gothic_essense (gothic_essense) wrote in chto_chitat,
gothic_essense
gothic_essense
chto_chitat

Categories:

Тим Скоренко, "Сад Иеронима Босха"

Сейчас, публикуя этот отзыв, я в глубине души побаиваюсь, что опять как-то неосторожно, может быть, даже чересчур польщу, перехвалю или еще в чем-то перегну палку – и снова кто-нибудь захочет поскорее донести пиратское благо до простого народа. Но я не настолько слепо верю в человечество, чтобы допустить мысль, что эта книга будет проглочена читателями с таким же аппетитом, что и некоторые другие, которые мне доводилось искренне похвалить.

Я же знаю уже этот наш народ. Знаю, пожалуй, максимальную высоту порога вхождения в литературное произведение, какую может преодолеть средний поросенок, перед которым пролетит моя случайная бисерина. Должна предупредить этого поросенка: сейчас порог достаточно высокий, мой хороший, и тебе, может быть, даже не стоит пытаться его штурмовать. Но если ты рискнешь, если ты перелезешь на ту сторону – ты попадешь в «Сад Иеронима Босха».

Тебе ведь не надо объяснять, кто такой Босх? Надеюсь, что нет. Надеюсь, что ты знаешь про его Сад Земных Наслаждений. Хочешь туда? Пожалуй, что хочешь: ты ведь так любишь грязь. Да, нам всем известно, что свинья и грязь связаны неразрывно в умах тех, кто мыслит лишь стереотипами. На самом-то деле, свиньи – чертовски чистоплотны. Ты уже множество раз доказывал это, когда строчил гневные рецензии на множество других книг, которые бросал почти сразу же, когда встречал первое нецензурное слово. Когда на страницах начинали разливаться помои, дерьмо, кровь... ты захлопывал книгу и бежал в ярости кричать «Куда смотрел корректор?! Куда? Как он мог пропустить там, на седьмой странице, такое страшное слово? Куда катится литература?»

По п**де она катится, дорогой мой. Да, так вот просто: именно по ней и катится. Большой мутной каплей.

«Фууу!» - и из поста выбегают самые чистоплотные поросята.

Anybody else?

Ну куда же вы? Вы ведь только-только подошли к порогу, даже еще не поставили на него копытца. Вот литература так и будет катиться, пока у вас такое отношение. Меняется мир, меняется язык, а читатели остаются почему-то прежними, вечно изживающими постсоветские психологические травмы. Даже если травм не было. Просто вам вдруг на себя смотреть стыдно становится, но это все ничего, это нормально. Это очищение. Вы ведь тоже срете, ссыте, наверняка где-то под табуреткой размазываете козявки, временами блюете… за себя вам в такие моменты стыдно? А почему вам вдруг становится стыдно, когда кто-то делает это при вас на страницах книги? Может быть, вы такой же книжный персонаж, и глядя на вас, книгу захлопывает кто-то другой, кто так же потом, ни о чем не задумываясь, идет испражняться… черт вас дери, это замкнутый круг! Но если вы не будете срать, вы лопнете. Вам можно, так почему другим нельзя?

Что я хочу всем этим сказать, самые умные поросята уже, наверное, догадались. Если вам было неприятно видеть предыдущие абзацы, «Сад Иеронима Босха» вам читать не следует однозначно. Или все-таки попробуете?

Рискнете пропустить через себя тонны чужой ненависти? Рискнете искупаться в испражнениях и отведать супа с чужими соплями? Пройдите через это, чтобы узнать, что миром правит все-таки любовь. Да-да, я не издеваюсь. Любовь.

«Сад Иеронима Босха» - роман о любви и о том, как нашему миру даровали нового Иисуса. Этот Иисус, далее именуемый Джереми Л. Смитом, выполз откуда-то из дерьма, из штата Юта, США. Пил, предавался разврату, гадил на стол начальника по работе – а потом случайно воскресил Папу Римского из мертвых, на спор поцеловав его в холодный лобик. И его жизнь переломилась. Он ездил по миру, исцеляя неисцелимых, останавливая войны, мор и голод, поднимая усопших и даруя молодость и счастье. Это ли – не самое лучшее олицетворение Американской Мечты? Нет, не Гарри Поттер, который жил под лестницей, а вдруг стал великим волшебником. Не любой рандомный прыщ на теле страны, который выиграл в лотерею миллион и зажил на всю катушку, и не любой другой неведомый прыщ, на которого свалилось огромное наследство. Нет, просто темени, пожалуй, худшего человека на Земле, коснулась десница Бога – и он понес по миру славу Божью, преображая себя и все вокруг себя. Этот убогий, неспособный даже увязать между собой два слова, человечишко, сделал невозможное: он поместил Бога туда, где его, пожалуй, отродясь не было. В сердца служителей Церкви. Это ли не Чудо?

Но чем же такой прекрасный человек заслужил немилость того, кто ведет повествование? Да, он не ангел, не идеал, он грешен, и пускай большинство его грехов скрыты от взоров тех, кто так в него верит, очень тщательно, и перед нами без жалости режут правду-матку и выворачивают Джереми Л. Смита мясом наружу. Но как повествователь может не видеть, что он не в силах пробудить в читателе чувства ненависти? Мы готовы поверить в то, что этот парень свят. Даже зная, каким дерьмом он был в прошлой жизни. Мы ведь видим, как он меняется. Как в нем поселяются свет и чистота. Дальше – больше! А неизвестный еретик все так же гнет свою линию: ваш Мессия не стоит и слова доброго. Упорно, из раза в раз, один и тот же рефрен: Джереми Л. Смит – никчемный кусок дерьма. Может быть, рассказчик хочет приберечь на потом что-то, что полностью перевернет наше представление о Мессии? Нет. С какой же нарастающей ненавистью он говорит о том, как в сердце Джереми появляются любовь и вера! С какой остервенелостью повествует, как этот человек обретает собственные силу и волю… вы понимаете его мотивы?

Ничего, все впереди.

Автор романа, Тим Скоренко, столько раз умело встряхивает читателя, переворачивая то туда, то сюда, то раскручивая его в пространстве с завязанными глазами, что читатель в конечном итоге уже перестает понимать, где голова, а где задница. Где земля и небо, добро и зло. Он это делает как будто с садистским удовольствием. С не меньшим удовольствием он сделает финальное движение и вернет вас в исходное положение: ногами на твердой земле. Тогда вы, наверное, почувствуете, что вам больше нравилось бултыхаться в невесомости, не зная полюсов.

«Сад Иеронима Босха» - великолепная провокация. Не столько фантастика, сколько мистика, магический реализм, пугающий и бросающий вызов. Черт подери, этой книгой – а еще лучше увесистой связкой из нескольких их – надо с размаху бить, беспощадно п**дить не большинство, но значимое множество современных беллетристов. Они уже усвоили, что грязь, блевотина и сперма на страницах их книг – это попытка отвесить пощечину изнеженному обществу. Причем обществу садомазохистов, которые только и ждут шлепка. Но они, вшивые беллетристишки, еще не знают, как сделать так, чтобы эта пощечина не стала в результате всего лишь небрежным взмахом перед лицом. Чтобы была не просто хамским жестом, а обидным, отрезвляющим, осмысленным ударом.

Махать руками может каждый, а метко ударить дано единицам. Тим Скоренко – смог. У меня все еще горит лицо от этой пощечины. Когда он станет всемирно известен, я смогу написать книгу о том, что я знакома с Тимом, мы виделись несколько раз, и он даже, может быть, помнит мое имя. Но эта книга будет потом. А сейчас есть Сад Земных Наслаждений. Всего-то надо – через ограду перелезть. Боитесь? Правильно, бойтесь. Босх – это вам не розовые пони.
Tags: 21 век, С, отечественная, фантастика
Subscribe

  • "Улица без радости" Бернард Б. Фолл

    "Ну а теперь - "Крутое пике"!!!" - Каламбур "журнал видеокомиксов". - Там даже пахнет жареной свининой, - сказал…

  • о жителях Ленинграда

    Вычитала в книге Николая Никулина («Воспоминания о войне») о том, что на фронте погибали лучшие люди, пригнанные из блокадного Ленинграда, цвет…

  • Книга, которую никто не читал

    А я прочла, наконец. Тридцать три года спустя. Да, впервые "Улисс" Джойса попался мне на глаза в рижской районной библиотеке - выйти из парадного,…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments

  • "Улица без радости" Бернард Б. Фолл

    "Ну а теперь - "Крутое пике"!!!" - Каламбур "журнал видеокомиксов". - Там даже пахнет жареной свининой, - сказал…

  • о жителях Ленинграда

    Вычитала в книге Николая Никулина («Воспоминания о войне») о том, что на фронте погибали лучшие люди, пригнанные из блокадного Ленинграда, цвет…

  • Книга, которую никто не читал

    А я прочла, наконец. Тридцать три года спустя. Да, впервые "Улисс" Джойса попался мне на глаза в рижской районной библиотеке - выйти из парадного,…