zametilprosto (zametilprosto) wrote in chto_chitat,
zametilprosto
zametilprosto
chto_chitat

Categories:

Елена Колядина. Цветочный крест

Последний прочитанный мной финалист Русского Букера. Книга пока еще не вышла отдельным изданием, она была опубликована в журнале «Вологодская Литература». Журнал имеет свой сайт (причем на Народе.ру!), тем не менее с книжкой там ознакомиться можно:
http://vollit.narod.ru/
Начало «Цветочного креста»
http://vollit.narod.ru/krestik-1.txt
Продолжение и окончание:
http://vollit.narod.ru/krestik-2.txt
http://vollit.narod.ru/krestik-3.txt
Есть еще статья от редакции, с пояснениями, почему печатали:
http://vollit.narod.ru/otred.txt
Впрочем, роман появился в известных сетевых библиотеках во всех форматах, так что прочитать его сейчас проблемы нет.
Колядина – мя неизвестное до того, хотя… Если я правильно вычислил, то в полуфинал «Большой книги» пробивался другой роман этого автора, правда в виде безымянной рукописи.

Сам автор в конце определяет жанр романа как «веселая галиматья». Я бы назвал роман скоморошьим. Тем более, что и скоморохи в нем играют активную роль. Да и сам роман выстроен в стиле балагана – с похабными (но не пошлыми!) шутками, с ерничаньем над всем и вся, со Смертью, которая может и приболеть и отпаиваться чаем… А если говорить о содержании, то это роман о грехе и святости, и о любви, как плотской, так и о любви высшей, в том числе и к Богу.

Наверное, начало романа очень многих отпугнет. Прямо с самой первой фразы, в которой молодой батюшка спрашивает у юной (пятнадцатилетней) девушки, не давала ли она в афедрон! И дальше автор классически глумится над исповедью, впрочем, явно руководствуясь известными вопросниками. И не останавливаясь – во всех первых главах – то, что можно назвать соленым народным словцом. Нет, собстdенно матерных слов в книге нет, но «срамные уды», «лядвия», «скокотать», «дрочить» (в смысле ласкать, например, плечи девушки) – этого добра – чуть ли не в каждом абзаце. И не только слва. Есть еще и срамные сказки (вот интересно, автор их сама сочинила или взяла откуда, потому что сказка про трех братьев, огненную елду и т д – великолепна, да и прочие не отстают!). И вообще может сложиться впечатление, что все герои только об этом и думают. Надо прочитать всю книгу, чтобы понять, что это не так. Что герои думают и о прибытке, и о добывании соли, и о каких-то своих семейных делах, а все слова прибаутки («Жопа – боярыня, что хочет, то и лопочет») и сказки – это антураж. Тот самый – скомороший, который снижает высокопарность того, о чем на самом деле написано в романе.

В общем, главное – прочитать хотя бы треть, да хотя бы четверть, когда роман начинает превращаться из веселой комедии в нечто очень высокое и светлое. Наверное, первый звоночек – это когда главная героиня снимает у скоморохов, ставяших распятие Христа, куклу Иисуса с креста. Спасает его. И когда отец Логин бранит ее, говорит что так делать нельзя.

Вообще интересно, мне очень хочется как-то сказать, что роман достоин прочтения, но не понимаю как это сделать. За всей галиматьей у автора вышли очень серьезные образы. Вот Федосья – насколько она действительно становится «дуркой», а насколько она считает, что именно так себя вести надо, переосмысляя наставления отца Логгина? А ее любовь – она действительно любит Истому, или это ей только кажется? Или сам Логин – в редакторском предисловии он назван главным отрицательным персонажем, но я бы его отрицательным персонажем не назвал. Он не злой. Он молодой – и в силу свой молодости – не мудрый. Он сам должен пройти через то, что он творит, а отрицательным или не отрицательым он может стать там дальше, в будущем, которое нам неведомо. На самом деле-то и Федосья – еще не святая или не несвятая. И Федосья и Логин – это только некоторые зародыши, к которым никакие «определения» еще не прилипают. Но разве не замечательно, что на героев нельзя прилепить привычные нам ярлыки? Спадают с них ярлыки. Вот вроде и согрешила Федосья, а ведь не прилипла к ней грязь!

Третий же герой – собирательный – это город Тотьма, в котором проходит действие, и тотемцы. Образ города, как ребенка. Который бежит смотреть на казнь, но опять-таки – нет в этом смотрении зла. Он радуется спасению деревянного Христа, радуется чуду цветочного креста, беременные тотемки бегут за помощью к Федосье, а потом весь город считает Федосью «дуркой». И только потом, когда Логин в проповеди объявляет героиню лжеюродивой, начинает считать девушку святой. Что, впрочем, не мешает птом ерить в то, что она пила кровь младенцев. Такой, с одной стороны простодушный, а с другой стороны хитрый персонаж. А как не быть хитрым, когда надо солью торговать себе к выгоде? Это очень непросто!

В качестве резюме. «Цветочный крест» - наиболее впечатливший меня (наиболее запавший мне в душу) роман этого года, особенно если учитывать, что Мариам Петросян я прочитал еще в прошлом году. И думаю, что если бы я сам делал выбор букеровского лауреата – выбирал бы именно между Петросян и Колядиной.
Tags: К, современная
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments