para_strok (para_strok) wrote in chto_chitat,
para_strok
para_strok
chto_chitat

Category:

Мирча Элиаде. История веры и религиозных идей


Еще не дочитав первый том, ты начинаешь понимать, что имел в виду автор, когда в предисловии написал, что хотел создать очень емкую книгу, но пока получилась трехтомная. Потому что даже ты уже видишь, что ее можно было писать «не вдоль, а поперек», т.е. не столько хронологически, сколько аналитически. Только на это потребовалось бы еще какое-то время, а времени у исследователя уже не было.
Но аналитическая мощь все равно прорывается постоянно в отдельных замечаниях по ходу текста (смотри, читатель, у Гильгамеша потоп, а ведь и в Библии – ты и сам это знаешь – тоже потоп!). И ты даже радуешься иногда, что вот здесь тебе не намекнули, а ты уже сам сообразил, что в религиозных спорах между Лютером и Эразмом встречаешь тот же мотив, о котором тебе два тома назад рассказывали в связи с Заратустрой – мотив свободы выбора между добром и злом и ответственности человека за этот выбор.
Во введении Элиаде указывает, что он попытался выделить и описать ключевые моменты в истории религиозных идей. Я же, читая, концентрировалась на моментах наиболее для меня интересных и не претендую на объективность отбора.

 

Жертва

Самым интересным был для меня первый том. Начало – вещь всегда интересная. А тут аж два начала сразу – начало великолепной книги и начало веры. Человек выпрямился – и ему открылось пространство, упорядоченное вокруг определенного центра. Он стал охотиться и родилась особая система отношений между охотником и жертвой, их «мистическая солидарность», замешанная на факте убийства, на крови. Охотник и жертва даже находятся под покровительством одних и тех же божеств. Жертвоприношение – это эквивалент убийства животного на охоте. Жертвоприношение проходит через разные верования, претерпевая интересные модификации. В Индии, например, придумают, что боги достигли бессмертия не только с помощью жертв, но и с помощью аскезы и тапаса – ритуального разогрева, жара.А этого разогрева можно добиться и через задержку дыхания.

 Культ мертвых

Смерть, ее толкование, отношение к ней и к тому, что будет после нее – это, пожалуй, то, с чего началась вера и то, что не могут обойти никакие религиозные учения по сей день. Еще в эпоху мезолита, с открытием земледелия, культ плодородия и культ умерших были тесно связаны между собой. Согласно мифам о пищевых растениях, то, что человек принимает в пищу, растет из убитого и расчлененного и погребенного тела божества.
О важности культа мертвых свидетельствуют и мегалитические комплексы. Дольмены, как пишет Элиаде,  - это, по сути, места погребений. Одна из глав о мегалитах называется «Камень и банан». В ней Элиаде приводит один индонезийский миф  о дарах бога: когда бог спустил людям на веревке  камень, они возмутились. Зато с радостью приняли в качестве дара банан. На это бог ответил людям: «Ваша жизнь будет подобна этому фрукту. А если бы вы выбрали камень, то были бы вечными».
С тем – инфернальным – миром оказываются связаны и боги, и герои разных культур – в царство мертвых спускаются Иштар и Орфей, на погребальный костер бросали Заратустру, бог Мара (воплощение смерти) нападал на Будду и искушал его. Шаманы, находясь в экстазе, путешествуют в мир иной и затем рассказывают о своем путешествии.

 Знание

К знанию отношение в разных учениях очень разное. Для гностиков знание спасительно. Освобождение можно получить, узнав, кем мы были и чем стали, где мы были и куда мы «вброшены». Поэтому амнезия, сон, плен, оцепениение – типичные гностические символы. В индуизме же преодолеть страдание можно через пробуждение, которое дают  не опыт и интеллект, а озарение. Дух надо отделить от Я, потому что Дух не страдает. Смысл творения – помочь освобождению духа. Мешают же человеку психо-ментальные вихри – вихри сознания. Необходимо разорвать связь подсознание-сознание. Отношение индуизма к познанию хорошо демонстрирует притча  о человеке, пронзенном стрелой. Его ведет к врачу , а он по дороге все время кричит, что не даст вынуть стрелу, пока ему не скажут, что это за стрела, почему попала в него, из чего сделана и т.п. Он так и умирает, не узнав ответы на все эти вопросы.
Мысль о невозможности распознать сакральное присутствует и в одной из центральных тем иудаизма – жертвоприношении Исаака. Элиаде пишет, что Авраам не понимал смысла деяния и что этот пример потом многократно осмысливается в истории. Например, Кьеркегор отрекается от своей невесты в надежде, что она каким-то непостижимым образом будет ему возвращена.
А Потерянный Рай? В райском саду растут Древо Жизни (его-то и охраняет змей) и Древо Познания Добра и Зла.  Что делает змей? Он просто хорошо выполняет свою работу (охраняет символ жизни и вечной молодости).
У греков же все вообще предопределено роком, и с иудо-христианской точки зрения греческая религия пессимистична. Человек недолговечен, да и в загробной жизни его не ждет ничего хорошего – тягостное и жалкое существование в царстве мрачного Аида. Поэтому жить надо настоящим.

 Разногласия и синкретизм

Религиозные учения не могут существовать абсолютно оторванно друг от друга. У греческой Афродиты явно восточное происхождение, потому что в ее культе присутствует целый ряд азиатских элементов (например, в ее храме есть рабы). Сын Зевса Александр Македонский распространяет на собранный им мир греческую культуру. На определенном этапе истории буддизм распространяется далеко на запад, когда же войска Александра Македонского вторгаются в Индию, то происходит контакт буддизма с эллинской культурой. Для эллинистической эпохи вообще характерен синкретизм. А если бы христианство было остановлено, то – как пишет Элиаде - мир стал бы митраистским. Мистерии Митры проникли во все провинции Римской империи. Они соединили в себе иранское наследие с греко-римским синкретизмом , астрологией, эсхатологией и солярными культами.
Но помимо неизбежного взаимопроникновения  верований существовал и обратный процесс. Так, в эпоху плена иудаизм испытал сильное влияние эллинистической культуры, а затем происходит их противостояние. Любые ереси и апокрифы – результат разногласий. Священный для христианина крест отрицается в богомильстве, потому что для богомильцев крест – это орудие мучительной казни Христа.

Напоследок

 В одном из шумерских мифов сказано, что архетипы вавилонских городов были созданы в созвездиях. А потом боги передали на землю карту-план. Я не знаю, в каком виде эта карта добралась к людям, сумели ли они ею воспользоваться и если да, то насколько хорошо. Но я себя в данный момент ощущаю немножко вавилонским градостроителем.  

 

Tags: Э, историческая, религиозная
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments