Farit Akhmedjanov (wim_winter) wrote in chto_chitat,
Farit Akhmedjanov
wim_winter
chto_chitat

Category:

Александр Солженицын, "Архипелаг Гулаг"

Писатель, по отношению к которому обычно не слышится взвешенных мнений. Все заглушают два хора – один из ярых сторонников, которые призывают верить каждой букве и любое сомнение почитают за святотатство, второй – из столь же ярых противников, не верящие не единому слову.
Не имея иллюзий решить этот антагонистический спор, хочу поговорить немного о другом.
Мне в каком-то смысле повезло – первое, что я прочитал у Солженицына был «Матренин двор». Тоже текст не без политики и идеологии, но на это внимания не обращаешь – настолько хорошо, ясно и чисто написано. Столь Плюс к тому, помимо чисто литературной красоты (сравнимой, скажем, с бунинской) в рассказе есть еще и нечто более важное – бурление жизни, ее отражение и осмысление (то, чего у Бунина нет и никогда не было). Помимо красоты формы есть и мысль, плотная и горячая – сочетание, встречающееся до безобразия редко.
После этого к Солженицыну я относился по правило, хорошо сформулированному Анненским (кажется) в отношении Лимонова: написал писатель новый роман – так это хорошо, а написал дурную статью – ну и бог с ним.
Потому как статьи у него были больше дурные.
Правило хорошее и отлично работающее с большинством книг Солженицына, но вот «Архипелаг Гулаг» - более сложный случай. Так как литературное мастерство там автор сознательно принес в жертву публицистичности и обличению. То есть отнестись к книге с позиций чистой литературы невозможно. Приходится делать скидку.
После этой скидки выводы лично я могу сделать примерно следующие (не все, и даны не по ранжиру, а в случайном порядке):
1. Основной художественной целью автора было изображение системы, пропустившей через себя в середине века огромное количество граждан (и некоторое число неграждан) СССР. Показать ужас, творившийся в стране в те годы, сравнить его с общеизвестными (на тот момент) примерами «разнузданной реакции» при царизме.
Этой цели автор в целом достиг. Превосходной – иначе не скажешь – является сама метафора системы внутренних дел СССР как Архипелага. Архипелаг, не видимый со стороны, но живущий собственной жизнью – и жизнь его находится в неразрывной связи с жизнью страны. Архипелаг, острова которого разделены не морем, а нормальной жизнью. Он показал как легко туда попасть, какой ужас охватывает человека при переходе, и как потом трудно – практически невозможно – оттуда выбраться.
Постоянные параллели с ситуацией в царской России, контраст мер, применяемых тогда к настоящим революционерам и мер, что при СССР применялись к революционерам мнимым также производят очень сильное впечатление.
Хороши описательные моменты – когда автор не сковывает свое литературное дарование. Человеческие зарисовки – солагерников и следователей, мятежников и опустившихся, блатарей и беглецов точны, тонки и хороши. Их видишь вживую.
Пожалуй, можно констатировать, что художественных целей автор достиг.
2. Однако художественными целями Солженицын не ограничился. Он вознамерился сделать исследование. Так и назвал свою книгу – «Опыт художественного исследования».
Проблема тут в том, что исследование должно производится на трезвую голову. Что исключает эмоции – нужно рассматривать только факты, рассмотреть все возможные объяснения и выбрать те, что подходят лучше всего. Но художник не может быть бесстрастен – и Солженицын слишком ненавидит Сталина, НКВД и присных, чтобы что-либо исследовать. Он только бичует и бьет. Почему Сталин так делает – для него вопроса нет, ответ он знает и так: потому, что такова его природа и такова природа советской власти, уничтожать, гнуть, ломать все народы СССР. С какой целью это делается – неважно, что взамен – неважно и так далее и тому подобное.
Исследовательская часть погребена под художественной и реально попросту не видна. Ворохи цифр, цепочки умозаключений рвутся эмоциями и – при спокойном взгляде – не убеждают. Убеждают именно эмоции. Но это значит, что происходит подмена понятий. Сильный художественный образ не может быть доказательством теоремы.
Обратно – «исследовательская» часть портит художественную. Потому, что гнет образы в нужную автору сторону. Не сильно и нужно гнуть – а все равно гнет и это в какой-то момент заметно и восприятие царапает.
Историческая же судьба книги показательна. Аллегорически она борется со Сталиным – и результат борьбы пока не предрешен. В 90-е победила книга, сейчас Сталин потихоньку берет реванш. Все объяснимо, но жаль, что все происходит таким образом. Как ни странно, но книга, наполненная бешеной ненавистью к Сталину и сталинизму сейчас становится помехой к осмыслению и если не примирению, то успокоению страстей вокруг истории СССР. Страстей, до сих пор разделяющих страну.
Книга была бы лучше, если б автор ограничился художественными целями.
Tags: Солженицын
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →