Nadia Yar (nadiayar) wrote in chto_chitat,
Nadia Yar
nadiayar
chto_chitat

Categories:

Рассказы и повести фантастического сборника "Герои на все времена"

Не так давно здесь, в сообществе "Что читать?", был помещён краткий отзыв на сборник фантастических повестей и рассказов "Герои на все времена":



Так получилось, что я написала отзывы на все тексты этого сборника, один за другим. Не за деньги, а просто так - тексты заинтересовали, о них есть что сказать, есть над чем подумать. Работа была трудоёмкая, но я не жалею о затраченном времени. Мои отзывы неожиданно оказались популярны, и я решила выложить их в это сообщество для широкой публики.

Первый текст сборника - рассказ Татьяны Юрьевской "42-я". Стиль Юрьевской не по мне, это стандартный стиль, постоянно такое вижу. Хотя война ночи с городом - привет от песни! - понравилась. Вот это просто здорово:
 
Город держался, не желая слишком легко уступать позиции захватчице, хищно скалился в ответ, огненными росчерками уличного освещения разрывая мглу, выставив навстречу накатывавшемуся потоку черноты разноцветные рекламные щиты.




По сути это рассказ о неизбывном круге. Из круга не вырваться, более того - он безнадёжен: нырнул в него - изволь описать с начала и до конца, а конец всегда один и тот же - не миновать судьбы. Но ты бросаешься в круг опять и опять, потому что совесть этого требует. Больше, чем совесть - долг. Есть такая сильно непопулярная в наши дни штука, как долг перед согражданами, который гораздо выше удобства и даже жизни. Если у тебя на глазах ребёнок тонет в ледяной реке, надо прыгать в реку и вытаскивать его, даже если ты плохо умеешь плавать, рискуешь схватить воспаление лёгких и вообще утонуть от холодного шока. Если у тебя на глазах кого-то избивают или насилуют, надо защитить жертву, даже если при этом мало шансов выжить. Да, большинство не вмешивается и не прыгает в реку - ну так оттого всё и идёт как идёт. Я тоже не могу гарантировать, что поступлю как надо, но "надо" от этого не меняется. Планка не падает от того, что большинство не хочет до неё прыгать. Тут именно "не хочет", не "не может". Мешает нам всего лишь эгоизм, лень и трусость.

И ещё -

Поезд ощутимо тряхнуло, и Елена нехотя открыла глаза. Отстраненный женский голос объявил ее станцию — пора выходить. (...) Хорошо быть таким голосом. Спокойным, немного самоуверенным. Голосом, которому нет дела до чьих-то отдельных проблем. Наверное, исчезни сейчас с лица земли все живое, он даже и не заметит этого, продолжая по-прежнему невозмутимо предупреждать тени когда-то ездивших в метро людей о необходимости уступать места инвалидам и женщинам с детьми. Равнодушно-вежливо.
Отвратительно-вежливо.

Всё-таки какое разное восприятие. Мне нравятся эти отстранённые, функциональные машинные голоса. Они делают нужное дело, сопровождают нас, успокаивают. Представление о том, что они будут ещё долго звучать, если мы погибнем, величественно и очень романтично. Я вообще люблю технику и весь современный мир, сколько б тут ни было недостатков.

***

Второй рассказ - Юлиана Лебединская, "Дворник на радуге". Что-то не то с последовательностью в самом начале, не сразу стало понятно, что идёт за чем. Чуть проще надо бы. Но дворник понравился. Не сам персонаж, а концепция: вот есть такие люди, подметают метафизический мусор, боль, зло и страх, как обычные дворники убирают пустые кульки и окурки. Тоже работа, тяжёлая, бОльная, совершенно необходимая - и та, и другая. Не знаю, какой дурак может презирать дворников, мне они всегда нравились. Очень полезные люди, любой бы работе такой КПД. Конец рассказа обрадовал, реалистично.

***

Третий рассказ - Эльберд Гаглоев, "Ангел-хранитель". Что делают набедокурившие богатыри, встретившись тёмной ночью в роще? Нет, не жалуются на баб, князей, начальников, ментов и всю жизнь, по ходу выпивая. Они дерутся. На то они и мужчины, воины, богатыри; а что все трое из разных миров, причём один вообще нелюдь - право, такая мелочь. Договороспособные всегда могут договориться между собой, было б желание (например, подраться), тем более что встреча с _настоящей_ нечистью быстро расставит всё по местам.

В самом начале текст порождает недоразумение - на чью свадьбу пришёл Никитка сплясать? Возникает впечатление, что на свадьбу своей зазнобушки, а это не так. Тут яснее надо. В рассказе некоторый перебор со стилизацией -

Ох, и поминал он тебя словом недобрым. Умелец он ведь в деле этом, хоть и целитель.
 
Так не говорят. И в прошлом, на полусказочной допетровской Руси, так тоже не говорили. Ох уж этот псевдославянский стиль (ТМ)... Тоже обрыдло. Но полусказочная Русь хороша. Острова Сахсата тоже. Выпуклые такие, цветные миры, набросанные парой-тройкой абзацев, вставленными куда надо деталями. Материальные. Особенно хороши плясуны - ещё одна очень нужная фантастическая профессия. Хочется побольше о них узнать. Всё последовательно, продумано - иномировое оружие, секира эта, посох, свирель, даже жало чудовища. Обычаи двух иномировых сообществ. Всё органично и подано ненавязчиво, мимоходом. Померещился какой-то отзвук "Волкодава" - там тоже, помнится, есть врата, переходы из мира в мир. Из таких врат может вывалиться не только порядочный человек, но и монстры, и хорошо, если найдётся кому их встретить. Тварь могла бы и на охоту пойти по городу, между прочим.

Отдельно порадовало слово "окоём". Не знаю, когда, где я его прочла впервые - наверняка _прочла_, потому что чудесное это слово выпало из устной русской речи, как и всё то, что за ним таится - но в память оно мне врезалось у Перумова и с тех пор каждый раз волшебно возвращает к жизни отблески великолепных миров, отзвуки битв и пути дальних странствий - Евразия, Русь, Россия... Истинный, очень наш мифомир. Этот свободный пафос - в песне Сахсата: пафос вполне уместный. _Так_ люди в старину действительно чувствовали и делали. В консерваториях не учились, зато могли, увидев величественное или же остро почувствовав то, что достойно слова, сложить мелодию, песню, балладу, стих. Искусство не было прерогативой геевидных "современных художников". Воину было не только не зазорно слагать стихи и петь - это было естественно, как любой высокий порыв души. Естественно, как дышать. Как убивать. Вот это верно схвачено в рассказе, браво. И очень показательны имена "наших" - Юрка, Ленка. Погоди, человече, какой ты Юрка? Ты муж и отец, грозный воин, сам себе хозяин и господин, твои предки были казаки, крошили шашками турок и татарву - тебе ли звать и ощущать себя Юркой? Так в старину звали простолюдинов, а сейчас зовут пацанов. Неудивительно, что человек, ощущающий себя "Юркой", а любимую жену Елену "Ленкой", и повести себя может, соответственно, как подобает не Юрию, а Юрке. Отставить бы к чертям "Юрку", "Ленку", водку и всё с этим связанное, весь этот взгляд на себя и на мир - и промашек вроде той, что погнала его в ночь из дома (кстати, дело-то безобидное), уже не будет.

Как видите, ассоциаций много. Нельзя сказать, что "Ангел-хранитель" мне очень понравился, но - пища для ума. И для души. При чтении всё это виделось как мультфильм - три разных мира, три героя нарисованы в трёх разных стилях соответственно их духу, а когда они встречаются, стили смешиваются, образуя танец. Динамичный танец боя. Эх, была бы жива старая добрая некоммерческая русская анимация... Вообще весь первый раздел сборника напоминает мне доброй памяти классические, по-хорошему консервативные Ф- и НФ-сериалы вроде "Сумеречной зоны". Не каждая серия в них могла похвастаться отличным сценарием и прекрасной игрой актёров, но все они в конечном счёте были стоящие, в каждой была толковая концепция, каждая давала пищу для ума. Например, в этом рассказе каждая культура встраивает врата миров в себя так, как ей надо, интерпретирует выходцев оттуда по-своему, окружает их своими мифами, смыслами и ритуальными предписаниями. Есть традиция, и Сахсат с Никиткой (которого как раз правильно зовут Никиткой, статус такой) поначалу говорят как бы друг с другом, но мимо: каждый разыгрывает предписанный его традицией ритуал. И вот диво: эти ритуалы подходят друг к другу, как зубцы шестерёнок. Но - диво ли? Связанные переходом миры - как сообщающиеся сосуды, тут только правильно ожидать странного. Мне бы, правда, больше понравилось, если бы Юрий и Никитка не понимали языка Сахсата. Я сомневаюсь, что он вообще мог бы говорить на человеческом языке. У него явно не та гортань. Но такие штуки в подобных историях - не бага, а фича. Илья Муромец, Жидовин и Сокольничек тоже друг друга сходу понимали.

Рассказ номер четыре - Александр Путятин, "Песец для котёнка". Жена героя - кисонька. В более чем одном смысле. А он сам настоящий матёрый волк - ;) - и попадает ровнёхонько в ситуацию выбора, о котором написано выше: пройти мимо человека, которого бьёт гопота, или рискнуть своей драгоценной шкурой. Герой, между прочим, человек семейный, и найти себе отмазку для него б не составило труда... Я, повторяю, не знаю, что бы я сделала на его месте. То есть конкретно на _его_ месте то же, что сделал он, но ситуации бывают разные, дьявол в деталях... Небольшой минус - стиль. Здесь явный недостаток стилизации. Два с половиной века назад писали, думали и говорили иначе, это совсем другая культура. Доживи кто оттуда до наших дней - след того мира в сознании не сотрётся, что он с собой ни делай.

***

Рассказ номер пять - Глеб Паршин, "Заступник". Он завершает собою первый раздел, "Ангел-хранитель".

Чудовища являются в ночи. Они срывают с петель дверь чертога - или деревенского дома - и убивают кого найдут. Это повторяется, как дурной ритм. Нет ни спасения, ни сколько-нибудь эффективной обороны. Один за другим на кровавые слухи приходят воины и герои, искатели правды и приключений, решительные милиционеры. Они бросают вызов людоеду и гибнут один за другим. Всю местность поглощает уныние, она приходит в упадок, люди теряют веру в свои силы и бегут из родного края. Но рано или поздно является особенный человек, Герой. Тот, кому суждено победить чудовище. Очень старый и классный сюжет - "Беовульф", например. И "Заступник".

Рассказ написан красиво, ярко, глубоко и вообще _как надо_, читался на одном дыхании. Финал, однако, на мой вкус похуже, чем начало - я умолчала бы о том, как выглядит и что конкретно делает монстр; говорить ему тоже незачем, это его только напрасно очеловечивает, а ведь вся сила этого рассказа зиждется в таинственности, без-видности и непонятности злой силы; все объяснения, по-моему, излишни. Чудовище туда приходит, людоед, Зверь, он несёт ужас, смерть и мерзость запустения. Не надо его рисовать словами, тем более настолько внятно, не стоит давать ему слово. То, что выглядит как человек, носит одежду, оружие _и_ разговаривает, кажется людям договороспособным... Но вообще рассказ хорош, стиль хорош. Работает сила авторского пера, или я правда знаю этот степной ландшафт? Я никогда не была в степи, но осиянные солнцем травы до горизонта, краснеющий свет, червонная пыль, даже эти развалины церкви - знакомо. Как будто была там в какой-нибудь прошлой жизни, среди казаков, далёких предков. Или во сне.

***
Заметила в сборнике две тенденции. Во-первых, показаны не притче-во-языцые Продажные Менты (ТМ), а нормальная милиция, добросовестно делающая свою работу. Милиционеры могут быть антагонистами - в обоих рассказах, где милиция "в кадре", она играет роль антагонистов - но это честные антагонисты, которые совершенно в своём праве и заслуживают только похвалы за исполнение своего долга. Они, правда, в основном понятия не имеют, с чем связались - чудовищем, оборотнем, коллегой из тайной антинечистой службы - и кого вообще обыскали и арестовали; по неведению они могут усугубить, а не решить проблему. Но лишь по неведению, в котором сами-то часто не виноваты. (Ну кто мешает ребятам из Леса в рассказе Лебединской снизойти и представиться простым смертным? Забота о наших спокойных снах? Не смешите курей.) Свой долг такой милиционер знает и сделает всё, что может - хоть бы и с пукалкой на великана попрёт. Не надо думать, что тут имеет место идеализация, "а вот на самом деле..." На самом деле такие милиционеры есть. Они регулярно гибнут при исполнении служебных обязанностей, только об этом не пишут так много и задорно, как о ментах продажных. Во-вторых, большими буквами в трёх рассказах из четырёх прописана острейшая на сегодняшний день проблема крупных русских городов - уличная преступность. Это самая большая опасность для мирного обывателя. Темно - не суйся на улицу, это железное правило. Домой откуда бы то ни было - только засветло. А если ты работаешь допоздна? А если ты ещё и женщина?.. В западных странах при _приближении_ к такому положению дел на выборах вдруг получают огромный процент фашисты. Заслуживает рассмотрения вопрос, почему этого пока что не произошло в России. NB: Авторы этих рассказов - обычные жители крупных городов, и никакие менты не проплачивали им "хороший пеар". Как люди чувствуют, так и пишут:

Прасковья Потаповна вспомнила и молодого милиционера, приехавшего в восемьдесят четвертом. Этот в нечистую силу не верил и рьяно искал человека или зверя. Когда наступил очередной июль, участковый взял автомат и ночами патрулировал опустевшую на две трети Лещёвку. Через неделю караульщик исчез. Искали его долго, милиция перевернула всю округу, однако единственной находкой стала горстка стреляных гильз да кусок автоматного приклада.

Это внушает надежду. Пока нормальные люди находят, за что быть благодарными милиции, не всё потеряно.

***

Второй раздел, "Сосны на берегу моря", открывает рассказ Ольги Власовой "Твоё Эльдорадо". Эльдорадо первопроходца, который очаровал королеву своей наглой мечтой и выбил у казны деньги на экспедицию, хорошо зная, что никакого Эльдорадо нет, а если и есть, то там не лежат кучи золота на камнях. Он просто хотел прорубить путь в неизведанное. Это была его мечта, смысл его жизни. Ради этого он пошёл на обман - но неизведанное удивило даже его.

Я заметила закономерность: о вещах, к которым можно придраться по множеству пунктов, и говорить можно больше и плодотворней, чем о совершенных в своём роде текстах. С "Эльдорадо" у меня ряд проблем. Для начала, откуда мода на обращение к герою на "ты"? На повествование в настоящем времени? Классическим повествовательным временем для эпики не случайно является прошедшее. Настоящее - не для литературы, сиречь готового текста, а для сценариев и кратких пересказов задумки или содержания. Если бы Власова сделала так же, мне было бы приятней и легче читать "Твоё Эльдорадо".

Зато перспектива в этом рассказе дорогого стоит. В России, я заметила, есть тенденция романтизировать испанцев и демонизировать англичан - как будто испанцы Нового Времени были нам родственнее и ближе. Что ж, по менталитету, может, и были, хотя и это крайне спорно; но это не мешало им ещё в 19 веке при встрече резать православных на части, чтобы спасти их души (см. историю св. мученика Петра Алеута). За англичанами при всех их политических интригах сроду не водится подобной бесовщины. В досужих выпадах против коварных англо-саксонских пиратов, жестоко грабивших груженые колониальным золотом корабли благородных испанцев, наши испанофилы постоянно забывают упомянуть незначительную деталь: англо-саксонские пираты снимали с этих кораблей вовсе не испанское золото, а золото коренных американцев, которых испанцы изуверски истребляли, отнимая у них это самое золото и всё остальное, на что падал глаз. У испанцев не было никаких прав на эти сокровища, и англичане, отнимая у грабителей и убийц награбленное, были в своём праве. Да, они не работали шерифом и не возвращали сокровища истинным владельцам, но для своего времени они были совершенно порядочными людьми. Да и для нашего тоже - ни разу не злодей тот, кто отберёт награбленное у преступной шайки. И - кстати ещё раз - англичане обычно всё-таки не резали людей на куски, чтобы спасти их души. Согласитесь, всё это однозначно говорит против благородных испанцев и в пользу коварных англо-саксов. Поэтому перспектива Ольги Власовой в этом рассказе мне нравится. Она рисует симпатичных, романтичных англичан и в этом достаточно верно отражает историческую реальность в том единственном разрезе, в котором это действительно важно - в моральном. Мирные договора с туземцами - в ту же кассу. Испания проиграла войну на морях среди прочего потому, что предпочитала не заключать договора - с язычниками! как можно! - а покорять и грабить. Уголовная внешняя политика, как правило, выходит боком.

Один вопрос. Почему, зачем параллельный мир с узнаваемыми культурами и странами? Почему Паньола и Острова, а не Испания и Англия? Чтобы никто не прицепился к несоответствию каким-то историческим деталям? Да нафиг соответствие, это же историческая сказка, их всегда писали без оглядки на матчасть. В фильме "Фонтан" героиня пишет сказочный роман об испанской королеве и отважном конкистадоре, который ищет в Новом Свете источник бессмертия. Там нет соответствия историческим реалиям, но какая красивая вещь! Прекрасная сказка. Я бы хотела, чтобы она существовала на самом деле, и я могла бы купить её, прочесть, поставить на полку. Надо быть как герой "Твоего Эльдорадо" - иметь мужество переписать реальность своей сказкой и послать к чёрту всех, кто тебя не поймёт. Вместе с их историческими претензиями.

***

Алена Дашук, "Голуби Теслы". Эксцентричный учёный Никола Тесла оставил в наследство закрытый сейф. Что внутри - сокровище, гениальное изобретение, адская машина? В любом случае того, кто осмелится открыть сейф, ждёт неизведанное.

Здесь хорошо написано письмо Теслы. Начало рассказа страдает обилием лишних деталей, а вот письмо... Там есть такие прекрасные вещи, как "предположение о мире-кошке, которую гладит Бог", и искры, летящие с кошачьей шерсти. Искры, как молнии... В рассказе есть сомнительные места. Например -

Я умолял позволить продолжить мне работу над центром с целью дать энергию для жизни. Меня убеждали, что в данный момент актуальней энергия для смерти. Я противился, и мою первую ласточку, мою Уорденклиффскую башню разрушили.
 
Так нигде не делается. Идеалиста заверяют, что используют его изобретение "для жизни", а когда он заканчивает работу, её присваивают.

Человечество подобно младенцу, которому дали в руки топор. Если бы он понимал, что топором можно нарубить дров и обогреть дом; растопить ими печь, в которой испечётся хлеб… К сожалению, для младенца топор — лишь источник опасности.
 
Сравнение человечества с глупым ребёнком, которому нельзя доверять знания, а то он ими поранится, встречается в посредственной фантастике и банальной псевдофилософии сплошь и рядом. Эта позиция так же напыщенна, как и недальновидна. По этой логике человечеству нельзя доверять камни, потому что оно сделает из них опасные каменные топоры; нельзя доверять конский волос, бронзу, дерево и рог, потому что из всего этого элементарно делаются луки и стрелы (они убили гораздо больше людей, чем ядерные бомбы). Прямо хоть едь в прошлое и не давай предкам слезть с деревьев, чтобы всё дальнейшее не привело к Холокосту. Да и то, на деревьях тоже опасные знания - можно кусаться и тыкать друг в дружку ветками... Таким образом, никакой опасности, превышающей "среднюю по больнице", тут нет, и даже ядерное оружие _спасло_ нас от третьей мировой, а не спровоцировало её. Казалось бы, этот факт виден невооружённым глазом... Общество устроено таким образом, что "несвоевременное" открытие просто не пойдёт в применение - для него нет инфраструктуры. В "Голубях Теслы" это, кстати, тоже отражено. Младенец-человечество просто не интересуется слишком тяжёлым для него топором. Если бы избитая идея об опасности знаний была в рассказе единственной, он бы немногого стоил. Хорошо, что там есть ещё разное - океан птичьего времени, например, и Земля-кошка.

***

Алекс Neuromantix Козловцев, "Сосны на морском берегу".

Мир погиб. Обратился в серую пыль, умер. От городов, этих огромных зверей, остались скелеты. Их гложут ветра и крысы. Куда ни глянь, пустошь. Мальчик остался один - безымянный, потому что единственному человеку в мире уже не нужно имя - и, вместо того, чтобы вырасти в смерть или хотя бы сойти с ума, живёт и работает год за годом. Трудится, как Дух Божий, когда земля была безвидна и пуста, и Он носился над водою. Человек воскрешает мир. Творит всё новое.

"...как будто кто-то с острыми когтями пришел за ним". Это прекрасно и жутко. И атмосфера, и смысл... Рассказ замечательный.

***

Дмитрий Дзыговбродский, "Я, русский".

В пародийном (?) политкорректном мире от национальностей отказались все, кроме горстки упрямцев. Они живут в резервациях. Их демонизируют и преследуют, но ребята не сдаются: отказаться от происхождения значит стать никем и ничем. И они сопротивляются, хранят неуловимую, незримую драгоценность - национальную идентичность. Украинец на берегу Днепра, русский - в лесу, с медведем, американец - в прерии, с револьвером, ирландец со своим Патриком и своим пабом...

Это самый спорный рассказ сборника. Хороший замысел, да и написано очень неплохо - паб симпатичный, перестрелка впечатляет. Подвела только одна штука, но очень важная - столкновение притчевых элементов с реалистическими. 40-50 "националистов" на всю планету? Невозможно, кроме как если население планеты исчисляется тысячами. 400-500 миллионов на фоне миллиардов "безродных" - вот это реалистично. Ну хотя бы 40-50 миллионов, и то было бы нормально, но не по одному же на нацию. Последнее - чисто притчевый элемент, даже не претендующий на какую-либо достоверность, и это совершенно неуместно, потому что на неё претендует психология и бОльшая часть бэкграунда. На полсотни человек не нужны никакие наблюдатели; полсотни человек никто не стал бы демонизировать, их считали бы примечательными чудаками.

А ему точно никто звонить не станет — националисты не пользовались особым почётом у прочей части Земли. Все друзья мгновенно открестились от блаженного товарища (...)
 
Плохие же это были друзья.

(...) как только он отказался вычёркивать из паспорта графу «национальность».
 
А эта графа там была? Когда это её опять ввели? И почему вообще большинство дало уговорить себя отказаться от национальной идентичности? Почему во всём мире вслед "националистам" истерически кричат "фашист!"? Что там случилось, что так напугало людей? Я знаю одну реальную историю с похожим эффектом - отмена национальностей в Руанде после геноцида. Там теперь неприлично даже упоминать, тутси кто или хуту. Ну так там недавно случился геноцид на национальной почве, погибла восьмая часть населения, потом массовое бегство, проигранная война - тут комментарии излишни. Причём в Руанде отменить национальность было не в пример легче - одна культура, один язык и вообще не факт, что исторически "тутси" и "хуту" - разные народы, а не разные касты одного общества. Но убедить французов или арабов искренне не считать себя таковыми? Разве что в притче. Реально это абсурд.

Как рассказывал Патрик, цепкие глазки престарелой мегеры, сейчас выглядывающие сердито на мир из-за стёкол узких очков, когда-то ещё более сердито поглядывали на мир через оптику дальнобойного снайперского комплекса в те времена, когда Норвегия усиленно не желала примыкать к единому космополитичному миру.
 
А куда делись все эти норвежцы? Почему эта дама осталась одна? Все остальные предали самих себя, что ли? После того, как упорно сопротивлялись с оружием в руках? Не верю. Или их всех убили, одну только даму оставили, как экспонат?.. Такие притчевые элементы не уложатся в реалистичный мир рассказа, как их ни крути. Надо было либо писать чистую притчу, либо совершенно реалистичный рассказ с многолюдными резервациями и целой армией Наблюдателей.

Когда-то украинец даже написал статью о том, что новый политический строй убрал различия в национальностях и религии, но от старых проблем даже и не думал избавляться — внешне всё красиво и гладко, но под этой гуманистической, толерантной оболочкой всё осталось по-прежнему. Статья так и осталась лежать в столе.

В 23 веке статьи пишут от руки и кладут в стол? Не выкладывают в интернет? Уровень техники - начало 90-х. Что ж это у них случилось, что мир свихнулся? Я понимаю, автор не имел в виду, что случилось нечто особенное. Разные элементы текста сами так сошлись, породили нежданный смысл, новое измерение, тень между строк. Этот частый литературный эффект, например, сотворил из множества несложных детективных рассказов Конан-Дойля таинственный многомерный мир Холмса. Коварный такой эффект, худший враг автора-идеолога. ;-)

Наблюдатели насчитывали всего лишь семь человек — четверо рослых светловолосых парней лет тридцати-тридцати пяти, один не менее рослый и основательно накаченный негр, крепкая, немного мужиковатая девушка и самый колоритный персонаж этой команды в инвалидной коляске, которая была нафарширована электроникой и оружием под завязку.

Примечательное описание. А кто был этот инвалид? Почему не указан даже цвет его кожи? Что говорить - даже пол! "Персонаж" может обозначать и женщину, и мужчину. Инвалидность здесь будто бы поглощает все остальные признаки персонажа, он с неё начинается и кончается ею. Сразу видно, что текст написал человек неполиткорректный, причём не только по убеждению, а нутряно, по воспитанию. Автоматическое, без рефлексии сокращение человека на один "ненормальный" внешний признак - эффект социализации. Политкорректность борется против такого взгляда. Чтобы людей не сокращали. На практике получается из огня да в полымя, но мысль вполне, гм, корректная  в хорошем смысле слова. Описанная команда Наблюдателей, кстати, не политкорректна. В ней только одна женщина и нет азиатов.

Мне кое-что (многое?) нравится в этом рассказе. "Националисты" неплохо прописаны, несмотря на клише; клише им даже что-то добавляют. У каждого свой характер. Сцена в пабе будто явилась из "Хеталии". (Знаете "Хеталию"? Это японский интернет-комикс и аниме об антропоморфных нациях. Каждую страну представляет - являет собой - персонаж: Россия - Иван, Америка - Альфред, Япония - Кику... Очень здорово вышло.) К тому же в "Я, русский" многое отражает реальность. Глобальную - все эти искусственные войны; тщательно выращенные, чтоб было с кем бороться, пираты и наркокартели; интеграция тоталитарного общества за счёт выделения и демонизации аццкого "внутреннего врага"; политкорректная промывка мозгов. И сегодняшнюю российскую реальность: последовательное записывание каждого нормального человека, открыто говорящего, что он русский, в "русские фашисты"; преследования русских, и _только_ русских националистов и мифических "фашистов", издевательства над людьми, 282-я статья. Всё это чистая правда, которую не знает только тот, кто не хочет знать. Чтоб её знать, достаточно читать блоги. К рассказу можно предъявить претензию за несовместимость притчевых и реалистических элементов, которая раскалывает весь текст, - но не за суть описанного, не за мессидж. Тут всё устрашающе правдоподобно.

***

Это были отзывы на первый и второй разделы сборника. Всего разделов шесть. Продолжение следует.

Tags: фантастика, фэнтези
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments