crazy_reader (crazy_reader) wrote in chto_chitat,
crazy_reader
crazy_reader
chto_chitat

Category:

Говорухин Сергей, «Прозрачные леса под Люксембургом».


Уставший человек написал несколько рассказов и повестей и собрал их в одну книгу. В книге две главные темы – одиночество и война. Они живут в сознании действующих лиц, определяют их поведение и будущую судьбу. Вот характерное ощущение одного из героев: «Один. Посреди огромного мира. Обтекающего, толкающего локтями, душащего табачным дымом и текущего, текущего себе…
Один родишься, один уйдёшь. Это помни».

 

Заражённые вирусом одиночества, говорухинские персонажи безошибочно, с первого взгляда, даже в толпе распознают себе подобных, сходятся на какое-то время и разбегаются в разные стороны, а близость их оказывается мнимой или вовсе её имитацией. Невозможно удержать вместе одноимённо заряженные частицы. Они несут своё одиночество как крест, мучаясь от одиночества, но одновременно и охраняя его, боясь впустить в него другого, даже временно близкого человека. Вот и «Толстой мечтал бежать к духоборам и в конце жизни ушёл из дома, чтобы умереть на далёкой железнодорожной станции. Чем было продиктовано это стариковское, почти безумное стремление к одиночеству?

Неудовлетворённостью прожитой жизни? Страхом конца? Предчувствием истины?».

Смысл покинула жизнь большинства героев книги. Когда-то, в юности, всё было иначе, а теперь – инерция пустых дел, бессмысленный круговорот навязанных извне поступков и целей, а счастье слегка касается их только во сне. «А главное давно стало второстепенным. И всё стремительнее и безжалостнее стираются временем когда-то такие осязаемые черты предназначения». И понимание того, что настоящее осталось в прошлом, как нереализованные мечты ещё не вкусившей мерзости быта молодости. И ещё война:

«Они выпили.

- А что было главным в твоей жизни? – спросила она.

- Поиски тебя.

Она смотрела выжидающе.

Он задумался на мгновение, ответил коротко:

 - Война.

- И если тебя позовут вновь – ты пойдёшь?

Он молчал, глядя мимо неё. Этой женщине нельзя было врать. Никогда. Ни в чём.

- Пойду».

Великая Отечественная, афганская или чеченская – выжившие оставили там часть своей души и она (эта часть) постоянно напоминает о себе. Так же, как постоянно напоминают о себе души погибших там друзей: «Каждый из вас забирал часть меня, а было меня, как оказалось, не так уж много…».  Вот в повести «Прозрачные леса под Люксембургом» Фредерика, столь же неизлечимо одинокая женщина, даёт совет герою поставить в костёле свечи в память о погибших друзьях и «отпустить их от себя»:

«Свечи горели холодным бесстрастным пламенем, и за каждой свечой была своя жизнь: яркая, обжигающая, не разгоревшаяся, оборванная раньше или позже…

И перед каждой из этих жизней я ощущал чувство персональной, до конца не осознанной вины. Вот только избавить от этой вины меня уже было некому. Да и вина ли это? Цепь незначительных подробностей, досужих бытовых мелочей, которым мы не придаём значения до тех пор, пока они не становятся необратимыми».

А ведь пересеклись судьбы двух одиноких людей, настолько близких по чувствам и переживаниям, что ближе быть уже не может: « Я знаю о тебе столько, до такой степени ощущаю тебя нервными окончаниями, что не могу, не имею права отпустить от себя. И отпускаю». Потому что нельзя сбросить память «как ненужный, давящий на плечи балласт и дальше путешествуя налегке. Это и в самом деле очень удобно – путешествовать налегке. Только не у всех получается….». Как не получилось бы и общего счастья и у этой пары - одинокой женщины и одинокого мужчины, потому что между ними  они сами, которые при всём желании не могут  сбросить своё прошлое и «обнулить» свою жизнь, а, сделай они попытку соединить свои судьбы, в конце концов возненавидели бы друг друга.

Слово «одиночество», пожалуй, самое употребляемое в этой книге. Почти все главные герои рассказов и повестей, собранных под этой обложкой, поражены этим недугом. Только, недуг ли это? Может быть, наоборот, больны как раз те, которые чувствуют себя здоровыми и у которых просто нет органа чувств, с помощью которого они могли бы увидеть своё одиночество? Разве могут видеть слепые, что их золото - на самом деле прах? Может быть, одиночество - удел слабых людей, не сумевших устроить свою жизнь? Трудно с этим согласиться, говорухинские персонажи сами творят свою судьбу. Просто их одиночество фатально, нет у них шансов избавиться от своей ноши с помощью другого человека и не зря опору они находят у собак, которые не тянут за собой шлейф своих переживаний и которые не задают вопросов.

О недостатках говорить не буду, нет желания придираться. В целом, язык у С. Говорухина богатый, мысли выражены лаконично и понятно, вот только в процессе чтения мне часто вспоминался Юрий Казаков и казалось, что тронь он эту прозу рукой мастера, и она заблистала бы. И вдруг, в одной из заключительных повестей я встречаю его фамилию. Не исключено, что какое-то влияние на автора Ю.Казаков оказал. Но это только плюс. Немногие книги из бурного литературного потока современной России я рекомендую прочитать. Это – одна из таких. Советую, хотя и не обещаю бурных переживаний и потрясений. Грустная, крепко сшитая книга о неустроенности души.

 


Tags: проза, современная
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments