nadin_86 (nadin_86) wrote in chto_chitat,
nadin_86
nadin_86
chto_chitat

Categories:

«Жизнь после Бога», Дуглас Коупленд

Теперь я знаю, кто оказал влияние на творчество Виктора Пелевина и Фредерика Бегбедера. Это канадский писатель Дуглас Коупленд, который впервые заговорил о «язвах конца XX века»: перенасыщении информацией, обилии зомбирующей рекламы, засилью компьютеров и так далее, и тому подобное. Насколько я знаю, Пелевин даже не скрывал, что считает своим учителем Коупленда, да и знаменитое «Поколение П» вышло в свет через год после перевода на русский язык «Поколения Х» Коупленда. Случайно ли?

Приятно все-таки читать не перепевки, переделанные под реальность той или иной страны (России, Франции), а первоисточник. Хотя… Хотя возможно просто похожие идеи пришли почти одновременно в головы нескольких писателей одного возраста и одного поколения. Сергей Минаев, который начинает свой «Духлесс» пафосным посвящением «людям своего поколения» - это лишь блеклая и пошлая пародия на то, что до него громко и внятно сказали как минимум трое. Да и поколение у Минаева совсем другое (с Коуплендом и Пелевиным его разделяет почти 15 лет), а вопросы, которые он поднял, совершенно те же: потерянные люди-безбожники потерянного времени. Неужели никакой своей изюминки найти не смог? Конечно не смог! Это же Минаев - Коупленд для поклонников Донцовой, Вербера и Ахерн.

Небольшой роман Коупленда «Жизнь после Бога», написанный в 1994 году, поразительно напомнил мне все произведения Фредерика Бегбедера вместе взятые. Вот уж воистину дети одного поколения. Та же рефлексия, тот же лихорадочный поиск какой-то опоры в жизни, тот же приобретенный, впитанный с молоком матери атеизм, та же неспособность любить и сохранять отношения, та же опустошенность.

Однако, в отличие от Бегбедера, для которого все вышеперечисленное является позой, поводом для самолюбования и нарочитого самобичевания, поводом побаловать свое эго: «Ах, я не умею любить, детка, не жди от меня этого. Таким меня сделала мерзкая окружающая действительность», у Коупленда те же мысли преподнесены очень искренне. Ему больше веришь и ему сочувствуешь.

А ведь действительно, начинаешь задумываться, каково им, детям родителей-хиппи, которые росли в эпоху Холодной войны, гонки вооружений, ядерных испытаний. Подросткам, которым неоткуда было узнать о боге. Молодым людям, на чьих глазах мир кардинально перестроился и стал полностью компьютерным.

«Жизнь после Бога» зацепила меня и продрала по живому. Особенно запомнилась фантазия автора, где люди описывают, как они умерли во время атомного взрыва; и образ: «Детьми, мы голышом плавали в бассейне, представляя себя эмбрионами во чреве матери».

Несколько цитат пробирают до мурашек: «В начале любых отношений люди готовы каждые выходные прыгать с «тарзанки», а через полгода они уже берут напрокат видеокассеты и покупают чипсы и попкорн, как и все на свете, а на следующий день даже не могут вспомнить, что за видео смотрели».

« - Ужасно боюсь выйти замуж, а потом разлюбить» - «Ну и удивила, Крис. Этого все ужасно боятся. Все. Но большинство все равно через это проходит».

«Сначала любовь, потом утрата иллюзий, а потом вся остальная жизнь».

«Мне кажется, человек тратит поразительное количество энергии, чтобы убедить себя в том, что Единственная Навеки не поджидает его за ближайшим углом».

Отличная книга, отличный язык, читается на одном дыхании, буду знакомиться с Коуплендом и дальше.
Tags: К, Коупленд, современная
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments