5x6 (5x6) wrote in chto_chitat,
5x6
5x6
chto_chitat

Categories:

Том Вулф, Костры амбиций

Зачем мы читаем chto_chitat? В основном (поражаюсь собственной проницательности), чтоб узнать, что читать. И как же бывает приятно, когда по "наводке" из сообщества находишь книгу, которая доставляет истинное удовольствие.

В данном случае речь идет о наводке от tursiops-libra на книгу Тома Вулфа (Tom Wolfe) "The bonfire of the vanities". Oсобенно впечатляет, что tursiops-librа, насколько я понял, живет в России (а книга чрезвычайно американская), и читала ее в не самом лучшем русском переводе. Кстати, в предыдущий раз возникло обсужение перевода названия. Название действительно интересное. С одной стороны, оно является аллюзией на Костры тщеславия - публичны сожжения предметов роскоши Саванаролой. с другой, это намек на Экклезиаста ("суета" в классической библии Короля Иакова соответствует слову vanity). С третьей, это перекличка с Ярмаркой тщеславия Теккерея, в которой тоже показано, как может моментально разрушится теплый и уютный мирок, который создает богарство и привилегированное положение. Вообще книга написана хорошим, ярким, хотя и несложным языком, так что если у кого есть доступ к оригиналу, рекомендую попробовать. Я, правда, на сети не нашел - сам я слушал аудиокнигу (замечательно начитанную).

"Костры" относятся к числу книг, в которых нет положительных героев. Главный персонаж, финансист, зарабатывющий до миллиона в год на перепродаже государственных облигаций, фанфарон, искренне полагающий себя хозяином мира, хотя миру он не дает ровно ничего, только берет от него двумя руками. У него жена, очяровательная дочь, квартира на Парк авеню из 14 комнат стоимостью 3 миллиона, и красавица любовница, 26-летняя жена 70-летнего коммерсанта-еврея, так называемая лимонная ватрушка (жены миллионеров делятся на рентгенограммы, пожилые дамы на диете, и лимонные ватрушки, втрое моложе своих мужей). Что за пределами его дома-крепости бурлит огромный мире, где не хватает детям на молоко, а по улицам небезопасно ходить даже днем, он знает, но не хочет об этом думать.

Ему противостоят:
- машина городского правосудия, искорежанная амбицией помошника прокурора, желающего прославиться на шумном политическом деле, подпитывамая амбицией алчного черного проповедника (легко узнаваемый любым американцем реальный персонаж, Ал Шарптон), который хочет не только паблисити, но и поживиться, разорив богача, подстегиваемая амбицией коррумпированного окружного прокурора, которому необходимы голоса чернокожих на перевыборах;
- машина желтой прессы, и на острие ее копья - амбиции беспринципного алкоголика, репортера, экспата из Англии, презирающего Америку и Американцев.

На его стороне:
- как не странно, парочка простых полицейских, ежедневно раскапывающих дерьмо за грошевую зарплату, с риском для жизни;
- старый еврей, окружной судья, который провел всю жизнь на улицах Бронкса и не боится никого и ничего - потому что ему уже ничего не надо в жизни, и потому, что он повидал столько, сколько 100 "хозяев мира" в Уолл-стритах не увидят за всю свою жизнь, и тем не менее верит в правосудие;
- проныра адвокат, ирландец, обдирающий свое клиента как липку, и не брезгующий своими клановыми связами - у ирландцев есть свой банк взаимных одолжений, и Томас Киллиан не забывает делать взносы в этот банк, - но при этом делающий все, что в силах человеческих, и еще немного, чтоб помочь своему клиенту. Недаром в конце книги он вдруг начинает резонерствовать (больше просто некому высказаться от имени автора): в суде совести подсудимыми будут проповедник Бэкон, журналист Фэллоу и прокурор Вайс.

В начале 20-века в американской журналистике появилось новое течение, макрэкеры, т.е. разгребатели грязи (самый известный из них - Эптон Синклер); книга Синклера Джунгли о Чикаго 1900-х годов, "Джунгли", произвела впечатление разорвавшейся бомбы. Тома Вулфа можно назвать макрэкером 80-х, с небольшой поправкой - он не столько открыл глаза американской публике, сколько сказал вслух то, что большинство знали, но боялись сами себе в этом признаться.

Кстати, уместно будет спросить - а как обстоят дела сейчас? В чем-то лучше, в чем-то хуже. Влияние Алов Шарптонов радикально уменьшилось. В качестве "ролевой модели" для афроамериканцев сейчас скорее выступает Барак Обама, наглядно демонстрирующий отсутствие институализированного расизма в стране, образцовую черную семью, и самое главное - что афроамериканец может добиться всего сам, а не за счет белых. Прототип Обамы лишь слегла намечен в романе, это молодой католический епископ, который откровенно боится поднять свой голос против проповедника Бэкона. Упала преступность в Нью Йорке, да и по всей стране. Мэр города, миллиардер Блумберг, известен своей честностью и пользуется всеобщим уважением, как белых, так и черных. А вот "хозяева мира" наглядно продемонстриривали, чем чревато их господство, если им не дать окорот, и весь мир, за исключением, пожалуй, только их самих, продолжает это расхлебывать. За ними деньги, политическая сила, и полное пребрежение интересами американского народа. Семена всего этого совершенно отчетливо видны в романе 25-летней давности. Эти семена были обильно политы, взошли буйным лесом, и мне, как американцу, совершенно непонятно, как с этим лесом бороться. Ну что ж, по крайней мере у нас еще есть макрэкеры, и будем надеяться, что в этот раз они будут более успешны, чем 100 лет назад, когда "хозяева мира" довели страну до Великой депрессии.
Tags: Вулф, американская, современная
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments