zametilprosto (zametilprosto) wrote in chto_chitat,
zametilprosto
zametilprosto
chto_chitat

Тимур Кибиров. Лада, или Радость

Подзаголовок: «хроника верной и счастливой любви»
Что-то меня поволокло с «Большой книги» на полуфиналистов «Русского Букера». Это, называется, я на книжную выставку сходил! В итоге не удержался и прикупил. Впрочем, я об этом уже писал. В «Большой книге» Кибиров скорее всего просто не участвовал, его не было даже в полуфинале (хотя, конечно, есть вероятность, что и в длинный список не попал, но вряд ли). Это уже двенадцатый полуфиналист Букера этого года прочитанный мной. Всего там двадцать четыре произведения, так что это е просто дюжина, но ровно половина! В сети книги не видел, сам купил на выставке на бумаге. Книга очень небольшая: всего 190 страниц, хотя и плотным шрифтом, да и формат немногим больше карманного. Издательство «Время» (кстати, оно же выпустило «Андерманир штук» Клюева), тираж 3000 экземпляров

Сюжет у книги настолько прост, что можно сказать, что его совсем нет. Лада – заглавная героиня – это собачка. Ее завели во время летних каникул одной девочке. А потом каникулы кончились, в город собачку не взяли, оставили в деревне, у соседки Егоровны. Поначалу Лада пыталась убежать и найти прежнюю хозяйку, но потом они с Егоровной подружились и полюбили друг друга. И стали жить и поживать. Кроме них в деревне жили еще одна старуха (но помоложе Егровны) Сапрыкина, мужик-балабол, пьющий и беспутный, у него по беспутности даже спиться не получается, по имени Жорик, и Чебурек, лицо неизвестной национальности, по-русски совсем не говорящий, а говорящий на неизвестном языке. Вот и все герои, и на самом деле и все действие, потому что никакого драматизма особого нет. Кровавая сцена будет, но все кончится хорошо. И вообще приведу последние сроки романа:
«Ну а Александра Егоровна с Ладой, они-то будут жить долго и счастливо.
И вообще не умрут.
Никогда.
Потому что…
Потому что какое нам-то, в сущности, дело, что все обращается в прах, и над сколькими еще безднами предстоит нам с тобой бродить и верить, кочет и петь?
».

Вот такая очень добрая и очень пасторальная картинка. Я бы сказал – лирическая. Автор же поэт, а это его первое прозаическое произведение. На СИ некоторые очень любят искать в произведениях пресловутый конфликт. Вот мне очень интересно посмотреть какой конфликт они найдут в этой книжке. Никто ни с кем не конфликтует, хотя Сапрыкина и может надавать увесистых тумаков Жорику. Но разве же это конфликт? Конечно, одним сюжетом (отсутствующим почти, как я уже писал) дело не ограничивается. В этой почти поэме множество отступлений. И связанных с действующими персонажами, их историей, и не связанны с ними. В романе есть еще одно и очень заметное действующее лицо – это сам автор. И какие-то истории из жизни автора, и авторские стихи, и его мнения о русской литературе и отдельных ее представителях, и мнения о политической истории России в двадцатом веке. Последнего-то как раз и больше всего.

Автор и сам замечает, то вот, мол, опять впадает в пещерный антикоммунизм. Достается и большевикам в целом, и конкретно Сталину, в сравнении с которым Гитлер, по мнению автора вовсе даже и не кровавый тиран, а так… Достается Блоку с его двенадцатью ублюдками (хотя величе Блока как поэта автор не отрицает). Достается Ходасевичу, впрочем, за вполне конкретные строки и опять-таки не умаляя его достоинства поэта. За вот эти строки:
Входя ко мне, неси мечту,
Иль дьявольскую красоту,
Иль Бога, если сам ты Божий.
А маленькую доброту,
Как шляпу, оставляй в прихожей.

Кибиров утверждает, что Бог в компании несущих дьявольскую красоту неуместен.
Достается от автора и не только коммунистам во всех видах, но и современной массовой литературе, над которой автор весьма ехидничает, и, почему-то, нацбесту, который приравнен к худшим образцам современной прозы (за что интересно?), да даже и не упомнишь, кому еще.

Это постоянное скатывание в антикоммунистическую тему в весьма далекой от этой темы истории мне казалось странным. В конце концов я объяснил это так. Автор на самом деле как раз и хотел противопоставить «маленькую доброту» и тихое мещанское счастье – великим свершениям. И описывает он по сути дела тихую радость обычной жизни (помните второе название, после «или»?). У него это получается, но видимо автор вспомнил о необходимости конфликта, и решил оттенить доброту чем-нибудь, вот и оттенил, противопоставил, так сказать. Чтобы не получалось совсе уж сладко и сусально. Хотя, может он просто об этом всегда думает! Но правда, получилось, что автор – какой-то самый злобный персонаж в романе – на всех нападает.

Кстати, цель свою автор прямо декларирует, так что можно просто дать ему слово:
… я охотно и смиренно отвечаю: цель моя вполне традиционна и достохвальна – пробудить лирой добрые чувства, в частности вызвать или хотя бы выразить жалость, ту самую Pity, которую Джон Шэйд в разговоре с приставучим Кинботом назвал password’ом и почему-то, насколько я помню, противопоставил христианским добродетелям.
Всю эту нестерпимую жалость ко всяким обреченным старушкам и собачкам, к беззащитным лесам, небесам и загаженным тихоструйным водам, к ошалевшим от пьянства и бессмыслицы балбесам и к ветхим книжкам из малой и большой серии «Библиотеки поэта»…


По вышеприведенному отрывку понятна и еще одна особенность книги. Ее (как и почти всю современную литературу) очень трудно читать без высшего филологического образования. Очень много отсылок, ссылок и прочего постмодернизма. Большинство, впрочем, явные, так что интерес к ветхим книжкам автор пробуждает, хочется взять и перечитать (или прочитать, если не читал ранее). К сожалению, автору очень нравится как он красиво пишет, со всеми этими отсылками, и это заметно. Заметно в начале, когда автор ехидничает над массовой литературой (когда объясняет, почему собаке далее им Лада). Ил когда пишет о козе (это такое действующее лицо, которого в романе нет!)

В качестве резюме: книга скорее понравилась, чем нет, несмотря ни на что. Герои замечательные (это безо всякого ехидства, честное слово). Причем ВСЕ – замечательные. И в смысле, что прекрасно выписаны, да и просто – несмотря на балбесничанье отдельных персонажей. И доброта и радость в книге ничем не замутненная (особенно если антикоммунизм и прочее ехидство автора проматывать). И в отступлениях замечательные моменты имеются, хотя бы рассуждения о том, что Каренина не бросилась бы под поезд, будь у нее собака (не смогла бы оставить любящее существо рядом со своим трупом)! В общем, участвовал бы роман в «Большой книге» - на первые места моего личного рейтинга не пробился бы, но встал бы относительно высоко.
И отвечая на вопрос автора самому себе, кто же будет все это читать? Наверное, тот, кто устал от засилья массовой литературы, и хочет прочитать что либо такое светлое и красивое. Да, и конечно же при условии, что у него есть высшее филологическое образование :)!
Tags: К
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments