zametilprosto (zametilprosto) wrote in chto_chitat,
zametilprosto
zametilprosto
chto_chitat

Category:

Виктор Пелевин. S.N.U.F.F.

Для Нацбеста-2012

Я прочитал S.N.U.F.F. еще до официального объявления длинного списка Нацбеста, так что сейчас пишу не по горячим следам. Не могу считать себя большим знатоком Пелевина, не так уж много у него читал, но какой-то этот новый роман не пелевинский. Не укладывающийся в мое представление о Пелевине. Вроде бы Пелевин как Пелевин, но что-то все-таки не то!

Роман какой-то слишком стебный, причем по-злому стебный. С Уркаиной и ее орками-морлоками, существующими где-то там внизу. И людьми-элоями, которые высококультурно ютятся в клетушках офф-шара. Со священной книгой «Дао Песдын», пупарасами (это те, которые с куклами) да опереточными войсками, разодетыми то в шкуры, то не пойми во что. С богатырями, которые… А впрочем, есть ли в книге хотя бы один элемент не стебный? Наверное, все привыкли, что постмодернизм цитаты использует тонкие, мало кому известные, чтобы читатель, узнав цитату, порадовался за себя, вот, мол, начитанный какой. Но какая радость узнать ссылки на кино «Хвост виляет собакой», в свое время только ленивый про этот фильм не говорил? А уж упомянутая книга «Дао песдын», расшифровка аббревиатуры ГУЛАГ как ассоциации геев, лесбиянок и т.д. и вовсе не постмодернизмом кажется, а пошлостью. Это даже не стеб, а китч.

А потом все это нагромождение непонятно чего, в котором нет ничего не вывернутого и не испохабленного, начинает жить. И жизнь эта оказывается ничуть не менее серьезной и трагичной, чем наша обычная жизнь. И смерть в этом стебе натуральная, и любовь в этом ужасе ничуть не менее сильная, чем с этой стороны книжки. Пелевин повторяет прием последователей Маниту из своей книги. Те делают новости точно так же, как художественные книги, заставляя становиться реальностью совершенно жуткий бред. А автор S.N.U.F.F.’а берет кучу совершенно нежизнеспособных элементов (каждый такой стеб-элемент может полностью загубить реальность мира в каком-нибудь другом романе) и делает из этой кучи совершенно жизнеспособный, любящий и умирающий мир. Мастерство-то не пропьешь. (Извините, но по следам чемпионата Европы по фигурному катанию «Снаффоского» Пелевина хочется сравнить с Плющенко. Что-то общее есть. Общефилософское.)

Так где в романе реальность? Насколько его герои сами представляют, где реальность? Неужели «ВСЕ ЭТО» может быть реальностью? А хрен их знает. Я не уверен, что герои романа сами понимают, где реальность, а где нет. У героев вот такое представление о том мире, в котором они живут. И что они себе представляют, в том они и живут. А что, у нас не так? Хотя все-таки есть в том мире разные зоны. Когда идет война, и все бегают между экранов-задников, и стреляют и гибнут, то на поле есть специальные зоны, огороженные желтой ленточкой. Внутри этих зон особые сцены снимают. Там, за ленточкой, тоже гибнут по-настоящему, и в этом плане огороженная территория ничем от неогороженной не отличается. Но там снимается кино. То есть считается, что за лентами - кино, а перед лентами – реальность, о которой новости снимаются. Наверное, это и есть для меня самый главный образ книги. Желтая ленточка, которая произвольно делит наш мир (наше представление о мире) на «понарошку» и «по-настоящему». И проводить мы эту ленточку как угодно можем. И даже поменять в какой-то момент можем свое представление – «понарошку» станет «по-настоящему» и наоборот. Уж не говоря о том, что у разных людей это деление не совпадет.

А вот Пустоты в романе S.N.U.F.F. нет.

Той самой, буддистской Пустоты. Просто потому, что из романа получается, что нельзя ничего сказать о том, есть эта самая Пустота или нет. Само устройство мира находится за границей нашей возможности познания. Вообще философский слой в романе как-то створожился и сбился в отдельные кусочки. Они немного напоминают Диалоги Платона. Сидят персонажи и разговаривают о чем-нибудь философском. Или даже не диалоги, а просто рассуждения (хе, например, о том, может ли женщина мыслить!). И у меня такое впечатление, что я знаю, какие научно-популярные книги читал автор. До двухтомника Маркова о происхождении человека Пелевин вряд ли добрался, тот в самом конце прошлого года вышел. Так что ставлю на Фритта «Мозг и душа» (хотя, возможно, он и на сайте Элементы-ру посидел, это такой научно-популярный сайт). Современные исследования показывают, что наш мозг очень многие операции (в том числе и по принятию решений) проводит вне нашего сознания. И в итоге современные естествоиспытатели стали как-то очень аккуратно говорить о свободе воли нашего «Я» (того, кого мы считаем собой). Просто обходят этот вопрос, и все. А Пелевин именно в этот вопрос в своих створоженных диалогах и вломился. Только вот как-то он… поторопился. Хотя, может, это я еще не дозрел до осмысления свободы воли в новых обстоятельствах, не знаю… Или прямое сопоставление с Фритом помешало… Не проникся.

Так как все равно придется делать выбор, то вот и резюме. Многие писали, что Пелевин уже не тот. Да тот он, тот. Раз уж я начал сравнивать с фигурным катанием – он не только компонентами за прошлый авторитет берет (хотя и это есть), он и технически всю программу очень чисто откатал. Безошибочно. Вот в том, что Пелевин тот, и есть некая закавыка. Потому что «тот» Пелевин уже освоен, понят - как-то понят, не берусь утверждать, что до конца. Но хочется чего-то другого. Просто другого. Что тоже можно было бы осмыслить. Возможно, что и сам Пелевин потом изменится, предпосылки какие-то мне мерещатся. Но конкурс проходит сейчас. Поэтому S.N.U.F.F. я, конечно же, буду иметь в виду, но мне очень хочется, чтобы какая-нибудь другая книга понравилась больше.
Tags: Пелевин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments