Любава Малышева (lubava) wrote in chto_chitat,
Любава Малышева
lubava
chto_chitat

"Снеговик" Ю Несбё

Это, скорее, запись из разряда "что и почему не читать". Автор желал бы, чтобы маньяком поочередно считали каждого персонажа книги. Это довольно сложно, если в книге под 600 страниц, а намёки начинаются почти сразу.

Насчет упоминаний Бергена. Возможно, переводчику стоит съездить в город, о котором книга. Возможно, Несбё это тоже не повредило бы.

Сложно списать на норвежскую страсть к прогулкам версию насчет того, что убийца и жертва пришли с Флойена на Ульрикен. 3-4 часа убийца волок жертву на себе по чертовым крутым тропинкам*). Причем до Флойена они доехали аж на железной дороге**. Или же штришок о том, что последний вагончик фуникулёра*** приехал на Ульрикен в пять часов. Что касается бергенских точек действия то они ограничиваются примитивными туристическими Ульрикен, парком около Аквариума и несколькими улицами. Про улицы ничего не скажу, пока не знаю таких. Но почему надо заливать кровью некую заснеженную площадку на горе, не очень понятно. Для указания, что действие происходит в Бергене? Но текст не создает впечатления, что всё происходит на Ульрикен! Неудачный географический крой  сочетается с совсем уж лишними подробностями - высота горы, дар Сиэтла и т.п.
 
Совершенно невозможной натяжкой выглядит использование в сюжете колонны, к которой якобы нельзя подойти незаметно. Видимо, в момент, когда муза Несбё проносилась мимо Аквариума, все деревья парка пали ниц от восторга.  А животные, заключенные в камерах, в этот момент от восхищения истошно верещали, так, что было слышно с катера, с воды!

Что касается сюжета, то он, к сожалению,  скучен. И предлагаемый мотив преступника в финале ну настолько ...неубедителен, что это начинаешь предчувствовать с самого начала книги. Длился "Снеговик" для меня чуть ли не два месяца - настолько не захватывает.

Свободные от смысловых моментов страницы Несбё заполняет удивительно тоскливыми сценами секса. Поскольку сведения о реальных ощущениях человека во время секса автор может подчерпнуть только из личного опыта, остается только посочувствовать неискушенности писателя. Плохо, конечно, что у человека проблемы вкуса, но основная проблема плохого вкуса - это неумение его скрывать.  Несбё стоит задуматься о жанре фэнтези. Реальность, доступная Ю, уж слишком скромна.

Вопрос о том, почему такое огромное место в творчестве Несбё занимает оправдывание алкоголизма, отпадает при изучении сайта писателя. Посетителя встречает стаканчик, навязчивый однообразный дизайн, избыток красненького, тошнота и головокружение.

Книга сильно проигрывает "Пентаграмме", о которой я писала раньше. Но, возможно, от прежнего  предположения, что "Пентаграмма" книга слабенькая, а остальные будут получше. Если оценивать две книжки вместе, то автору следует заниматься музыкой. Хотя в Норвегии он любим и периодически награждается. Не поверите, но "Снеговик" стал первым детективом, который получил норвежскую премию "Лучший роман года" в 2008 году. Бедная норвежская современная литература!


***
Вместо цитат в тесте привожу отрывки из романа.

1.
А вот снег, что падал той же ночью на город Берген, не успевал даже долететь до земли и превращался в дождь, который поливал улицы, как будто стояла середина сентября. Однако когда настало утро, вершины семи гор, что охраняют этот прекрасный город, были хорошенько присыпаны сахарной пудрой. И на самой высокой горе — Ульрикен — уже находился инспектор полиции Герт Рафто. Он, дрожа, вдыхал горный воздух и втягивал в плечи большую голову; столько морщин пролегло на его лице, словно его кто-то смял, как ненужный листок бумаги.

Желтый вагончик, который доставил Рафто и троих его коллег-криминалистов из Управления криминальной полиции Бергена на высоту 642 метра над городом, висел, слегка раскачиваясь в ожидании, на прочных стальных тросах. Фуникулер закрыли, как только в полицию позвонили первые туристы, которые решили побывать этим утром на известной горной вершине.

— Елки зеленые! — воскликнул один из криминалистов.

Это выражение прозвучало как пародия «понаехавших» на истинный бергенский диалект, что было особенно смешно, если учесть, что настоящие бергенцы давно так не говорят. Но в ситуациях, когда ужас и тошнота берут над человеком верх, как-то сами собой вылезают старые, родные словечки.

— Да уж, зеленые, — с сарказмом поддакнул Рафто, сверкнув глазами из-под морщинистых век.

Тело, лежавшее перед ними на снегу, было так искромсано, что его пол можно было угадать только по единственной оставшейся груди. Остальное превратилось буквально в месиво. Страшное зрелище этих останков напомнило Рафто автомобильную аварию, что произошла год назад на Эйдсвогнесе, когда машина перескочила через алюминиевый отбойник и влетела во встречный автомобиль.

— Преступник убил и расчленил ее прямо здесь, — заметил другой криминалист.

Рафто взглянул на снег, на котором лежало тело, и дальнейших объяснений не понадобилось: он был весь залит кровью, и по длинным дорожкам брызг стало понятно, что по меньшей мере одна артерия была перерезана, пока сердце еще работало. Он отметил про себя, что надо бы точно установить, в котором часу ночи снегопад прекратился. Последний фуникулер пришел сюда в пять часов вечера. Хотя, конечно, убийца с жертвой могли подняться сюда и по тропинке, что змеилась внизу под фуникулером. Или, например, доехали до соседней горы Флёйен на поезде и оттуда уже пришли сюда. Но это слишком продолжительная прогулка, да и нутром он чувствовал, что до места они добирались в фуникулере.

На снегу виднелись следы двух человек.


2.
Рафто поднялся на вершину и оттуда взглянул на то, что только из желания обозначить разницу в высоте называли «плато». Его взгляд скользнул по окрестностям и остановился на расположенном неподалеку холме, на вершине которого стояло нечто напоминающее человеческую фигуру. Фигура не двигалась. Может, пирамида из камней? Рафто прищурился. Он тут бывал тысячи раз — гулял с дочерью и женой, — но никакой пирамиды не припомнит. Он спустился к фуникулеру, переговорил с водителем и позаимствовал у него бинокль. Через пятнадцать секунд он увидел, что это никакая не пирамида, а три больших снежных кома, которые кто-то положил один на другой.

3.
— Встретимся у тотемного столба в парке Нурнес, — произнес голос. — Примерно через десять минут.
Рафто попытался раскинуть мозгами. Парк находится возле Аквариума, за десять минут он туда успеет. Но почему он хочет встретиться именно там, на самом краю Нурнес-парка, на мысу, выходящем в море?
Чтобы я мог видеть, что ты пришел один, — сказал голос, отвечая на его мысли. — Если увижу других полицейских или если опоздаешь, я исчезну. Навсегда.
Мозг Рафто работал: вычислял, сопоставлял, делал выводы. Группу захвата поднять он не успеет. Причем именно это можно будет внести в рапорт как причину того, что он был вынужден провести арест самостоятельно. Идеально.

4.
Когда они обогнули Нурнес, Харри вдруг услышал вопль и обернулся. Его взгляд наткнулся на тотемный столб. Деревянные лица яростно кричали ему вслед, разевая рты. В каюте повеяло холодом.
Это в Аквариуме морские львы кричат, — объяснила Катрина.


5.
За поворотом, метрах в десяти, Рафто различал высокий тотемный столб — дар Сиэтла Бергену на девятисотлетие. Он слышал свое дыхание и чавканье мокрой листвы под подошвами. Начался дождь. Маленькие колкие капельки впивались в лицо.
Единственный человек, стоявший возле тотемного столба, смотрел именно в сторону Рафто, как будто точно знал, что тот появится с этой стороны, а не с другой.
Подходя к столбу, Рафто сжал в кармане револьвер. Человек жестом остановил его в двух метрах от себя. Дождь заливал глаза, Герт сощурился и потряс головой. Этого не может быть.
— Удивлен? — спросил голос, который ему только сейчас удалось узнать.
Рафто не ответил. Мозг заработал с новой силой.
— Ты думал, что знаешь меня, — продолжал голос. — А на самом деле это я тебя знаю. Вот почему мне было очевидно, что ты захочешь все сделать сам.
Рафто смотрел на человека не мигая.
— Это игра, — сказал человек.
— Игра? — прохрипел Рафто.
— Ну да. Ты же любишь всякие игры.
Рафто подвигал в кармане рукой с зажатым револьвером, чтобы убедиться, что он не зацепится за подкладку, когда придется рывком вытащить его оттуда.
— Почему именно я? — спросил он.
— Потому что ты лучший. Я играю только против лучших.
— Ты псих, — прошептал Рафто и тут же пожалел об этом.
— Ну, в этом я не сомневаюсь, — улыбнулся человек. — Но ты тоже псих, дорогуша. Мы все психи. Безвольные призраки, которые никак не могут найти путь в свою обитель. И так было всегда. Ты знаешь, почему индейцы ставили эти штуки?
Человек постучал костяшкой указательного пальца по деревянному столбу, на котором были вырезаны фигуры. Они сидели на корточках, одна на другой, и смотрели на залив немигающими и невидящими черными глазами.
— Чтобы удерживать души, — продолжал человек. — Чтобы они не разбредались кто куда. Но тотемные столбы гниют. И этот сгниет, вот в чем дело. И тогда душе надо искать себе новое пристанище. Может, маску. Или зеркало. Или только что родившегося ребенка.
Из Аквариума, из загона для пингвинов, донесся резкий хриплый птичий крик.

* это очень сложный маршрут
** на Флойен ходит фуникулер
*** на Ульрикене - канатная дорога
Tags: детектив, современная
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments