kornet_azarov (kornet_azarov) wrote in chto_chitat,
kornet_azarov
kornet_azarov
chto_chitat

Девушка с татуировкой дракона, или Кто следующий в туалет?

«Только в Швеции продано 3 миллиона экземпляров. В США продано более 10 миллионов экземпляров». «Первый роман трилогии, принесший своему гениальному создателю невероятную посмертную популярность». «Мир зачитывается книгами Стига Ларссона».

За хвалебной статистикой на суперобложке почти не остается места для имени автора и названия самой книги. Мир ее не только читает, мир в курсе и о печальной судьбе автора. Родился, жил и уже умер. Инфаркт. Драматург, поэт, кинорежиссер, журналист… Стоп! Журналист. Однозначно. Который чувствуется в каждой главе написанного им текста. И дело даже не в том, что главным героем книги является тоже журналист, Микаэль Блумквист. Хотя и это, конечно же, накладывает свой отпечаток на произведение. Просто журналист – это не профессия. Журналистами рождаются, как собачка рождается собачкой. Журналист – это стиль жизни и стиль написания. Это умение работать с информацией и умение грамотно ее подать.


Но только не в художественной литературе. Здесь несколько иной подход к текстам, а неизменные вопросы обязательного лида могут быть легко и непринужденно перетасованы. Литература – это не новость в газетной колонке, не кладбище мертвых предложений, которые уже завтра обратятся в прах.

Если журналист замахнулся «на Вильяма, нашего, Шекспира» и решил выйти за рамки газетной полосы, он обязан понимать – на  поле художественной литературы другие правила игры. Ты либо писатель, либо беллетрист.

Либо - пошел вон.

«Легко догадаться, что ее интересовал самый лучший вариант: только что появившийся «Эппл пауэрбук Джи-4/1.0» в алюминиевом корпусе, с процессором «Пауэр ПК-7451» и «Алтивек вилосити инджин» на 960 мегабайт и жестким диском в 60 гигабайт. К нему прилагались гарнитура «Блю тус» и встроенный CD- и DVD-плеер.

Этот ноутбук, первый в мире, имел семнадцатидюймовый экран с графикой NVIDIA и разрешение 1440 на 900 пикселей, которое потрясало сторонников «ПК» и превосходило все имеющееся на рынке.»

И такое в тексте встречается не раз. Читатель, конечно, рад за автора, рад, что тот столь блестяще разбирался в компах, но читателю-то на кой все эти детали?

Сам по себе сюжет развивается неспешно. Ларссон закидывает наживку на первых страницах, а потом начинаются шаманские танцы с бубном. Книга насыщена информацией, которую можно было бы изложить и компактней, и динамичней. Уже тогда закрадывается мысль, что книги Ларссона стали популярны исключительно благодаря тому, что автор… умер. Из-за текста и между строк, всюду проглядывает журналист: правильный и занудный. Динамики в книге не хватает столь же сильно, сколь не хватает соли в совершенно несоленом блюде. И когда откровенно начинаешь зевать, лениво, по диагонали, следя за тем, как герои многословно и неинтересно сливают один другому дезу или с акробатической ловкостью перепрыгивают из постели в постель, невольно начинаешь прикидывать: «Кажется, кто-то перепутал жанры…» Детективный триллер? Где?! В такие моменты повествование откровенно провисает, а так и не возникшее обязательное напряжение любого хорошего триллера и вовсе исчезает с горизонта за ненадобностью.

Пошел вон?..

В процессе чтения становится очевидным – то, чему сейчас поют такие дифирамбы, является весьма посредственно написанным чтивом. Ларссон хотел объять необъятное. В то, что было громко заявлено, как «детективный триллер», он намешал слишком много цифр, сумм и экономики. Всего этого с лихвой хватило бы на отдельный экономический детектив, и серия «Миллениум» могла бы расшириться до целых одиннадцати книг. Главное, не переусердствовать с расчетами и процентами, иначе детектив может превратиться в скучный финансовый отчет, интересный только профессионалам.

Однако что-то заставляет усомниться, что Ларссон справился бы с этой задачей.

В итоге, из-за экономической составляющей детективная линия проигрывает и теряет свою доминантность. Внимание рассеивается, сюжет не цепляет. Дело не спасает даже та самая пресловутая девушка с татуировкой дракона – один из гениев киберпространства нашего компьютерного века. Она изгой с хакерским талантом и фотографической памятью. Она предпочитает черный цвет, ездит на мотоцикле и татуировки комбинирует с пирсингом. Их творческий тандем с Блумквистом выглядит странновато, но харизматично.

Можно сказать, что книга похожа на пирог в несколько слоев. Слой первый – экономика. Слой второй – детективный. Убийца найден и разоблачен, но, позвольте, книга никак не хочет заканчиваться – там еще текста на добрых 130 страниц. Это заключительный слой из экономических сливок и мести: все враги понесли кару, можно, наконец, поставить точку. Желательно пожирней.

А между этими слоями тоненький и сомнительного качества пласт начинки: секс, насилие, сваренный кофе, съеденные бутерброды и то, как все ходят в туалет. Так и ждешь, так и гадаешь - кто же следующий туда отправится? Ни в одной книге не приходилось еще сталкиваться со столь тщательно запротоколированными посещениями уборной. Хочется подтолкнуть автора в спину: «Сказал «А», говори и «Б», чего ты? Где описание того, чем в туалете занимаются?» Может читателю это неизвестно, а любопытство-то гложет. Ноутбук со всеми деталями, а туалет – без подробностей.

Что же касается детективной линии, то она откровенно дурно пахнет. Насилие и беззащитность перед ним – отвратительные явления, которые утрачивают свою актуальность только в раю. Инцест вызывает тошноту и ощущение липкой мерзости, от которой хочется потом долго отмываться под душем.

Сумма же всего опуса, победно шагающего по миру, идеально укладывается в коротенькую исчерпывающую фразу: «Внутри каждого журналиста сидит романист – и там ему самое место».


Tags: Ларссон, детектив, рецензия, скандинавская, триллер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 167 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →