Света. (_hedwiga_) wrote in chto_chitat,
Света.
_hedwiga_
chto_chitat

Эльфрида Елинек. Пианистка.

Читалось очень тяжело. Просто заставляла себя делать это.
Зачем?
Наверное, я- мазохистка.
(Нобелевский лауреат. Было интересно попытаться понять, за что дали премию.)
Теперь с таким же настроением пишу эту, с вашего позволения "рецензию".

Если коротко: ДУРДОМ!
Если объемно: Дурдом на выезде.

Итак, главная героиня- пианистка Эрика, родом из семейства сигнальных мачт, одиноко высящихся на широких просторах. Она ощущает себя исключенной отовсюду, ведь ее отовсюду исключают. Эрика- птица иного полета. Если большинство ведут себя так, то она принципиально ведет себя иначе. И очень этим гордиться. Эрика, как большинство людей искусства, очень утонченная и восприимчивая натура, которая замечает все:
грязь их тел и нечистоплотность самого грубого рода, рвущаяся наружу из подмышек и промежностей, не только едва уловимый отвратительный запах старушечьей мочи и никотиновая вонь, просачивающаяся сквозь старческие поры, не только тяжелые испарения от неисчислимых гор самой дешевой пищи, вздымающиеся из их желудков; ей причиняют боль не только слабый восковой запах сукровицы и перхоти, исходящий от их голов, и едва уловимая, но ударяющая в натренированный нос вонь от микрочастиц их испражнений, скопившихся под ногтями, — все эти остатки бесцветных продуктов питания, сжигаемых организмом, этих серых, жестких, как кожа, сластей, которые они глотают, хотя вряд ли это приносит сладость.
Ее хобби- резьба по собственному телу. (лезвием.)



Ее мама сделала все, что бы за 20 лет семейной жизни довести мужа-отца Эрики до дурки.
(Почему они, мать и дочь, до сих пор еще на свободе- тайна за семью печатями.)


Мать поклоняется ребенку как идолу, требуя одной только скромной платы взамен — всей его жизни целиком. Мать намерена с толком распорядиться жизнью дочери.
Мать не намерена делить дочь ни с кем и имеет тотальный контроль над ней, тщательно контролируя каждое ее телодвижение, перемещение во времени и пространстве и за ходом мыслей в голове.


При описании отношений между матерью и дочерью, волосы встают дыбом на голове.
Это некий садо-мазохический союз между вампиром и донором. Где каждый является и вампиром и донором. Женщины любят друг друга, спят в одной постели (даже имела место попытка заняться сексом с матерью по инициативе Эрики.
Дочь, эта странная и неумелая любовница, скручивает матери руки и целует ее в шею, обнаруживая свои тайные сексуальные намерения. Мать, тоже не слишком образованная в любви, использует неправильную технику и сокрушает все вокруг. При этом ее старая плоть вовлечена в борьбу в полную силу. С ней обращаются не как с матерью, а как с плотью. Эрика зубами проходится по материнскому телу. Она целует и целует. Она неистово целует мать. То, что потерявшая над собой контроль дочь вытворяет с матерью, мать называет свинством. Бесполезно — так ее не целовали уже не один десяток лет, но натиск все усиливается! Эрика продолжает страстно целовать ее, пока, после бесконечного шквального огня поцелуев, дочь не замирает в изнеможении, полулежа на матери. Ребенок заливает лицо матери слезами, а мать пытается сгрузить с себя это дитятко, спрашивая его, не сошло ли оно с ума. Ответа не следует, да мать и не ждет ответа, а приказывает сейчас же успокоиться и уснуть, ведь и завтра будет день, будет и пища! Она напоминает о том, что Эрику завтра ждет работа. Дочь соглашается, что теперь пора спать. Дочь еще раз, словно слепой крот, шарит по телу матери, однако та отталкивает ее руки. Дочери удается на несколько коротких секунд увидеть уже сильно поредевшие тонкие волосы на материнском лобке, покрывающие внизу тучный живот. Это выглядит очень необычно. Мать самым строгим образом прятала это место от ее глаз. Во время схватки дочь нарочно задрала на матери ночную рубашку, чтобы увидеть эти волосы, о наличии которых она все время знала: они там есть! Жаль, света маловато. Эрика специально раскрыла мать, чтобы увидеть все, абсолютно все. Мать безуспешно пыталась сопротивляться. С чисто телесной точки зрения Эрика сильнее своей слегка замученной матери. Дочь выпаливает матери прямо в лицо, что именно она сейчас у нее только что увидела. Мать молчит, чтобы превратить увиденное в невидимое.Обе женщины спят, тесно прижавшись друг к другу. ),
бьют друг друга до синяков и выдранных клочьев волос, а потом зализывают-зацеловывают нанесенные синяки, царапины и проплешины.

Эрика так долго ждала любви, но встретив ее, превратила ее в гротескного монстра.

Она отдает свою свободу, выдвигая условие: все усилия любви Эрика Кохут употребит на то, чтобы этот юноша стал ее повелителем. Чем больше власти он над ней получит, тем в большей степени он станет ей послушным. Клеммер будет ее полным рабом, когда они, например, поедут в Рамсау, чтобы совершить там прогулку в горах. При этом он будет считать себя ее господином. Так Эрика распорядится своей любовью. Это единственный путь, чтобы любовь не сошла на нет раньше времени. Он должен быть уверен: эта женщина полностью отдалась в его руки, и при этом он переходит в ее владение. Так она себе все это представляет.

Эрика будет совершенно недоступна Клеммеру, если он спасует перед ее стремлением к насилию. Однако она будет счастлива, зная о его сердечной склонности, которая исключает насилие по отношению к своей избраннице. И при этом все же ему позволено овладеть Эрикой лишь путем насилия. Он должен любить Эрику до полного самозабвения, тогда и она станет любить его до полного самоуничижения. Они предъявляют друг другу надежные доказательства своей привязанности и верности. Эрика ждет, чтобы Клеммер из любви к ней поклялся в отказе от применения силы. Эрика из любви к нему поклянется в отказе от отказа и потребует, чтобы он поступил с ней так, как это до мельчайших деталей описано в письме (маркиз Де Сад просто младенец, рядом с желаниями Эрики), причем она страстно надеется, что ей удастся избежать того, чего она требует в письме.



Единственное ЧТО мне понравилось- это сравнения госпожи автора:

- Она слушает, как он вгрызается в упругое тело времени своими крепкими зубами, с аппетитом его заглатывая.
- Эрика вытряхивает из манжет своей белой блузки жемчужную нитку музыкального пассажа.
-Ночами Эрика, вся в поту, крутится на вертеле злобы над пылающим очагом материнской любви. При этом ее регулярно поливают ароматным соусом музыкального искусства.


ЗЫ: Нет, мне не было жалко ни Эрику, ни ее мать, ни ее отца.
Единственный, кого мне было жаль- Вальтер Клеммер, влюбленный в Эрику ученик.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments