happy_book_year (happy_book_year) wrote in chto_chitat,
happy_book_year
happy_book_year
chto_chitat

Categories:

The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide

The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide – «Слово во плоти: Литературные татуировки от книжных червей со всего мира». Составители книги Эва Талмадж и Джастин Тэйлор собрали под обложкой 150 наиболее интересных татуировок, присланных со всего света. Хотя, на мой взгляд, самое приятное в этом сборнике, то, как по всему свету гуляет литература. Так, например, парень Ари Оу из Лос-Анджелеса украсил свое плечо цитатой из Лермонтова «Отважен был пловец, решившийся в такую ночь пуститься через пролив на расстояние двадцати верст, и важная должна быть причина, его к этому побудившая». Помните откуда это? Из «Героя нашего времени», из той главы, где про «Тамань – скверный городишко», когда контрабандисты вышли на утлых лодчонках в море. А другой чувак-чудак разукрасил себя Хармсом (а литературовед Тэйлор прокомментировал: «Творчество Даниила Хармса, как нельзя лучше отображает абсурдность человеческого существования. И для меня важно чтобы о Хармсе узнали как можно больше американцев».)

Итак, заглянем внутрь книги. Мне удалось найти некоторые из 150 иллюстраций. Причем, найти удалось довольно-таки многие, хотя бы по той простой причине, что частично они попали на страницы из блога, который ведут создатели книги. Там даже шел отборочный конкурс. Но, литературные татуировки дело такое, что чаще всего они безлично однообразны – просто надпись. К примеру, в ЖЖ сообществе, посвященном литературным татуировка, только и разговоров (как на небе – о море) о том, какой шрифт лучше. Поэтому я покажу те, что кажутся более интересными.


Итак, открывает наш парад 24-летняя девушка Кристина Гринович. Её правая рука украшена рисунком, посвященном творчеству Франца Кафки. Сама Кристина живет сейчас, кажется, в англоязычной Европе, но надписи на руке сделаны на родном славянском языке.

The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки

Собственно вот этой татуировкой открывается книга.

The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


Dore’s Ezekiel with Melville Banner

The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


Кажется Эдгар Алан По наиболее органично смотрится в этом макабре.

The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


А другой поэт – Уолт Уитмен довольно часто встречается, его портрет включен в книгу дважды.

The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


Ну и портрет поэта в молодости. Кроме портретов в книге встречаются татуировки с цитатами Уитмена.

The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


«Алиса в стране чудес», действительно, занимает особое место в мире татуировки. Белые кролики уж точно расплодились, как … кролики. Но в книге встречается более интересный и приятный экземпляр – Бармаглот. Он же Джабервокки. Классическая иллюстрация Джона Тенниела. Ну, почти. Не стреляйте в мастера, он бьет, как может.


Варкaлocь. Хливкие шорьки

Пырялись по наве,

И хрюкотали зелюки

Как мюмзики в мове.


О бойся Бармаглота, сын,

Он так свирлеп и дик!

А в глуще рымлет исполин,

Злопастный Брандашмыг.


Но взял он меч, и взял он щит,

Высоких полон дум.

В глущобу путь его лежит

Под дерево Тум-тум.


Он встал под деревом и ждет,

И вдруг граахнул гром -

Летит ужасный Бармаглот

И пылкает огнем.


Раз-два, раз-два, горит трава,

Вжи-вжи, стрижает меч,

Ува-ува, и голова

Барабардает с плеч!


О светозарный мальчик мой,

Ты победил в бою.

О храброславленный герой,

Хвалу тебе пою!


Варкaлocь. Хливкие шорьки

Пырялись по наве,

И хрюкотали зелюки

Как мюмзики в мове.


The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


И если продолжить говорить о «классических» иллюстрациях, классических произведениях и легко узнаваемых чертах, то – Дон Кихот.

The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


Лично меня очень порадовала следующая татуировка (и порадует, знаю, некоторых моих друзей). Это цитата из романа Уильяма Гибсона «Нейромант». Заметьте, что цитата графически оформлена с любовью к оригиналу, и, как мне кажется, очень тонко, но явно создает свою ассоциацию.

The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки



А вот и Лермонтов с Таманью

The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


Джек Керуак. Цитата из «На дороге». Эта татуировка нравится мне больше всех остальных, пусть она и бесхитростна. Текст. Печатная машинка. Портрет писателя. Просто и красиво.

The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


Привет мастеру абсурда – Сэмюэлю Беккету! К сожалению, я читал только «В ожидании Годо» и идентифицировать эту татуировку не могу.

The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


Очень интересная по манере исполнения татуировка. Пусть и, опять же, предельно простая. Это стихотворение Эдварда Эстлина Каммнгса.


1(a


le

af

fa

ll


s)

one

l


iness


Авторская игра с формой. Замечательно.

The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


Еще одна поэтическая цитата. Уильям Блейк – Изречения невинности/Auguries of Innocence

Текст поэмы на английском.

И по-русски.

The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


Из трех татуировок представленных на развороте, мне знакомо лишь имя Шела Силверстайна, с творчеством которого я познакомился буквально на днях, и хочу продолжить это самое знакомство. То, что книга с татуировками мне так же попалась почти сразу, и почти сразу я наткнулся в ней на Силверстайна – не рассматривается, как простое совпадение.

The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


Bот такая милая спинка, на которой вытатуированы цитаты из Эдны Милле, Роберта Фроста и Шекспира.

The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


Соглашусь, что оригинальная обложка вампирской саги «Сумерки» имела очень стильное и запоминающееся оформления. Эти фотографии с руками и яблоком, с шахматными фигурами. Но вот содержание книги…лично я, не смог ассоциировать свое тело, а через него и самого себя с этой пустой книгой.

The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


Знаменитая детская книга «Очень голодная гусеница», с которой американские детишки учатся считать. Запоминают дни недели и название разных вещей, которые съела очень голодная гусеница. Признаться честно, я совершенно не разделяю восторга российского издательства выпустившего эту книгу. Просто я видел гораздо-гораздо более интересные варианты :)

The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


И в заключении хотелось бы показать вот такую внушительную фотографию – эссе Адорно о Марселе Прусте.

The Word Made Flesh: Literary Tattoos from Bookworms Worldwide литературные таутировки


В прошлом году я прочитал интереснейшую энциклопедию тюремных татуировок. Особо примечательной в этой энциклопедии оказалась вступительная статья, в которой автор рассуждал о теле, в уголовной среде, как не просто о носителе информации, но о том, эта самая информация сакрализует это тело. Как удаление информации может нивелировать тело и человека. И если оттолкнуться от этих рассуждений, можно, думаю, сказать, что уголовная среда то место, где татуировка находится на самом подходящем ей месте. Татуировка находится там в контексте, сама является контекстом. В «мирной» жизни значение татуировки, как культурного кода, кажется, нивелировано тысячами девушек с пустячными завитушками на крестце. Даже в неформальных субкультурах татуировка, кажется, выступает бледной тенью той миссии, которую она должна нести.


Один мой виртуальный товарищ сформулировал занятный афоризм: «- Ты знаешь о жизни только из книг! – Поэтому я знаю о жизни – все». Литературные татуировки кажутся мне наиболее благородными продолжателями неких древних традиций. Благодаря той или иной цитате мы, действительно, можем выразить самих себя лучше, чем когда-либо сформулировали бы сами. А нанесенные бесповоротно на кожу они подкрепляют нашу веру в том, что это мы и есть – кровью.


Конечно, эти мои размышления высокопары и не лишены пафоса. Но сейчас я думаю, как-то так. И до тех пор, пока я не решусь на косметологическую операцию (а надеюсь, не решусь) меня по жизни будет сопровождать рисунок Курта Воннегута – небольшая татуировка, сделанная у меня на спине.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments