Антонио (ye_rektor) wrote in chto_chitat,
Антонио
ye_rektor
chto_chitat

Category:

Джером Д. Сэлинджер "Девять рассказов"


Писать о реальности жизни намного сложнее, чем сочинять фантастические рассказы или сочинять детективы. Помнится, ещё Антон Павлович Чехов рассуждал над тем, что в обычной жизни люди не стреляются, не участвуют в погонях и не совершают героических поступков, а сидят, ходят, пьют чай, болтают о том о сём... Это и называется "мелочи жизни", нити которых сплетаются в ткань повседневности и становятся "тканью повествования". В русской литературе бытописателями действительности стали великие классики, а в американской, как мне кажется, таким классиком стал Джером Д. Сэлинджер, ушедший от нас совсем недавно - 27 января 2010 года в возрасте 91 года. Писатель "после 1965 года прекратил печататься, сочиняя только для себя. Наложил запрет на переиздание ранних сочинений (до рассказа «Хорошо ловится рыбка-бананка») и пресёк несколько попыток издать его письма. В последние годы жизни он практически никак не общался с внешним миром, живя за высокой оградой в особняке в городке Корниш, штат Нью-Гэмпшир, и занимаясь разнообразными духовными практиками". Можно делать только предположения, почему ставший таким известным и признанным писателем, он ушёл от суеты этого мира. "Мы живем в эпоху, когда все слова уже сказаны", - как-то обронил С.С. Аверинцев... Возможно, осознание невозможности что-то изменить в мире, который сыт словами и всем остальным, думающего и глубокого человека приводит в уединение и отгороженность от мишуры всего окружающего.

Пару лет назад разразился настоящий скандал, когда в американской печати появились отрывки из ещё не изданной книги-продолжения ставшего классикой романа "Над пропастью во ржи". Кто-то покусился на незыблемое, на произведение, у которого не может быть продолжения! Тогда писатель-отшельник подал иск в суд в защиту авторских прав. Все вспомнили вдруг о ещё живом классике. Но истинные ценители слова всегда читали и перечитывали те немногие его книги, которые он написал. Одна из них - сборник "Девять рассказов".

В школе я зачитался Сэлинджером, он папал в мой возраст и в моё мироощущение, он зацепил те струны сердца, которые были натянуты, своим всепроникающим взором он словно показал мне мир, каков он есть на самом деле - мир ещё только начинающего осознавать и понимать подростка, только начинающего вплетать в полотно жизни свою ещё очень тонкую ниточку. Это было открытие, ощущение полёта и падения одновременно, когда ты оказываешься "над пропастью во ржи"... Красота мира, надежды и ожидания сталкиваются с пропастью безнадежности и повседневности, с реальностью, которую только ты один может расписать своими красками или свыкнуться с чернь-белым цветом. Вспомнил я снова эту книгуси автора, когда просматривал прекрасный фильм с Викторией Абриль, Пенелопой Крус и Фанни Ардан "Нет вестей от Бога". Администратор по Аду даёт почитать на досуге куратору Рая не что иное, как упомянутую книгу Сэлинджера, и потом Ангел Света (Фанни Ардан) благодарит на очередной встрече тет-а-тет Тёмного Ангела (Гаэль Гарсия Берналь) за полученное от чтения удовольствие. Это метафора, но в ней заложен глубокий смысл, ведь пропасть и высота - в самом человеке, в его душе, а мир вокруг - это только отражение всего того, что мы находим внутри себя. Поэтому "Над пропастью во ржи" остается вечным вопросом к человеку, оглядывающемуся на свою прожитую жизнь или только начинающему входить в её пределы, делающему первые самостоятельные шаги. Вспоминаются известные слова философа Иммануила Канта: "Лишь две вещи поражают меня: звездное небо надо мною и нравственный закон внутри меня".

Сборник "Девять рассказов" Джером Д. Сэлинджер составил, отобрав из нескольких десятков своих рассказов те, что считал лучшими. Эти миниатюрные рассказы, которые читаются на одном дыхании, но оставляют след в уме и сердце надолго. Я не мог читать несколько рассказов в день, читал по одному, даже делал иногда перерывы в чтении, потому что описанные ситуации и картины из жизни того или иного героя как ток пронизывали меня, останавливали моё "шелкопрядство", мою повседневность, озаряя новыми смыслами и новыми красками, откликаясь в моей реальности то философской грустью, то детским смехом, то тоской по чему-то неизбывному и в то же время - светлому и внушающему надежду. Читая Сэлинджера, я понимаю, что какие-то минуты жизни становятся теми главными и истинными, озаряющими в один момент всю жизнь целиком, и оказывается, что мы не такие, как привыкли о себе думать или как думает кто-то о нас, и оказывается, что мы остаёмся детьми, играющими во взрослых, и что истинное в нас всё ещё живо, и надежда ещё не угасла.

Я понимаю Сэлинджера, как и он понимает меня, это такое ощущение экзистенциального присутствия, которое у меня бывает не так часто при чтении той или иной книги. При этом простота изложения контрастирует с глубиной сути вещей, которые затрагиваются писателем. Те "мелочи жизни", которые и в пьесах, рассказах Чехова составляют канву повествований, у Сэлинджера становятся решающими, ключевыми, отражающими реальность. Американский писатель предстаёт здесь всечеловеческим, каковым стал когда-то и Антон Павлович. Тоска русской души, которую так тяжело разгадать и о которой размышлял когда-то Фридрих Ницше, как мне кажется, не феномен какой-то одной нации, а отражение общечеловеческого ощущения оставленности быть здесь, в этом мире и в этой реальности.

Штампованность речи и условности повседневности, обыденность жизни и безысходность обстоятельств - всё это только декорации жизни, и Джером Д. Сэлинджер сумел через эти внешние и ставшие незыблемыми "мелочи жизни" передать глубину человеческих чувств, осознание себя и мира, трагедии существования на этой маленькой Земле, где всё возможно и никуда от этого не деться. Аннотация к сборнику говорит нам, что "тончайшие нюансы движений души, где соседствуют проблемы и мечты, страхи и надежды, противоречивость человеческих отношений, столкновение сложного внутреннего мира с ешё более сложной реальностью переданы Сэлинджером с удивительной наблюдательностью и мастерством, ставящим его на одно из первых мест среди американских писателей". Эта аннотация как нельзя лучше отражает условности понимания данной книги. Мы привыкли с возрастом мыслить тоже стандартно, по каким-то заданным схемам, читаем мы тоже для чего-то или просто отвлекаемся от быта, оцениваем по распродажам и по известности, по каким-то кем-то заданным стандартам. Но Сэлинджер учит меня посмотреть на те же самые вещи и эту же самую жизнь совсем по-другому, словно поворачивая микроскоп в противоположном направлении - в себя, на свою реальность, в которой я должен осознать что и к чему. Этот опыт мой личный, я с ним буду жить дальше... и спасибо Сэлинджеру за это!
Tags: С, США, Сэлинджер, проза, рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments