imhool (imhool) wrote in chto_chitat,
imhool
imhool
chto_chitat

Categories:

"Читаю взахлёб мемуары..."

Почти одновременно я перечитала «Лето Господне» Ивана Сергеевича Шмелева, «Детство в Брюсовом переулке» Екатерины Андреевой-Бальмонт и «Мои воспоминания» Маргариты Мамонтовой-Морозовой. И если «Лето» - классика русской беллетристики, то мемуары двух других, благодаря их одаренности, приближаются к серьезной литературе.
Авторы родились и выросли в известных московских купеческих семьях в 60 -80 гг. девятнадцатого века. Это очень непохожие семьи и уникальность детских воспоминаний, «мелочи», оживляют моё представление о московской жизни второй половины 19 века, придают ей полнокровие действительности.
Имя Екатерины Алексеевны Бальмонт (1867-1950) связано с «серебряным веком», но мемуары её ценны прежде всего, как «бытовые», посвященные жизни как таковой, во многих её проявлениях. «Семья моя Андреевых интересна тем, что она одна из первых (в середине 19 века) явила тип новых купцов, ничем не похожих на грубых безграмотных купцов времени Островского – ни в приёмах своей торговой деятельности, ни в семейном укладе», - так начинаются воспоминания Е. А. [more]
Андреевы владели магазином колониальных товаров на Тверской улице. Знаменитая гостиница «Дрезден», над магазином, тоже принадлежала семье.
«Возвращаясь с прогулки, мы почти всегда заходили в наш «Магазин». Там первым делом мы направлялись за прилавок к старшим приказчикам, подавая им руку, здоровались с ними, называя по имени-отчеству, как учила нас мать… мы попадали во фруктовое отделение. Это было волшебное царство. Оно было залито ярким светом. С потолка спускались стеклянные гроздья зеленого и желтого винограда. На верхних полках лежали стеклянные ананасы, дыни, персики, груши, освещенные изнутри газом, вероятно. Все горело, сверкало, переливалось. Нам, детям, это казалось сказочным. А настоящие фрукты: апельсины, гранаты, яблоки всех сортов, красиво уложенные в плетеных корзинах, не привлекали нас. Мы ели эти груши дюшес, яблоки кальвиль каждый день обязательно, нам приносили брак, то есть фрукты помятые, с пятнами, в большой корзине, и мы могли есть их сколько хотели между завтраком и обедом. Поэтому они не прельщали нас. Мы никогда не брали их с собой, когда нам давали коробочки, в которые мы могли класть всё, что выбирали в магазине. Шоколадом мы тоже не дорожили, так как по воскресеньям нам давали каждому по плитке его. Я брала всегда что-нибудь экзотическое: финики из Туниса, кисть изюма на ярко-желтой ленточке из Малаги, или кокосовый орех. Дома я его с братьями пилила, сверлила, но ни разу, помнится, мы не получали молока, которым питался Робинзон Крузо.»
А описание рекламных вывесок! «У каждого была своя любимая: у братьев вывеска изображавшая молодую даму в пышном голубом платье. Одна рука голая, из нее бьет вверх ярко-красная струя крови и ниспадает в медный таз сбоку. Над дверью надпись: «Здесь стригут, бреют, пущают кровь». Мы её не читали, так как знали наизусть.
Мне больше нравилась другая, «Табашная продажа» Черномазый человек в тюрбане и ярко-желтом халате спокойно сидит и курит их длинной трубки, которая доходит до полу. Из нее вьется кольцами дым. Другая еще интереснее: на голубом фоне золотой самовар парит как бы в воздухе, а около него рука невидимого человека держит поднос с огромным чайником и чашками. Это «трахтир» «Свидание друзей на перепутье».
Тут же недалеко была еще небольшая скучная вывеска, написанная прописью: «Портной Емельянов из Лондона и Парижа» Старшие почему-то всегда смеялись, вспоминая эту вывеску, смеялись те, которым они рассказывали о ней. А мы, дети, не понимали – что тут смешного». [/more]
Подробный рассказ о Доме в Брюсовом переулке, о его обитателях, о прилегающих улицах и даче возле Петровского замка, даёт представление об укладе состоятельного купеческого семейства и неразрывной связи истории семьи с жизнью города.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments