Anatoly Vorobey (avva) wrote in chto_chitat,
Anatoly Vorobey
avva
chto_chitat

Categories:

Лукьяненко, "Спектр"

"Спектр" Лукьяненко оказался довольно противным трэшем, и дочитывал я его с трудом.

Основный идейный замысел в книге неплох, завязка действительно вызывает интерес. Раса инопланятен-"ключников" контролирует мгновенное путешествие между "станциями" на разных планетах, но чтобы пройти туда или вернуться обратно, нужно рассказать стражу историю, и если она ему не покажется достаточно интересной, можно застрять навсегда где-нибудь. Главный герой промышляет постоянными путешествиями между планетами, потому что у него есть никак не объясненный в книге талант придумывать отличные истории и всегда убеждать стражей его пропустить (все его истории цитируются в книге, и это всегда зубодробительно банальная дрянь, так что поверить в это действительно нелегко). Его нанимают родители сбежавшей из дома 17-летней девочки, чтобы он отыскал ее в иноплатетных мирах и убедил вернуться. На протяжении книги герой посещает семь разных планет, на которых живут шесть разных видов инопланетян, и особенности их устройства и жизни придуманы автором зачастую изобретательно.

Но очень скоро идейная изобретательность оказывается погребена под толстым слоем невыносимо банальных рассуждений о смысле жизни, о существовании бога, о том, как надо пороть непослушных 17-летних девочек, и о том, как все русское настоящее, а все европейско-американское - холодное и лживое. Большинство инопланетных рас оказываются удобным реквизитом для долгих душевных метаний на тему о том, есть ли душа и в чем смысл жизни, которым герой предается чаще всего во внутреннем монологе, но если есть с кем поболтать, то и с любым встречным. Кроме нескольких инопланетян, духовная близость достигается с курирующим героя подполковником ГБ, который оказывается строг, но справедлив и преисполнен отеческой заботы. Вместо порки 17-летней девочки в итоге выходят неизбежные секс и Большая Любовь героя к ней.

Жуткая фальшь прыгает в глаза - не с каждой страницы, не преувеличу, но с каждой третьей уж точно. Как-нибудь так, например (диалог героя и этой 17-летней девочки):

– Может, мы и не живём? – спросил Мартин. – Не живём – умираем, а наша жизнь проносится перед нами… лишь иногда память шепчет – всё это уже было, было, было… И я валяюсь сейчас на больничной койке, дряхлый и бессильный, или с пулей в груди тону в чужеземном болоте… а передо мной крутится напоследок рекламный ролик прошедшей жизни.
– Тьфу на тебя! – Ирина вздрогнула. – Я пока нигде не валяюсь. Я на Беззаре. Я хочу посмотреть на ключников в их берлоге. Закончить всё, что начала… и что девчонки не закончили. Потом вернуться домой, встретить хорошего мужика и нарожать ему детей – пока не придумали настоящего бессмертия и не запретили размножаться.

И вот, представьте, такого - километры и километры, а все остальное в романе существует для того, чтобы вот это подпирать. Поэтому сюжет растекается и расплывается, а множество "тайн" остаются необъясненными или получают смехотворные объяснения - они на самом деле были придуманы ради очередного монолога или "истории".

Оценка 4/10 - хотелось дать еще ниже, но все же стараюсь отдать должное идейной изобретательности; хоть она и подавлена километрами тошнотворной мути, все же она есть.

Кроме этой книги и "Лабиринтов", я у Лукьяненко ничего не читал. Теперь пытаюсь понять, стоит ли вообще браться за "дозоры", учитывая мое впечатление от "Спектра". Буду признателен за мнение по этому поводу, или рекомендацию хорошей российской фантастики, противоположной по своим качествам вот этому вот.
Tags: Лукьяненко, русская фантастика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 99 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →