Вомбат 9 из Открытого Космоса (cyberwombat) wrote in chto_chitat,
Вомбат 9 из Открытого Космоса
cyberwombat
chto_chitat

В. Козлов


"Гопники".
Книга выползла из чрева маргинального издательства "Ad Marginem" года три тому назад. Томик состоит из жирненькой повести и кучи худосочных рассказов.

Гопники, гопники и еще раз гопники. Гопники садят "чернила", трахают блядливых одноклассниц, ходят драться "за свой район" (события в основном относятся к перестроечному и постперестроечному периоду), бьются с панками-неформалами, нажираются в "конторах", выворачивают прохожим карманы. Все в духе модернистского реализма. Читать можно; местами -- интересно. Tiens!

В конце сборника пара рассказов "с другой стороны". Про неформальскую тусовку, про студентов-на-выезде. Хрен редьки не слаще: та же петрушка, вид с боку.
Прочитал книгу, вспомнил местных гопников. Все верно, аккурат так и было. Практически каждый персонаж узнаваем. Да.

У Козлова великолепный стиль. Резкий, резвый, рваный. Козлов пишет без изысков, да и не нужны подобной прозе финтифлюшки. Козлов правдив с читателем, предельно честен.

Злая проза. Маргинальная проза. Хорошая проза.

"Школа".
Лиричный римейк козловской же повести "Гопники". Место действия то же, время -- то же; герои, правда, переименованы. Сюжетно близок к повести-проматери (описание школьных будней и дворовых блудней могилевского гопника), но смысловая нагрузка сильно отличается. Если "Гопники" были своеобразным ретроплевком в морду общественного мнения, то "Школа" -- жесткий и жестокий роман о... любви. Правдивый и резкий, в пику ставшим вновь популярными сказочкам о нежных чувствах простых русских мальчиков и хорошеньких русских девочек, безжалостно раздавленных "неиллюзорной машиной" государственной тирании.

Фирменный стиль Козлова со времен предыдущей книги практически не изменился. Зато общий тон, колор повествования, претерпел серьезную деформацию. Если "Гопники" отличались сумасшедшим боевым зарядом и угарным, почти трэшевым драйвом, то "Школа" куда как более лирична и меланхолична.

Козлова совершенно несправедливо называют "Русским Сэлинджером". Глупости, Козлов пишет намного лучше и сочнее безнадежно устаревшего Сэлинджера.

Очень хорошая книга.

"Варшава".
Замечательная книга. Прозаик Козлов живет со своими персонажами в одном Универсуме, взрослеет вместе с ними. Герой "Гопников" и "Школы" (пусть в каждой книге его и зовут по-новому) вырос. На дворе -- 1993-ий год. Постсоветские Россия и Белорусия, пережив шоковую терапию, превратились в экономическую помойку. Миром правят деньги; даже нет -- Деньги.

Главный герой "Варшавы" -- студент-провинциал, пытающийся выжить в постсоветском мегаполисе. Вы все помните, что такое постсоветский мегаполис? Город, занимающийся экономической мастурбацией, по капле выжимающий из себя Деньги. Студенты торгуют пивом, сникерсами, перепродают видеокассеты, халтурят за копейки в левых конторках. Мир -- острие иглы; хочешь жить -- отплясывай.

Вселенная "Варшавы" -- континуум без любви. Страшный мир, мир, в котором люди озабочены исключительно тем, чтобы пить, жрать, трахаться и... жить. Прозаик Козлов достиг литературного экстремума; "Варшава" -- квинтэссенция боли, страха, ненависти и алчности. Хроника умирающего мира, эпитафия почившей юности.

"Варшава" -- самый страшный, самый депрессивный роман Владимира Козлова. Он напрочь лишен боевого заряда "Гопников" и лиричного драйва "Школы". "Варшава" -- это мрачный флэшбек, трип в начало девяностых.

Великолепная книга.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author