Яна (eto_yana) wrote in chto_chitat,
Яна
eto_yana
chto_chitat

Categories:

"Записки иркутянки", Лидия Тамм

Один из моих любимейших жанров - это всяческого рода мемуары, дневники, биографии, книги из серии "повседневная жизнь...". Интересно читать про мельчайшие подробности жизни и быта человека в другое время - словно разглядываешь старинные фотографии, примечая всё больше и больше деталей, словно погружаясь в другое время, другую эпоху, словно близко знакомишься с человком, писавшим строки, которые ты читаешь...


"Записки иркутянки" мне попались случайно. Бывает так - только откроешь книгу, и моментально забываешь обо всем. Любовь с первого взгляда.
Книга "Записки иркутянки" уникальна в своем роде и прежде всего - уникальна потому, что уникален ее автор. Авторша. Лидия Тамм - почетный гражданин Иркутска, написала эту книгу в 94 года.


Она родилась при царской власти в 1907 году. Помнила октябрьскую революцию, гражданскую войну. состояла в одном из первых отрядов девочек-скаутов Иркутска, впоследствии стала одной из первых пионервожатых. Руководила курсами стрелков и отлично владела всеми видами оружия, включая пулемет. В 1938-м Лидию Тамм репрессировали как как член право-троцкистской организации, в середине 50-х она была реабилитирована. Всё время до пенсии, даже будучи "врагом народа", Лидия Ивановна не переставала работать - в том числе на руководящих должностях, просто потому что она умела вытаскивать на своих плечах такие ноши, которые были не под силу другим. Выйдя на пенсию, Лидия Ивановна не только не перестала работать, о нет! В 67 лет эта женщина организовала первый в Сибири опорный пункт охраны общественного порядка в помощь милиции и стала начальником его штаба. В 67 лет она не только руководила деятельностью дружинников - она сама участвовала в их рейдах по опасным местам: притонам алкоголиков и наркоманов, местам укрытия преступников. Участвовала в разработке операции по поимке "Сатаны"- насильника, в течении двух лет державшего город в страхе. Конкретным результатом ее деятельности стало снижение преступности в Октябрьском районе города, снятие с учета в милиции трудных подростков, создание детских клубов по месту жительства. Да, кроме опорного пункта Лидия Ивановна создала детский клуб "Юность", действующий и поныне - когда читаешь про работу Лидии Ивановны с трудными подростками и в опорном пунке просто диву даешься, сколько же сил было в этой хрупкой, немолодой уже женщине!

Как уже говорила, "Записки иркутянки" были написаны ею в 94 года. Книга состоит из трех частей. Первая - уникальное описание городской жизни и быта Иркутска начала ХХ века. Подробнейше расписано, как выглядели улицы, дома, как отмечали праздники, во что одевались и что ели, как отмечали праздники и оплакивали усопших, как ходили на рынок и на гуляния - всё с такими мельчайшими подробностями, что словно собственными глазами видишь каким он был, тот давно ушедший в прошлое Иркутск: "Наша пища", "Как мы одевались", "Родной дом", "Наш Невский", "Сады и парки Иркутска", "Бабушкины уроки".... Как шли в городе бесконечные бои между "белыми" и красными", между Антантой и Красной армией - и как горожане продолжали жить. Первая часть мне порой напоминала страницы "Лета Господня" Шмелева.
Во второй (1920-1949гг) и третьей (с 50хх гг до нашего времени) частях Лидия Ивановна продолжает рассказывать - сначала об Иркутске, затем о других местах, где её доводилось жить. Воспоминания не менее ценные, чем первая часть - НЭП, коллективизация, арест и Лубянка, стройки сибирских ГЭС, работа на заводах, создание опорного пункта и детского клуба... Л.И.Тамм планировала написать четвертую часть "Записок", но не успела, скончавшись в возрасте 97 лет.

Очень жаль, что книга эта издана тиражом в крошечные 1000 экземпляров, что ее нигде нельзя найти, потому что это действительно потрясающий памятник ушедшему времени.
Надо искать сканер и оцифровать - хочется цитировать и цитировать огромными кусками, но перепечатывать их попросту времени нет=(.

из главы "Старый чулан":
Поднимаю тяжелую крышку сундука синего цвета, обитого жестяными полосками, образующими клетчатый узор. В нем шали. Сколько их! Шелковые и шерстяные, "цыганские" и "русские", с букетами роз и с замысловатым орнаментом. Пятеро дочек у Готовских, пятеро невест, поэтому нужно, чтобы было у них не только всё "как у людей", а лучше. Чтобы говорили: "Вон как у Готовских всё ладно устроено!". И чтобы дочки одевались не как сиропиталки медведниковские, а каждая по-своему. Вот и лежат в сундуке не только шали, но и костюмы маскарадные. Здесь и "русские", и "цыганские", и "малоросские", и "польские" наряды. Вечерами их дочки расшивали "по своему скусу и разумению". Всё сохранилось в старом чулане. Как говорит бабушка: "Исть, пить не просют, а зато памятно!".
Вот и в этой шкатулке всё памятно. Здесь лежат черепаховые "испанские" гребни, японские шпильки с шелковыми цветами, корольки - стеклянные и фарфоровые всех размеров и форм, коралловые нитки, яркие, отточенные, будто только что со дна морского, и нити янтаря. Рядом - настоящие мониста из серебряных монет и венки из шелковых цветов с радугой лент для маскарадных костюмов. <...>
Днем, когда все уходили на работу, дома оставались обычно я и Ариша, которая воевала у печки с помелом, кочергой да ухватом. Я выбирала из сундуков всё для себя необходимое и представала в зале перед зеркалами вобразе литературных персонажей. Тоя была Ольгой, то Татьяной - героинями "Евгения Онегина", то проплывала, "дыша духами и туманами", блоковский Незнакомкой. "Волшебный" сундук уносил меня в мир грез до тех пор, пока не опустел, пока меня не захватила и не закружила романтика революционной бури.

Из главы "Наша пища"
... Мы сами делали замечательные кедровое масло и молоко. Долгими зимними вечерами мы после ужина собирались за обеденным столом, на нем стоял большой таз, я рядом лежал кулек кедровых орехов. Кто-то читал книгу или газету, а остальные щелкали орехи и сбрасывали их в таз. Потом орехи полоскались, подсушивались, шелуха отвеивалась, а ядра прокаливались в печке до густо-желтого цвета. Орехи толкли в керамической ступе керамическим пестиком до состояния кашицы. Затем кашицу подогревали в кринке до горячего состояния, но следили, чтобы она не закипела. В кринку наливался из чайника кипяток. Всё это тщательно размешивалось, и вверх поднималось масло, его сливали в отдельную посуду. Эту операцию повторяли до тех пор, пока не появлялось молочко. Молочко сливали в другую посуду и снвоа повторяли операцию, пока оно не переставало появляться. Молоко это очень вкусное, особенно с чагой - березовым грибом. Жмых скатывали в коврижку, получалась избоина. Ешь её, как пастилу, или клади кусочек избоины в чай, будет как чай с молоком. Держи избоину в чулане хоть всю зиму, она не испортится и не замерзнет.

Кросс-пост из моего журнала
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments