alexander pavlenko (alexander_pavl) wrote in chto_chitat,
alexander pavlenko
alexander_pavl
chto_chitat

Categories:

Чудеса этого мира

Чтобы понять что чудо – чудесно, следует усомниться в своих знаниях. Ой, как это болезненно... Проще твердить, что мир скучен, и надувать щёки.
По поводу итальянской живописи XV-XVII веков я надувал щёки с 1976 года по 1998 год, пока не попал в Италию... Но об этом чуть позже. Сначала – о книге Л.Любимова «Небо не слишком высоко» из серии «В мире прекрасного». Со школьных лет я я не перечитываал её, но по памяти склонен думать, что книга хорошая. Там увлекательно рассказывалось о живописи Ренессанса от Чимабуэ до Тициана. Хотя Чимабуэ и Джотто ещё не Ренеесанс, а Тициан и Тинторетто уже не Ренессанс, но они составили как бы рамку, а в центре были, конечно же, Рафаэль, Леонардо и Микелеанджело (которого, впрочем, некоторые тоже считают мастером барокко, а не Ренессанса). Из гениев рангом пониже у автора нашлись особо горячие слова для Джорджоне, а вот о Боттичели, хотя всё нужное было произнесено, говорилось более сдержано. Ну, это вкус, и я, ещё будучи школьником, великодушно простил такое отношение, потому что в целом в книге поминалось и оценивалось несколько десятков величайших живописцев.



Книга «Небо не слишком высоко» сформировала канон моего восприятия живописи. Для меня (хоть я не осознавал этого) великими мастерами были те, о ком я читал у Любимова, а остальных познавал в сравнении с каноном.
Я «Небо» буквально зачитывал, а когда наша школьная библиотекарша, списывая книги, великодушно предложила мне выбрать одну книгу из действующего фонда, которую она могла бы списать под шумок и подарить мне, я выбрал именно эту, затрёпанную и помятую именно мной.
Кстати, и эротизм мой развивался под знаком «Небо не слишком высоко», потому что среди иллюстраций имелись «Спящая Венера» Джорджоне, «Венера» Тициана, «Любовь Земная, Любовь Небесная» его же, да и прочее было весьма возбудительно для мальчишеской фантазии. Это было круче, чем наборы мутных фотокарточек, продаваемые немыми в поездах дальнего следования.
В общем, у меня сформировалось своего рода гештальт-восприятие итальянской живописи, которое было взорвано во время отпуска в Тоскане.
В Лукке,(здесь следует фрагмент текста, не имеющего отношения к коммьюнити), поджидал меня разрыв гештальта. Один из портретов был гениален, пронзительно гениален, но когда я поинтересовался именем художника (имён и названий под картинами, естественно, не было), служитель назвал совершенно неизвестное мне имя: «Бронзино».
Это уже потом я узнал, кто этот живописец, и увидел самые знаменитые его работы в самых престижных музеях Европы. Но в тот момент у меня буквально пол ушёл из под ног. Я понял, что почти ничего не знаю об итальянской живописи XVI-XVII веков, если мастер такого уровня мне совершенно незнаком.
Позже размеры моего незнания стали для меня ещё более очевидны.
Tags: Любимов, детская, западноевропейская, искусство, историческая, итальянская
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments