в тюрьме».  Дау хотел всех сделать счастливыми, « его будоражила мысль, как сделать, чтоб на свете было как можно больше счастливых людей». При этом мучил свою жену.

Collapse )

Emergency Skin by N K Jemisin

We realized it was impossible to protect any one place if the place next door was drowning or on fire. Мы поняли, что невозможно защитить какое-то одно место, если место по соседству тонет или горит.

Нора Кейта Джемисин в определенном смысле ужас, летящий на крыльях ночи для русских любителей англоязычной фантастики. Чернокожая женщина, которая собрала все главные премии мировой фантастики и фэнтези, а еще, поучаствовала в составлении списка ста самых значимых произведений XXI века в этих жанрах для какого-то топового издания (чуть ли не "по версии Нью-Йорк Таймс"), беззастенчиво протолкнув в него три(!) свои книжки. Мне, во всяком случае, приходилось слышать, что "Хьюго" ("Небьюла", "Локус") уже не те.

Ну, три, как по мне - все же перебор самовосхваления, но в остальном, ничего, против писательницы не имею, тройку ее романов про Разбитые земли прочла еще в оригинале с немалым удовольствием. Прошлогоднего Хьюго в номинации "Короткая повесть" снова получила ее "Аварийная кожа" ("Emergency Skin').

Collapse )

Забавно, что выражено американский, с антитрамповскими, антирасистскими настроениями, направленный против всевластья элит - рассказ замечательно иллюстрирует ощущения советского человека, попавшего на Запад: "может быть он и загнивает, но как при этом хорошо пахнет!" А назойливый искин, объясняющий, что это только кажется тамошняя жизнь хорошей, на самом деле все гадко-гадко-гадко - ну просто инструктор Бюро Райкома (или кто там в Союзе был поставлен бдить, остерегая советских людей от возможных провокаций?)

Хороший рассказ. Незамысловатый, но милый и внушающий надежду.

"Пруст и кальмар. Нейробиология чтения" Марианна Вулф

Так век за веком - скоро ли, Господь? -
Под скальпелем природы и искусства
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства.
Гумилев.

Увлекательный, что не мешает ему быть серьезным и умный - что не мешает быть интересным - нон-фикшн, посвященный чтению и тому, как оно изменяет наш мозг. Автор психолог, когнитивный нейробиолог и психолингвист Марианна Вулф видный борец за глобальную грамотность, долго работала в Африке, отмечена многими наградами, а тест на определение скорости декодирования прочитанного, разработанный ею в соавторстве с Мартой Денкла стал классикой в изучении дислексии.

Collapse )

Книга отличная, но мне не хватило, как и в "Истории чтения" Альберто Мангеля, разговора об аудиокнигах и голосовых синтезаторах. Для сегодняшнего читателя умение воспринимать текст с голоса совершенная необходимость, открывающая колоссальные когнитивные возможности. Львиная доля того, что я читаю сейчас глазами - книги на иностранных языках, на русском, в основном, слушаю. Простительное Мангелю, писавшему свою историю четверть века назад, воспринимается досадным упущением сегодня, когда технологии сделали такой способ чтения доступным.

Почекаев Р. Узурпаторы и самозванцы «степных империй».

Почекаев Р.Ю. Узурпаторы и самозванцы степных империй.  История  тюрко-монгольских государств в переворотах, мятежах и  иностранных  завоеваниях   Евразия 2016г. 378с. Твердый переплет,    

Питерский исследователь Роман Почекаев, хоть и именуется «юристом»,  достаточно неплохо трудится на поприще истории. Его перу принадлежат  солидные очерки монгольского и золотоордынского права, аналитические  биографии Бату-хана и Мамая, и научно-популярные очерки о правителях  Золотой Орды…

Однако пишет он очень часто. Пожалуй, даже слишком – в «Евразии» едва  ли не каждый год выходит его книга, автор торопится издать новый труд,  иногда поступаясь аналитике, и всё больше ударяясь в очерковость.

Постигла ли такая судьба книгу «Узурпаторы и самозванцы «степных империй»? Надо посидеть и разобраться. 

Итак, чему же посвящён сей труд? «Степные империи», определение,  введённое рядом востоковедов для условного обозначения кочевых  государственных образований, всегда имели развитые политические  структуры, которые, имея весьма своеобразный окрас, могли существовать в  течении долгих веков, проходя и многочисленные периоды междуцарствий. В  их числе – механизмы власти и её преемственности, между поколениями и  племенами. Это весьма непростая тема, поскольку многочисленные родовые  контакты и связи, а также обычаи разных родов и племён могли давать  разные механизмы преемственности. 

 

Collapse )
  • edrawsd

Андре Моруа "Открытое письмо молодому человеку о науке жить"

Начинается по "принципу Парето": "Мне восемьдесят лет, вам двадцать".
1. нельзя жить для себя
2.надо действовать
3.надо верить в силу воли
4. надо хранить верность.
Надо быть из тех людей, которые никогда не подводят Collapse )

Актуально : "мы живем на краю пропасти и.. сознание смертельной опасности отнимает у нас последние крохи разума. Но люди всегда жили на краю пропасти, и это не мешало им любить, трудиться, созидать. "
5. Развивайте в себе чувство юмора .
6.Во всех областях человеческих джунглей есть свои коршуны, вам придется сталкиваться с подлецами. Но именно в горе вы обретете настоящих друзей.
7. Те, кто ненавидят нас, подавляют и унижают нашу душу. Как вести себя с недругами? Не отвечайте ненавистью на ненависть.
Спасибо, всем здоровья и отличного настроения!

"Небо сингулярности" Чарльз Стросс

1. Я - Эсхатон. Я не бог ваш.
2. Я происхожу от вас и существую в вашем будущем.
3. Да не нарушишь ты принципа причинности в моем историческом световом конусе. А не то.

Чарльз Стросс, потому что и прежде слышала о "Небе сингулярности" и "Железном рассвете", а в последнее время, в связи с выходом русского перевода «Accelerando», о нем опять заговорили. Решила составить представление. Прочла "Бродячую ферму", влюбилась; продолжила "Антителами", ничего не поняла, возненавидела автора (а кому понравится чувствовать себя тупым?) Стросс весь такой, весь качели от понимания и радостного осознания: вот блин, как мудрено закрутил мужик, а я поняла - мы с ним классные ребята, до: чё за пургу он несет, нифига не понятно.

Collapse )

От головной планеты, Нового Петербурга, мощной тирании, строгостью порядков напоминающего Республику времен террора, к Рохарду отправляется корабль "Полководец Ванек",на борту которого, помимо беременного адмирала (а чего, там равноправие и мужчины тоже рожают) и команды находится представитель ООН землянка Рашель Мансур, спецагент, чивоуштам, с имплантированными навыками супербойца, правда за применение в течение минут приходится расплачиваться сутками абсолютной беспомощности, а также Мартин Спрингфилд, инженер и тайная креатура Эсхатона.

Вот, теперь можете читать, все вам будет понятно.

  • nadicca

"Максимум. Как достичь личного совершенства при помощи новейших научных достижений" А. Эрикссон

Та самая книга, которая отвергает «теорию 10 000 часов». Маркетологи добились своего — красивая круглая цифра запомнилась, а суть потерялась.   

Эта цифра дает повод успокоиться и сказать себе — ну вот, я потратил 5 лет (примерно столько времени в годах равно 10 тыс.часам), занимаясь (работая) на этом поприще, теперь я высококлассный специалист, дайте медаль-грамоту-признание.  Но просто занятие одним и тем же способствует отработке автоматизма, а он — враг развития.  

Андерс Эрикссон в книге, базируясь на многочисленных примерах своих исследований, доказывает другую теорию — осознанной практики, или целенаправленного развития. 

Ниже 7 цитат.

Collapse )

"Странная погода" Джо Хилл

Это было… чем? Устройством? Машиной? В каком-то роде – да. Что вызывает следующий очевидный вопрос. Что под капотом? Где, черт возьми, этот капот?

Прежде читала у Джо Хилла "Коробку в форме сердца", "Рога", "Страну Рождества" "Пожарного" - всё крупные формы. Два свежих сборника повестей отчего-то пропустила. Начала одновременно, "Full Throttle" в оригинале, этот на русском.

С "Полным газом повожусь еще, а "Странную погоду" проглотила быстро. Укрепившись во мнении: отличный писатель, но моему читательскому сердцу никто не заменит его отца. И да, Кинг оказал существенное влияние на творческую манеру, но в большей степени как корифей жанра. Хилл талант самобытный, куда более хардкорный, в нем очень мало или вовсе отсутствует кинговский интерсекфеминизм (космический гуманизм) - деятельное сострадание ко всем униженным и оскорбленным, которое - оно, а не умение сделать нам страшно, в основе его немыслимого успеха.

Но теперь не о Кинге. Итак, четыре повести. Первая "Снимок", блестящее начало и очень достойный финал, уходящий, однако, на коду. Конец восьмидесятых, мальчишка толстун, живущий с обожаемым отцом, мама, культуролог, антрополог, видная феминистка вечно в разъездах, дом ведет пожилая женщина, живущая по соседству. Мальчик небесталанен, у него способности к техническому изобретательству, но совершенный лузер среди сверстников. Толстый, неуклюжий, не записной балагур.

Collapse )

"Дождь" завершает сборник и да, это достаточно яркая вещь о дождях из иголок и булавок, изливающихся на землю как апокалиптическая напасть. О том, как любая дополнительная гадость в нашем, не славном терпимостью, мире, может стать триггером для полного уничтожения. О подлых сектантах, о бесконтрольных научных экспериментах, проблемы меньшинств еще по касательной. Но на мой взгляд самая политизированная и неинтересная повесть. Общее впечатление от квартета замечательное, а кроме того, сборник награжден премией Брема Стокера.

Ландау-Дробанцева К. Академик Ландау. Так мы жили



Об этой книге я слышала давно самые разнообразные отклики. Знала, что физики и, особенно их жены, крайне негативно отнеслись к ее выходу. Прочитав книгу убедилась в том, что обиды братства физиков были вполне обоснованы.

Но обо всем по порядку. Конкордия Терентьевна Ландау-Дробанцева (для близких – Кора) прожила вместе со своим гениальным мужем Львом Давидовичем Ландау с 1934 года до его смерти в 1968 году. Спустя какое-то время после трагедии Кора начала писать мемуары о своем муже. Работа продолжалась 10 лет. А когда книга вышла, то на Кору обрушилась лавина претензий от коллег и знакомых мужа.

Честно говоря, я сама была поражена обилием желтизны в этих мемуарах. С легкостью Кора делится подробностями семейной жизни, которыми не стоило бы делиться даже с близкими подругами… Наличие любовниц, обман и даже предательство близких учеников Дау (так называли друзья Льва Давидовича). Порой, написанное в книге смахивало на описание какого-то серпентария, а не научного сообщества СССР. Резкие выпады против коллег и учеников мужа меня просто шокировали. Но особенно поражало негатив по отношению к соавтору многих его трудов – Евгению Михайловичу Лифшица, которого она даже не считала ученым. Это выглядит крайне неубедительно!

Вообще Конкордия Терентьевна производит впечатление крайне неуравновешенного и экзальтированного человека. Их союз с Львом Давидовичем, я думаю, приводил окружающих в изумление. Предоставление друг другу безграничной свободы в отношениях, на мой взгляд, переходило всякие приличия!

Конечно, прочитав эти мемуары, делаешь вывод, что и великие ученые в жизни – все же простые смертные, у каждого из которых свои особенности (проще говоря, тараканы). Но я, пожалуй, предпочла бы не знать этого!

Вместе с тем, любовь Коры к своему мужу чувствуется в каждой главе. Пусть она своеобразна (возможно, кто-то назовет ее странной и непонятной). Но любовь ведь не упрячешь в «правильные рамки». Прочитайте главы, где Кора описывает жизнь мужа после аварии. Из экстравагантной жены академика она превращается в сиделку очень тяжело больного человека. Кстати, эта часть мемуаров мне очень понравилась.

Беда, случившаяся с Ландау, всколыхнула его коллег в стране и за рубежом. Каждый из именитых ученых воспринял ее, как свою собственную. Про медиков я уже не говорю – они совершили подвиг, вытаскивая Ландау с того света. Лучшие отечественные и зарубежные светила консультировали и лечили всемирно известного физика. Некоторые из них прямо говорили, осмотрев пострадавшего, о его скорой гибели. То, что Ландау прожил 6 лет – несомненная победа врачей и жены. Конечно, жизнь после аварии резко отличалась от той, что была прежде. Ведь помимо травм, нарушивших двигательные функции ученого, была травма кишечника, которая очень осложняла жизнь ученого. Без мужественного ухода жены, Ландау просто не смог бы выжить! Кто знает, может, этот тяжелейшей период супружеской жизни, сказался на нервах Коры, что повлияло на странное изложение многих эпизодов из жизни мужа…

А еще я хочу сказать, что произошедшее с Ландау, на мой взгляд, дало серьезный толчок развитию отечественной медицины. Так, например, в первые часы необходимо было давать мочевину, препарат, который способствует уменьшению отека мозга. В день трагедии его, копеечного лекарства, не оказалось ни в одном аптечном складе Москвы! Мочевину срочно прислал из Лондона Роберт Максвелл, издатель трудов Ландау за рубежом. После этого мочевина вошла в список обязательных лекарств, которые должны были обязательно присутствовать в каждой больнице. Можно сказать, что это мелочь… Но сколько жизней было спасено!

А вот другой пример. В больнице не было аппарата, к которому подключают больного при нарушении дыхательной функции! Его были вынуждены взять в Институте полиомиелита и вирусных энцефалитов им. М. П. Чумакова. Но после того, как Ландау начал самостоятельно дышать, руководство больницы долго не отдавало этот аппарат назад. Утверждая, что он все еще нужен для Ландау, врачи спасали им других пациентов. Я думаю, что после истории с Ландау, многое в системе здравоохранения в нашей стране было пересмотрено.

Книга Коры Ландау – неоднозначна, во многом спорна. И все же я ее рекомендую читать. Вы откроете для себя человека, имя которого нам известно со школы. Лев Ландау, двигавший мировую науку, предстанет перед читателем человеком со всеми достоинствами и чудачествами. А, главное, книжка непременно позовет прочитать другие книги о гениальном физике мирового значения Льве Ландау, более информативные и объективные (М. Бессараб, М. Горобец и др.).
  • otolm

Помогите вспомнить книгу о манипулировании вероятностями

Читал лет 5 назад. Переводная (почти наверняка) фантастика.

Главный герой попадает в какой-то научный институт, где проводятся опыты по управлению вероятностями. Понимается это как переход по развилкам из одного параллельного мира в другой. Инструмент - что-то вроде коробочки, настраиваясь на которую герой должен добиться, чтобы на ней отобразилась определённая комбинация чисел. Как-то к этим комбинациям привязываются события реального мира, например, "если будет 124568978, то этот электронный замок отперт".

Книга достаточно сложная, приключения там не главное. Описания разной квантованности и т.п.

Понимаю, очень спутанное описание получилось...
Очень хотелось бы перечитать. Заранее спасибо!