galina-guzhvina (galina_guzhvina) wrote in chto_chitat,
galina-guzhvina
galina_guzhvina
chto_chitat

Categories:

Эдит Уортон "Лето"

                                                                                                                                                         
Эдит Уортон - это, пожалуй, как раз та писательница, что способна в одиночку опровергнуть сложившееся у высокобровых презрительно-снисходительное мнение о дамском романе. Ее лучшие книги, следуя законам жанра буквально и скрупулезно почти до игривости, ни строчкой не заискивая ни перед одной из возможных аудиторий (как, что уж греха таить, заискивали презревшие собственный пол уже в наименованиях своих Жорж Санд и Джордж Элиот перед искушенными и воинствующие, хотя и по-разному, амазонки Бичер-Стоу и Колетт перед бесхитростными), написаны ею тем не менее на таком стилистическом уровне, с таким отменным и безошибочным психологизмом, в тоне такой оригинальной, если не сказать уникальной "драматической" иронии, что впору руками развести и подивиться ее относительной малоизвестности - по крайней мере, по сравнению с великими соотечественниками Генри Джеймсом и Френсисом Скоттом Фицжеральдом, между которыми ее и следовало бы воспринимать - логически и хронологически. Малоизвестности тем более странной, если принять во внимание жизнь, которую она прожила и которая сама по себе могла бы стать предметом для романа (правда нравоучительного, то есть не в манере Уортон, на дух не переносившей пафоса и морализаторства и предпочитавшей жить самой, а не поучать других). Младшая избалованная дочь в семье богатых нью-йоркцев, ни положением, ни воспитанием, ни двадцатью годами брака не подготовленная ни к какой роли кроме чисто декоративной и ни к какой деятельности, выходящей за рамки элегантной праздности, Уортон стала, например, первой в мире женщиной - кавалером французского ордена Почетного Легиона (что особенно впечатляет в свете того, что она не была французской гражданкой) - и не за литературные достижения, а за организацию одной из эффективнейших в Европе времен Первой Мировой систем материальной поддержки и психологической реабилитации военных беженцев. Немолодая уже писательница (Уортон к тому времени перевалило за пятьдесят), нежное, тепличное создание, работала день и ночь до изнеможения, собирая пожертвования, принимая несчастных в своей квартире на рю де ла Варенн, подыскивая им заработок, жилье, пропитание на первое время, устраивая их детей учиться, на ней, фактически, держалась вся система школ, мастерских, столовых, общежитий, через которую прошли десятки тысяч человек - но острое ощущение ею смехотворности результатов собственного труда на фоне огромности людского горя как-то не позволяли ей не то что выставлять их напоказ, а даже упоминать их где бы то ни было, кроме очень интимного, не предназначенного для публикации дневника. В ее творчестве отблеск военных пожарищ заметен лишь очень опосредованно, он в совершенно не похожей на Уортон прежнюю эмоциональной тональности, в выборе героев - именно во время Первой Мировой она написала немногие свои вещи не о светском обществе Нью-Йорка, а о простых людях со свойственными им проблемами, надеждами, мироощущением.
Роман "Лето" - это последний из "военных" романов Уортон. В нем нет тоскливой безнадежности, бытовой и чувственной беспросветности, клаустрофобического фатализма "Итана Фроума". Холодная зима сменяется солнцем,  теплом, плодоношением. Но главный мотив цикла - мотив болезненного подавления эмоций, желаний и порывов, осознания бедным, и потому бессильным, бесхитростным, неискушенным, скучным своей обделенности и самым нематериальным счастьем, жизни-умирания в сонном, затерянном на просторах Соединенных Штатов городишке без надежды вырваться оттуда - слышится в нем явственно, богато, доминантно. Открытие специфического феномена американской провинции (ставшего одним из основных сюжетов американской литературы вообще), лавры которого традиционно делят Шервуд Андерсон со своим "Вайнсбургом, штат Огайо" и Синклер Льюис с "Главной улицей", по логике вещей принадлежит и Уортон в том числе. Без ее Северного Дормера и томящейся в его затхлой банальности отроковицы, вожделеющей утонченного нью-йоркца, готовой отдать и отдающей все, но понимающей сразу же, что "всего" простой девушки ему мало - значительный пласт американской культуры (главным образом, кино 60-х - 70-х) оказывается подвешенным в воздухе, эфемерным, поставленным под экзистенциальным вопросом.
Tags: женская
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments