chugaylo (chugaylo) wrote in chto_chitat,
chugaylo
chugaylo
chto_chitat

Category:

"Ионыч" А.П.Чехов

Есть здесь замечательный эпизод. Земский доктор Старцев ухаживает за молоденькой, избалованной похвалами барышней, которая шутки ради назначает запиской свидание в 11 часов вечера на кладбище, к тому же отдаленном. У Старцева нет сомнений, что это розыгрыш, «бродя в клубе около столов», он только и делал, что перечислял в уме доводы против ночной поездки за город, один другого убедительнее, «а в половине одиннадцатого вдруг взял и поехал на кладбище».

Вот где центр принятия решения человеком, слышим мы голос Чехова. Не голова! Вернее, не та её часть, что отвечает за логику, что оценивает происходящее – хорошо оно или плохо, нет! Решения принимаются той частью нас, что отвечает за желания, той частью, на которую мы никак не можем повлиять – наш теневой диктатор. И что бы ни нашептывала или даже кричала логическая сторона, последнее слово остается за желанием.

Конечно, не всегда оно может быть исполнено. Например, знай Старцев, что на кладбище орудует банда убийц, он бы вряд ли туда отправился, несмотря ни на какое самое страстное чувство (подождал бы у выезда из города, чтобы перехватить возлюбленную на полпути – подсказывает мне опыт). Но в отсутствии жестких ограничений подсознание железной рукой толкает нас на путь, ведущий к максимальному удовольствию.

И дальше у Чехова о том же. Он прослеживает, как желания Старцева постепенно сводятся к двум-трем пунктам: игра в карты (винт), накопительство и чревоугодие. Раздобревшее подсознание ограждает его от всего, что могло бы помешать исполнению этих главных его страстей, заставляя его поступать так, а не иначе (он игнорирует приглашение переменившейся к нему до благосклонности Екатерины Ивановны бывать в их доме).


Старцев - ведь это Чехов, каким он мог бы стать, не будь он Чеховым, вовремя распознавшим (угадавшим?) опасность, и сделавшим всё, чтобы не случилось ионычизации подсознания, чтобы оно не свело жизнь к двум-трем сугубо эгоистическим удовольствиям.

Не удержусь, и процитирую «Онегина», где Пушкин пишет о том же «теневом диктаторе»:
«Решась кокетку ненавидеть,
Кипящий Ленский не хотел
Пред поединком Ольгу видеть,
На солнце, на часы смотрел,
Махнул рукою напоследок –
И очутился у соседок».
Tags: Чехов, классика, рассказы, русская
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments