"Конец света, моя любовь" Алла Горбунова

как о праисконной боли рыбки снулые поют
как о боли неизбывной как о радости о дивной
мышки в мусоре поют

Нет, Алла Горбунова не из числа поэтов, стихи которых сами врезаются в память. И не из тех, услышав или прочитав кого, задохнешься на мгновение: как хорошо! Нет в них ни многозначности, ни рифмы, ни ритма. Ни пушкинской гениальной легкости, ни бродской упоительной непростоты, ни живости и забавности панчлайна, которому случается наполнить неожиданным смыслом текст Быкова, уже, кажется, взвешенный, измеренный и почти положенный на приготовленную для него полку. Ее стихи больше всего похожи на шизофреническое бормотание. Однако поэт. Критики превозносят уникальность субъектно-объектных игрищ, полиметрические конструкции и сновидческие топосы; а стихи переводятся на немыслимое количество языков. Пущай ужо.

Как прозаик Горбунова нравится мне больше. Не в смысле "нравится", а в том, что "Конец света, мою любовь" дочитала до конца и бросить желания почти ни разу не возникло. Не открою Америки, если скажу, что читателя привлекают крайности. Об обычных людях, живущих свою простую жизнь, каких-нибудь гриппующих Петровых нужно уметь написать интересно. О богатых и знаменитых или представителях противоположного края, маргиналах, можно что угодно. Фактура, декорации, антураж обеспечат необходимый объем внимания.

Collapse )

Заключительная четвертая часть "Память о рае" приличного качества автобиографическая семейная проза, для разнообразия не вываливающая героиню-рассказчицу, ее близких и весь мир в дерьме, по контрасту воспринимается, в самом деле, возвращенным раем. А перлы, вроде: "Я уже мыслила как философ, но еще не умела вытирать себе попу" - и прочий аттракцион немыслимой откровенности, очень ее украшают. Но вообще, Горбунова умничка, из тех людей с каузальным талантом, которые могут ходить по грязи, и грязь к ним не липнет. Это ведь тоже своего рода чудо. Хотя и не того рода, что хождение по воде. Совсем не того.

"Аччелерандо" Чарльз Стросс

Большинству людей принять смерть тупости оказалось даже сложнее, чем смерть смертности.

"Аччелерандо" не восторг ценителя фантастики, не-ет, это бомба. Неважно, что написан роман в две тысячи пятом, он и сегодня воспринимается как вспышка сверхновой. У фантастов теперь общее место сетования, что ничего свежего в части перспектив дальнейшего развития уже невозможно придумать, водоносные пласты мировой фантазии истощились, а океан коллективного бессознательного выносит на берег лишь обломки и осколки уже былого (и Doom).

А вот и нет, господа. В этой книге Чарльз Стросс один генерирует количество идей, какого хватило бы на десятилетие скромной жизни небольшой национальной фантастике (да и большой хватило бы, российская большая?) Делая это в нон-стоп режиме фейерверка и, в полном соответствии с заглавием - постоянно ускоряющемся темпе.

Collapse )

"Аччелерандо" невероятно интересная штука, хотя воспринимать водопад идей, который буквально выбивает почву из-под ног, очень сложно ("чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее"). В лучших традициях модернистской литературы книга насыщенна аллюзиями, из которых для меня самыми ценными были те, что к Пратчетту, хотя кто-то другой больше оценит Желязны, Ле Гуин, Лема etc.

Огромная благодарность за перевод Григорию Шокину, это было восхитительно. Часто смешно, всегда обаятельно и практически все понятно. Кроме шуток, для такой революционной книги это большой плюс

ТРИЗ

Добрый день. Кто-нибудь встречал достойную книгу по ТРИЗ для взрослых? Нужно купить в подарок человеку, который имеет более чем хорошую подгтовку по математике и физике.

"Дочь каннибала" Роса Монтеро

Но разве вы не знаете, что мужья проявляют загадочную тенденцию исчезать, входя в общественный туалет? ¿pero no sabes que los maridos siempre muestran una curiosa tendencia a volatilizarse cuando entran en los retretes públicos?

На самом деле, никакого отца-людоеда в книге не будет. Но прозаик и журналист, Роса Монтеро знает, что броский, даже отчасти скандальный, заголовок хорошо работает на продажи. Кто ее за это упрекнет, тот не я, хотя меня именно название долго отпугивало, несмотря на то, что книгу не раз рекомендовали. Предупреждая вопросы: нет, автор не подвизается в желтой прессе, в ее журналистском активе больше двух тысяч интервью, в том числе с Ясером Арафатом, Индирой Ганди, аятоллой Хомейни, Улофом Пальме. Ее методы интервьюера изучают на факультетах журналистики в Испании и Латинской Америке; она давний активист международного женского движения.

Собственно, книга, под оболочкой любовного романа и несколько водевильного сюжета о поисках пропавшего мужа (о котором почти с самого начало известно, что жив, в относительной безопасности, даже деньги на выкуп неожиданно находятся). Так вот, за этой легкомысленной ширмой будет серьезный разговор о непростых вещах. Гендерные роли в семье и обществе; коррупция; соотношение допустимого в методах борьбы за правое дело; историческая память и ее фальсификация. И это удивительно интересное исследование истории испанского анархизма XX века.

Collapse )

Отличная книга, читается очень легко, а после, уму и сердцу много чего остается.

Почему они в клетчатом?

Перечитая роман Томаса Манна "Доктор Фаустус", добралась я до XXV главы, в которой является Адриану Леверкюну черт и происходит между ними презанятнейший разговор. Однако я все время возвращалась мыслями к первому образу беса (в течении диалога с ним происходят метаморфозы):

Collapse )

"Железный рассвет" Чарльз Стросс

Если искать типичный «мак'»-мир, то Москва могла претендовать на звание такового. «Мак'»-миры, так мы называем их, - мягкие и вежливые наследники западных исторических традиций. Иными словами - там тоска смертная.
Но тут имело место исключение: какой-то засранец уничтожил их.

Чарльз Стросс пишет посткиберпанк, ценителям и знатокам стоит об этом помнить, не пытаясь рассматривать его книг с позиций киберпанка. Разница не критическая: в обоих случаях твердая НФ, где действие происходит в мирах, идущих по технологическому пути развития, однако посткибер-, в отличие от киберпанка, не так мрачен, оставляет надежду на то, что мир не рухнет в тартарары и все как-нибудь уладится.

Collapse )

Резюмируя: продолжение умное, обаятельное и куда более читабельное, чем первая книга. Но ему не хватает яркости, красочности, фейерверка впечатлений "Неба сингулярности"

"Небо сингулярности" Чарльз Стросс

1. Я - Эсхатон. Я не бог ваш.
2. Я происхожу от вас и существую в вашем будущем.
3. Да не нарушишь ты принципа причинности в моем историческом световом конусе. А не то.

Чарльз Стросс, потому что и прежде слышала о "Небе сингулярности" и "Железном рассвете", а в последнее время, в связи с выходом русского перевода «Accelerando», о нем опять заговорили. Решила составить представление. Прочла "Бродячую ферму", влюбилась; продолжила "Антителами", ничего не поняла, возненавидела автора (а кому понравится чувствовать себя тупым?) Стросс весь такой, весь качели от понимания и радостного осознания: вот блин, как мудрено закрутил мужик, а я поняла - мы с ним классные ребята, до: чё за пургу он несет, нифига не понятно.

Collapse )

От головной планеты, Нового Петербурга, мощной тирании, строгостью порядков напоминающего Республику времен террора, к Рохарду отправляется корабль "Полководец Ванек",на борту которого, помимо беременного адмирала (а чего, там равноправие и мужчины тоже рожают) и команды находится представитель ООН землянка Рашель Мансур, спецагент, чивоуштам, с имплантированными навыками супербойца, правда за применение в течение минут приходится расплачиваться сутками абсолютной беспомощности, а также Мартин Спрингфилд, инженер и тайная креатура Эсхатона.

Вот, теперь можете читать, все вам будет понятно.

"Американская пастораль" Филип Рот

Я любил тебя больше, чем ангелов и Самого. И поэтому дальше сейчас от тебя, чем от них обоих

"Что за комиссия, создатель, быть взрослой дочери отцом" - сказал устами Фамусова Александр Сергеевич, продолжив ряд стенающих родителей. Начатый еще сказками, где капризы своевольной царевны губят имевших неосторожность оказаться рядом, приводя родителей в отчаяние. Позже, на границе тысячелетий, взойдет звезда тетки, которая будет строчить дамские детективы сомнительного качества. Литературоведы и критики станут недоумевать, в чем феномен Донцовой, сойдутся на том, что народ наш темен. Не поняв, что дело в одной из базовых концепций Дашутки: "вы не виноваты, что они такие".

Collapse )

Отличная книга. Горькая, глубокая и жестокая. И такая неожиданно актуальная, спустя двадцать три года, в части шварцев (кто понимает). Филип Рот мощь.

Это вот называется выглаживающей машиной, а то - натяжным устройством, ты называешься детка, а я называюсь папа, это называется жизнью, а то - смертью, это - безумием, то - горем, это - адом, чистейшим адом, и, чтобы выдержать это бремя, нужно быть крепко связанным с жизнью, это называется «вести себя так, словно ничего не случилось», а то - «сполна заплатить, бог лишь знает за что»