alexander pavlenko (alexander_pavl) wrote in chto_chitat,
alexander pavlenko
alexander_pavl
chto_chitat

Category:

Интерлюдия к "Три писателя"

Во избежание повторения уже случившихся недоразумений должен кое-о-чём предупредить. Некоторые, прочитавшие предыщущий пост о чуме советской литературы, решили, что он содержит некие претензии к авторам, коим разнообразные русланы киреевы подражали. Некая юная дева даже посетовала, что не могут покойные гении встать из гробов и вызвать меня, гадкого, на дуэль, дабы покарать за то, что мне не нравятся их книги. Нет-с. Дело не в моём личном вкусе и дело не в покойных сочинителей историй про Натали, Ивана Бездомного и Пнина Пнина. Дело в эпигонах, подражающих тому, что они даже толком понять не смогли. Советская литература 70-80-90-00 годов (потому что это всё по-прежнему старая добрая советская литература, просто на литературную сцену вместо стариков вышли племянники и сыновья членов СП) представляля собой культ карго (желающие могут посмотреть в Википедии незнакомое слово), но не полноценную литературу.
Следующее замечание: рота идёт так быстро, насколько быстро идёт самый медленный солдат, а уровень той или иной литературы оценивается не по вершинам, но по среднему уровню. ...особенно, если средний уровень литературы подчёркнуто игнорирует собственные вершины. Поэтому, скажем, Искандер и Анатолий Рыбаков не являлись предметом рассмотрения в моей заметке: они были хороши и более-менее популярны, но никому из совписов даже в голову не приходило идти их дорогой, да и не подражали они никому.
И третье, самое, как выяснилось, неочевидное: советская литература менялась со временем. Литература 20-х годов – совсем не то, что советская литература 30-х, а советская литература послевоенного времени мало похожа на довоенную советскую литературу. Все эти литературы закончились, иссякли, выветрились под ураганами истории уже к концу 60-х годов. Речь же я веду именно о той литературе, которая пышно расцвела и совершенно задавила все альтернативные проявления беллетристических талантов советского населения – о литературе зрелого застоя. Для меня такое разделение совершенно очевидно, до банальности очевидно. Но многие советские (и постсоветские) люди подобные очевидности не воспринимают вовсе.
Это, между прочим, интересный момент, к которому я обращался неоднократно и, видимо, ещё не раз вернусь: советский человек и в начале XXI столетия живёт не в истории, но в мифе, для него Пушкин-Сталин-Чернышевский (и, конечно, Маркс-Гитлер-Фрейд-Мерлин-Монро) не исторические персонажи, а люди близкие, возбуждающие массу животрепещущих эмоций. Советский а-историзм очень интересно отразился в советской и постсоветской литературе, но об этом как-нибудь в другой раз и, скорее всего, не в коммьюнити "что читать".
Tags: 20 век, русская культура, советская, современная
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments