para_strok (para_strok) wrote in chto_chitat,
para_strok
para_strok
chto_chitat

Categories:

Стивен Пинкер. Язык как инстинкт.


«Люди знают, как говорить, приблизительно в том же смысле, в каком пауки знают, как плести паутину. Плетение паутины не было изобретено каким-то безвестным паучьим гением, и не зависит от того, имеет ли паук надлежащее образование, способности архитектора или склонность к строительным профессиям. Скорее, паук плетет паутину, поскольку у него паучий разум, дающий ему импульс плести, и навык, чтобы в этом преуспеть».

В своей теории языка как инстинкта Пинкер отталкивается от идеи универсальной грамматики Хомского - в нашем уме уже содержатся «заготовки» для грамматических правил (имеются в виду не правила нормативной грамматики, а правила построения языковых конструкций). И эти правила –идентичны / универсальны для носителей любого языка. Люди думают не на английском, китайском или языке апачей; они думают на мыслекоде.
Язык – это инстинкт. Родители не обучают детей языку, дети не учатся языку в школе. В том, что дети усваивают язык, основная заслуга — их собственная.

Здесь Пинкер имеет в виду прежде всего родной язык. Обучение какому-то последующему языку для человека изначально является «лишним», поэтому всегда связано с трудностями, особенно - по его мнению - после 6летнего возраста.

Но книга Пинкера не об обучении. Она о языке как таковом. В очень широком смысле. И мне думается, что она в этом отношении очень эклектична. Какие-то вещи, излагаемые Пинкером, - интересны, забавны, но носят сугубо популярный характер и для специалиста абсолютно избыточны. Какие-то – будут понятны только специалисту. Поэтому у меня тоже возник вопрос, который сформулировал в своей рецензии на эту книгу Максим Кронгауз (http://www.strana-oz.ru/?numid=27&article=1197) : Кто адресат этой книги?

Пинкер развенчивает некоторые лингвистические мифы, кочующие по учебникам «Введение в языкознание». В отношении мифа об огромном количестве наименований снега в языке эскимосов он меня убедил, а вот критика знаменитого примера Уорфа о надписях на цистернах с бензином убедительной мне не показалась. Вообще сама тенденция нападок на классические примеры, на нормативную грамматику (пусть и в ее кардинальном изводе пуризма) слегка раздражала при чтении. Так и хотелось сказать автору: «Ну не стоит так кипятиться!»

Основной же вопрос (по крайней мере для меня он был основным) остался открытым: если существует языковой инстинкт, то он должен иметь материальное воплощение где-либо в мозге. А здесь Пинкер называет те же зоны мозга, которые называются в работах по нейрофизиологии - левое полушарие, зона Брока, Сильвиева борозда, зона Вернике. И принципы их нахождения те же: локализацию языка в мозге можно отследить, если у человека есть какие-то нарушения. Самый широкий набор инструментов, которыми пользуются нейробиологи, большей частью бесполезен. Большинство людей не согласится, чтобы им забирались в мозг!

Книга изобилует интересными языковыми примерами (в основном – на базе английского языка), приводятся остроумные высказывания о языке Б.Шоу, Марка Твена и др. Меня, например, очень повеселило высказывание Марка Твена о немецком языке, а именно о том, что Шиллер между глаголом и отделяемой приставкой запихнул историю Тридцатилетней войны))). Поэтому чтение в любом случае увлекательное для того, кому интересны вопросы языка и мышления, даже если ты не всегда согласен с автором.

А язык – как пишет Пинкер – интересен всем, ведь язык — это наиболее доступная часть сознания. Люди хотят больше узнать о языке, потому что надеются, что эти знания приведут их к пониманию человеческой природы.
Tags: научная
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments