eucariot (eucariot) wrote in chto_chitat,
eucariot
eucariot
chto_chitat

Categories:

Кормак Маккарти. Дорога


Я очень благодарен своему другу за то, что она посоветовала мне эту книгу.
Не хочу вставлять обложку книги, потому что лично я представлял героев совершенно иначе.
Она сильно выбивается из того, что я читал прежде. И выбивается и выбивает. Последнее, что я читал подобного рода - «День Триффидов» Джона Уиндема. Но эмоции несравнимы.

Всё в этой книге не так. И постапокалиптический мир совсем другой, и диалоги сухие, мёртвые, и сюжет вялый, и читать скучно, и даже герой главный какой-то мутный и посредственный.
Первые несколько страниц меня не покидало это ощущение и хотелось бросить. Читателю в унылых серых красках рассказывают о странствующей семье — отце и сыне. И даже новость о том, что Земля практически уничтожена после какой-то катастрофы и в живых остались единицы людей, а животных больше практически нет, растительности нет, моря и реки мертвы, не вселила особого желания читать. Но что-то всё же удерживает.
А со временем я начинал понимать многие ходы и характер повествования. Я погружался в этот мерзкий мир — не просто созерцал его через слова автора, а словно сам был рядом с этими бедолагами. И порою просто жутко становилось от окружения. И ещё этот отец — говорит одно, а делает другое. Сын его — благородное создание — не хочет убивать даже тех, кто охотился на них и жалеет того, кто их обворовал. А отец не такой — он как премудрый пескарь Щедрина — всех боится и замыкается в этом своём мирке на двоих. Никто в этот мирок не попадёт — ни немощный старик, ни маленький одинокий ребёнок.
В общем-то несложно представить что будет на самом деле в такой ситуации, мы можем даже в красках увидеть всю агрессию, злобу, голый инстинкт самосохранения — практически единственный оставшийся. Но я ужаснулся тому безразличию и меланхолии, с которой происходящее описывал автор.
Позже я понял — это жизнь, самая обыкновенная жизнь. Отец старый мир вспоминает только как сон, а мальчик его даже не видел. И оба они гонят его подальше. Но в то время, как для отца окружающее обыденность и только некоторые вещи, вроде зажаренного младенца, ещё шокируют его, то для ребёнка это всё неприемлемо. Он знает, что эта жизнь неправильная и не свыкается с ней.
Тут же и становятся понятны такие диалоги — они подчёркивают смерть. Они сухие, безэмоциональные в большинстве случаев, мёртвые, как всё вокруг. Похожи на то, как два плохих актёра играют неотрепетированные роли. И другими они быть не могут. Нет места обидам, смеху, баловству, игре. Мне даже писать об этом немного жутко.
Главную свою роль книга выполняет — заставляет чувствовать и думать. О чём — это уже индивидуальный вопрос.
Я, например, опять смотрел на свой реальный мир. В книге описано много деталей прошлого быта. То они нашли чей-то запас на чёрный день, аккуратно сложенный, который собирали не один год, то инструменты, то игрушки, истлевшие одежды, автомобили, сожжённые в один момент и многое другое. И я в такие момент думаю, что были люди, которые всё это делали, радуясь или не радуясь жизни. Они думали, что делают важное дело, ходили на работу, обустраивали дома, покупали украшения. Для чего? Чтобы в один прекрасный момент это всё сгорело, а потом истлело? А ведь это, можем быть, мы с вами. А этот отец — я, а его сын — мой сын. И, может, через 15 лет мы с ним так и будем идти к далёкому океану на юг в поисках последнего островка жизни.
Про символизм слова «дорога», думаю, не стоит говорить — лучше классиков критики я всё равно не скажу. Просто отмечу, что дорога в этом мире — это жизнь. Пока есть дорога — ты живёшь.
Ну и финал. Он такой, каким должен быть. Они не нашли утопический мир, в котором ещё можно жить старой жизнью, их не застрелили разбойники и ничего такого. Отец умер от болезни, а ребёнок — символ новой жизни — нашёл компанию людей, к которой он должен будет примкнуть и в которой тот — другой ребёнок, которого не взяли с собой они несколько недель назад.
Но в целом финал открытый — ведь неизвестно ещё, что это за люди.
Книга достойна прочтения. Не даром ведь Кормак за неё получил пулитцеровскую премию.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments