eucariot (eucariot) wrote in chto_chitat,
eucariot
eucariot
chto_chitat

Categories:

Евгений Замятин. Мы

В недавнем моём отзыве на 1984 мне посоветовали несколько книг об антиутопиях. В том числе книгу нашего соотечественника — Замятина. Поскольку я давно наслышан о ней и не раз уже мне предлагали её почитать, ею я и занялся.

Я закончил математический факультет и с первых строк меня подкупил стиль повествования, который изобиловал математическими терминами и теориями. Но радость была недолгой — в скором времени я понял, что его математические метафоры и другие вставки — фикция, ничего общего с реальной математикой нет. Чего стоят только такие словосочетания: неэвклидным, равнодействующей 100000 вольт, дифференциал секунды.

Текст вообще пестрит не к месту прилепленными фразами и словами, типа «алгебраический», «бином Ньютона», «ряд Тейлора». Мне, как человеку близкому к этому просто тошнотворно было читать такие вещи. Кроме того бином Ньютона и ряд Тейлора не являются какими-то краеугольными камнями между математикой и реальным миром и потому идея строить на их основе общество нелепа до самых тех пор, пока она не будет объяснена. Я, конечно, могу и сам привязать термины к реалиям того времени, но это будет уже моя личная антиутопия. Или например суета вокруг sqrt(-1) — квадратный корень из -1. Совершенно нормальное понятие в математике. Иррациональные числа — такая же часть теории, как и любые другие, но автор выделил это отдельно.
Впрочем, некоторые обороты дались ему весьма неплохо: например, его аналогия отношения зависти и блаженства с алгебраической дробью, весьма хороша.
Ещё бросается в глаза обилие непонятных словосочетаний: «я чувствовал себя полезно взволнованным», «профильного лица», «серебристо горькой»
Были и удачные идеи: «детско-воспитательный завод», говорящие имена. Если вдуматься, то имена героев раскрывают их характер и основная мысль на поверхности, что, в о общем-то, не плохо. Вот О круглая, завершённая, беременная. Олицетворяет жизнь и Д по сути продолжит свой путь уже как её ребёнок — у него ещё есть шанс всё исправит. I — прямая, честная, открытая — стержень для Д S — изогнутый, скользкий, змея, R — это Я, в противовес МЫ. Можно и дальше продолжить, но у меня возникла другая мысль: я сейчас думаю над значением этих имён и понимаю, что Замятин серьёзно прорабатывал некоторые детали, вкладывал в них смысл, а не просто писал, что придёт в голову. А будучи школьником, когда мы писали сочинение или анализировали стихотворение, я думал, что автор-то просто писал, потому что рифма хорошо ложилась или вдохновение толкало предложение за предложением, а мы тут сидим за партам, пыхтим, пытаясь выискать тайный смысл. Я и сейчас в общем-то так думаю про некоторые произведения, но всё же иначе отношусь к анализу теперь.

Мне лично очень понравился такой момент, когда автор описывал стену, ограничивающую бесконечность, в разговоре героя и R-13. R-13 говорит: «за стену-то и заглянуть боитесь». Это своего рода насмешка над современным (автору) строем и людьми. Я это понял так: им кажется, что они своей стеной охватили бесконечность, так она (стена) велика. И они упиваются тем, что двигаться далее некуда, ведь стена — это край. Они подходят к ней, прикасаются, но даже не пытаются заглянуть за неё, не понимая, что объять бесконечное нельзя. И несмотря на математически точный мир, жители не понимают элементарных вещей — парадокс. А дело в том, что им скормили эти стены, биномы и ряды, но не объяснили, что это такое. И они думают, что так и есть и, не имея аргументов, даже спорят. Ничего не напоминает? И вообще все антиутопии весьма точно описывают модели нашего реального мира.


Ещё хотелось вспомнить о приёме, используемом Замятиным. Он представляет людей прошлого дикарями и рассказывает об этом нам с вами. Но и мы в его глазах такие же дикари и нам позволено воспользоваться их знаниями, учиться у них. Таким образом он показывает уверенность каждого отдельного Я из Мы, что их мир идеален, сами они идеальны и не может быть тех, кто развился дальше, чем они, ведь они оградили бесконечность и достигли стены.
А при этом сами мы смотрим на это свысока и думаем, как убог их мир, в лучшем случае, проводя лишь ассоциации со своим окружением.
Главный герой это вообще интересная личность. На протяжении почти всей книги я его ненавидел. Мы все привыкли видеть героев-мачо. Почти любые экранизации превращают героев в пример для подражания, а ведь автор совсем не это, может быть, хотел передать. Вот, например, «Эквилибриум». Я думаю, если будут писать сценарий по «Мы», там тоже появится высокий плечистый герой, который будет разбивать стены и заниматься паркуром.
Но в книге это обычный человек. Такой же трус, такой же зомби, такой же закомплексованный и скованный, как мы, за это мы его и ненавидим. Главный герой не должен быть таким. И лично я до самого конца подсознательно ждал, что он наконец сорвёт с себя все путы «идеального»мира и поможет настоящим героям. Финал же предсказуем. Сам Замятин пододвигает нас к нему: последние несколько страниц проходят как в тумане. Всё описание смазано, не совсем понятно, что происходит, читатель теряет нить повествования, а автор рассказывает об операциях по удалению воображения, нагнетая атмосферу.
И когда он сделал эту операцию, я его возненавидел. И чуть ли не автора вместе с ним. На секунду показалось: зачем тогда было городить этот лес на целую книгу. Ну и в конце мы, разумеется, я задумывался о прочитанном, понял насколько это всё близко к реальному миру, и что главный герой — никто иной, кроме как я сам, да и мир этот не виртуальный книжный, а вполне даже себе реальный, только вместо бинома Ньютона конституция, благодетеля — какая-нибудь ЕР, а стеклянных стен — просто беспредел власти и министерств. Правда это уже другая история.
В целом лично на меня книга не произвела того впечатления какое я ожидал. Но так почти всегда бывает с сильно «пропиаренными» вещами, будь то книга или фильм или что-то другое.
Но особенно мне портила всё впечатление от чтения эта попытка интегрировать в книгу математику. Крайне неудачно это вышло и у меня осталось ощущение, что из меня пытались сделать болвана, обмануть. Впрочем, это, видимо, такой способ придать книге какой-то своеобразности: люди далёкие от математики будут с интересом читать такой текст, в котором есть термины «интеграл», «дифференциал», «бином» и нет нудных теорий и теорем. Но от меня минус в карму Замятину за это.
Впрочем, как обычно, книга заставляет думать и переживать, а это главное, что требуется от произведения — не оставить созерцателя равнодушным.
Tags: Замятин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments