profi30 (profi30) wrote in chto_chitat,
profi30
profi30
chto_chitat

Categories:

Варлам Шаламов «Колымские рассказы»

Варлам Шаламов «Колымские рассказы». Книга включает в себя собственно «Колымские рассказы», а также сборник «Левый берег» и «Артист лопаты». Страшные рассказы. Стиль прекрасный, язык легкий, описание реалистичное и тем страшное. Сам автор характеризует их как «воспоминания о поруганной и растоптанной чести». Помните поговорку «От тюрьмы и от сумы не зарекайся»? Я не знаю точно, откуда пошла эта народная мудрость, но вероятность что она имеет отношение к системе ГУЛага очень большая. В нашей стране в тюрьмах побывало столько людей, что вряд ли найдется хоть одна семья, родственники или знакомые которых не подвергались преследованиям и репрессиям по бытовым или политическим статьям. «Все это привело людей к величайшему равнодушию, воспитало в народе полное безразличие к людям, отмеченным Уголовным кодексом в любой его части». Этим же объясняется широкое хождение в народном лексиконе уголовно-воровского жаргона.

Помните роман Лиона Фейхтвангера «Москва 1937 Отчет  поездке для моих друзей», где он дает описание публичных судебных процессов тридцатых годов проходивших в СССР? Для меня было загадкой, почему далеко не глупый человек искренне верил в правдивость того, что происходило на суде? И тем самым отчасти оправдывал своим авторитетом сталинский режим. Варлам дает свою точку зрения по данному вопросу.

«-Ты знаешь, какая самая большая тайна нашего времени?

- Какая?

- Процессы тридцатых годов. Как их готовили. … Подготовка процессов - это химия, медицина, фармакология. Подавление воли химическими средствами. Таких средств - сколько хочешь. И неужели ты думаешь, если средства подавления воли есть - их не будут применять. Женевская конвенция, что ли?

Обладать химическими средствами подавления воли и не применять их на следствии, на «внутреннем фронте» - это уж чересчур человечно. Поверить в сей гуманизм в двадцатом веке невозможно. Здесь и только здесь тайна процессов тридцатых годов, открытых процессов, открытых и иностранным корреспондентам, и любому Фейхтвангеру. На этих процессах не было никаких двойников. Тайна процессов была тайной фармакологии.

… Где же теперь эти врачи? Кто знает? На луне, вероятно…

Следственный арсенал - это последнее слово науки, последнее слово фармакологии. …

Медицина и химия, фармакология давно на военном учете. В институтах мозга во всем мире всегда копился опыт эксперимента, наблюдения. … Двадцатый век принес необычайный расцвет фармакологических, химических средств, управляющих психикой.

Но если можно уничтожить лекарством страх, то тысячу раз возможно сделать обратное - подавить человеческую волю уколами, чистой фармакологией, химией без всякой «физики» вроде сокрушения ребер и топтания каблуками, зубодробительства и тушения папирос о тело подследственного. … Школа физического действия (так, кажется, у Станиславского) не смогла бы поставить открытый кровавый театральный спектакль, не могла бы подготовить «открытые процессы», которые привели в трепет все человечество. Химикам подготовка таких зрелищ была по силам».

Роман заканчивается словами «Я возвращался из ада».


Tags: Шаламов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments