zametilprosto (zametilprosto) wrote in chto_chitat,
zametilprosto
zametilprosto
chto_chitat

Categories:

Андрей Иванов. Путешествие Ханумана на Лолланд

Роман вышел в финал «Русского Букера». Это пятый из шести финалистов этого года, прочитанных мной (осталась Колядина, вот она-то возьмет приз!). Автор – таллинец, роман тоже вишел в небольшом эстонском издательстве, в книжных магазинах в Москве я его не встречал. К счастью, совсем недавно он появился в известных сетевых библиотеках, так что теперь его можо читать в любом формате, чем я и воспользовался. Роман средней величины получился, страниц немногим за триста.

Книга повествует о жизни нелегальных эмигрантов в Дании. Главный герой, от лица которого ведется повествование зачем-то уехал их Эстонии. Точно он б этом не говорит, только постоянно намекает, что ему надо перекантоваться лет пять, пока не выйдет срок давности, или чтот в этом роде, и что в течение этого времени ему в Эстонию возвращаться нельзя. Заглавный герой – Хануман – индиец. Он успел помотаться по белому свету, у него есть жены в Индии, Румынии и где-то еще. Почему он мотается – не сообщается, скорее потому, что просто всегда хотел уехать, натура такая. Даже в детстве собирал сведения об Америке. Из-за нелегальности своего положеия у друзей постоянные проблемы. Гуляя по городу, они стараются не останавливаться на одном месте на долгое время, и уж совершенно точно уходят, если кто-то из датчан берется за телефон (а вдруг звонят в полицию?). Живут они в лагере для беженцев, среди тех людей, которые ждут, дадут им статус беженца или нет. Но туда тоже приходят проверки и приходится уходить, уползать, прятаться…

Основные занятия азулянтов (тех, кто ожидает статуса беженца) и героев романа – воровство, обман – в первую очередь друг друга - пьянство, женщины, а самое главное – курение гашиша. Кокаин тоже принимают, но реже. Работать им нельзя (впрочем, никто из азулянтов и нелегалов к этому особо и не стремится), пособие – маленькое (у нелегалов и того нет). Самый легальный бизнес – это найти на свалке выброшенные просроченные продукты и продать их другим азулянтам. Несколько раз им везет, они оказываются во вполне приличных домах. Например, у какого-то старика, который хчет переделать свое кафе. Естественно, никакое кафе они не переделывают, только тянут деньги с него, радостно подсчитывая сколько еще гашиша можно на эти деньги купить. Потом старик умирает, некоторое время они живут рядом с трупом – не уходить же из дома. Но потом все-таки уходят. Главный герой постоянно находится в депрессии, у него болят ноги, потом ео кусает змея, и нога распухает по-настоящему. Это тоже проблема, потому что к доктор он обратиться не может. Пожалуй, Хануман во всем этом мире – единственно живущий, а не существующий. Он как-то принимает эту жизнь, поэтому не находится в постоянной депрессии и только в конце романа впадает во временную. Вообще Хануман чем-то напоминает Остапа Бендера. Тже авантюрист, и не без положительных качеств, но уровень притязаний другой. Представьте себе ОстапаБендера, который мечтает поехать на Лолланд (датский вариант Ибицы), где натрахаться вдоволь и вдоволь накуриться наркотиков. Да и то – это отдаленная мечта (есть и более отдаленная – уехать в Америку), нельзя сказать, что Хануман предпринимает какие-то действия для ее реализации.

Мне иногда хотелось назвать роман – потоком сознания. Это, конечно же, не поток сознания, но поток жизни. Выхваченный кусок бесконечного существования, которое никак особо не развивается. Как герои жили в начале, так они живут и в конце. Разве что обманом выклянчили деньги у местного обслуживающего персонала, и теперь действительно смогут съездить на Лолланд (не факт, что доедут)ю Так же живут и остальные герои лагеря. Даже если кому-то приходит отказ (депорт), то все равно скорее всего эти люди окажутся скоро или в другой стране, или даже вернуться в Данию и снова подать прошение (кейс). И такое существование начинается прямо с рождения (в том числе и в самом прямом смысле – в лагере рождается ребенок) и до смерти. То, что гавный герой – вполне образованный человек, Малларме знает, и вообще – писатель, придает всей этой жизни некоторый налет богемности, и даже навевает мысли о смысле жизни, и о том, что «а чем мы от них отличаемся». Современное «На дне», только человек тут не звучит гордо. Но не потому что он звучит как-то еще, а потому что в этом мире такого понятия практически и нет. Вот разве что индус Хануман ущемляет свою гордость, когда называется пакистанцем.

Резюме: книга очень депрессивная. Во всяком случае, у меня она явно отбивала всяческую охоту к жизни. Будете в депрессии, почитайте обязательно, чтобы депрессия стала качественнее! Не, я вполне готов признать, что Хануман получился вполне симпатичным. И автор пишет очень неплохо, во всяком случае, локально (то есть если не обсуждать общий замысел книги). Но уж больно неприятен мир книги.
Ну а в моем личном рейтинге букеровского финала этого года ничего не изменилось. По прежнему болею за Мариам Петросян.
Tags: И, Иванов, современная
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments