Влад Копернин (kopernin) wrote in chto_chitat,
Влад Копернин
kopernin
chto_chitat

Categories:

Ерофеев

впервые прочитать "москву-петушки" надоумил меня Виктор Олегович Пелевин. Своим гениальным (а что у него не гениальное? - нет, ну, то есть, есть конечно, но сейчас не об этом) эссе "икстлан-петушки" он как бы сказал мне: иди, влад, и пока не прочитаешь ерофеевскую поэму не знать тебе ни сна ни покою, ни отдыха ни срока.

ну я что - надо так надо.
взял, прочитал.
вернее, конечно, скачал-прочитал, но не суть.

а суть в другом.
боже.
боже мой, до каких глубин, оказывается, может подняться человек. в какие бездны взлететь. на какие вершины упасть, а?!


ведь что такого, казалось бы - простая и незатейливая в своей трагичности история из жизни алкаша.
но как написано!
и что написано?!
это же, не побоюсь этого слова, новый завет в миниатюре - с предательством святого петра и распятием, с младенцем и матерью, с крещением водкой и святым духом, с ангелами и демонами.

и хотя ангелы получились достаточно демоническими сами по себе (чего уж о демонах говорить, на ночь-то глядя?), и хотя жертва героя оказалась напрасной (а та, другая жертва - не была ли напрасной она? вспомнить того же пелевина "откровение святого феоктиста"),но сколько боли,
сколько тончайшей, до косточек разобранной и на разные лады перепетой боли вмещает в себя эта короткая и, кажется, незатейливая вещица.

да.
не мечите бисера вашего перед свиньями и не давайте святыни ваши псам, ибо попрут ногами, и на вас обратившись, вас пожрут.

все по писанию, все четко и точно.
герой не просто "приговорен к люстре", как его литературный антипод-альтист.

герой приговорен скитаться по ненавидимой им москве - и всегда выходить к курскому вокзалу.
выходить к курскому вокзалу, стремясь туда, где зимой и летом не отцветает жасмин...
кто сказал "оптина пустынь соловьев"?
выйти из строя.
два наряда вне очереди.

остальным по восемь.

принц гаутама шакьямуни в обличье бывшего интеллигентного человека стремится в свою шамбалу, в свой край незабудок и васильков...

робко спит сидя на лестнице в чужом подъезде,
беззащитно, прижимая к сердцу чемодан - не столько чемодан, сколько его содержимое...

что в чемодане?
казалось бы вздор, конфеты и орехи для маленького сына - которого ему не суждено увидеть.

страшно?
мне - да.
и еще страшнее перечитывать, когда знаешь, к какому именно финалу герой продирается сквозь все эти сады и площади, железнодорожный перестук колес и ангелов, сквозь минотавров и собутыльников.

но не перечитывать невозможно.

своего рода тот же ужасный коктейль с непременным секретным ингридиентом - ландышевым одеколоном.
и гадостно, и радостно, и добавить хочется, и мутит со страшной силой.
горькая правда.
горькая, как неразбавленный спирт.

и страшная, как лабиринт бычьеголового чудища в вальпургиеву ночь.
страшная, как благовест среди колхозной ржи.

что страшнее ее?
только шаги командора в ночи.
потому что за ними

бездна.
Tags: обсуждение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments