Дневник Ольги Стрелковой (olga_strelkova) wrote in chto_chitat,
Дневник Ольги Стрелковой
olga_strelkova
chto_chitat

Category:

ГАЛИНА ВРУБЛЕВСКАЯ. ЭРЕКЦИЯ И ТАТУИРОВКА В СТЕНАХ ПУБЛИЧКИ

18 мая я побывала на встрече с писательницей Галиной Врублевской galina_vr  в питерской Публичке. Мне о ней ничего небыло известно, кроме того, что мы взаимные френды в ЖЖ и время от времени довольно вежливо и дружелюбно обмениваемся репликами.

Встреча с писателем в библиотеке, а не в книжном магазине – это необычно. Но очень мило. Такой обшарпанный милый ретро-зал, портреты маслом великих литераторов на стенах, благообразные служительницы «на подхвате».

Я колебалась – сесть на первый ряд, чтобы лучше видеть и поприветствовать писательницу, по совместительству ЖЖ-знакомую или отсидеться в конце.

Когда сидишь в дальних или средних рядах, то наблюдаешь не только выступающего, но и публику и реакции публики на происходящее. Это очень интересно. А в первом ряду «отстреливаешься» за всех, кому лениво задавать вопросы и принимать участие в происходящем.

Первый ряд никто не занимал настолько демонстративно, что можно было подумать, он зарезервирован для какого-то начальства или особенно почетных гостей. Я присмотрелась, таких не наблюдалось, и решила проявить «смелость». Все-таки неудобно: придет писатель, а все от него шарахаются на дальние ряды. Таким образом я отрезала себе возможность тщательно рассматривать публику, но было очевидно, что публика довольно возрастная и дамско-образная (от слова дама, хотя, боюсь не в самом возвышенном смысле слова).

Появилась Галина Врублевская. Она, как водится, оказалась моложе, стройнее и краше, чем ее юзерпик в ЖЖ. Надо сказать, что женскописательницы (здесь термин употребляется без пренебрежительных смыслов, просто технологически) добродетельного толка (Врублевская, Ронина) умудряются себя страшно изуродовать и состарить в публичной презентации. Я была уверена, что Галина раза в три толще себя реальной, а она оказалась женщиной с довольно стройной, хоть и не избыточно худощавой фигурой.

Учитывая, что свой портрет она сама кратко обрисовала в одной из реплик в комментариях моего блога, я его процитирую:

«Обо мне могли бы писать, не видя: " Держится сковано ("латентная застенчивость", осанка оставляет желать лучшего, голос невыразительный, ну там еще ... возраст, дикция, одежда-прическа".
УжОс, одним словом!»

«На самом деле» (с поправкой на то, что существуют самые разные срезы, взгляды и виды на одного и того же человека, не говоря о его собственном видении себя) Галина – очень приятная дама, очень сдержанная, вдумчивая, вежливая и деликатная. Одежда и прическа тщательно подобранные, добродетельно спокойные. Такой русский вариант «настоящей фрау». С дикцией проблем не заметила. Спокойная, внятная, сбалансированная речь.

Библиотечно-публичная аура накладывала отпечаток на мероприятие. Ведущим был благообразный пожилой господин в довольно нарядном пиджаке и галстуке, а ниже пояса одетый по принципу телеведущих (т.е. уже не так парадно). Он начал «зачинательную» речь, в которой в высоком литературоведческом стиле приравнял Галину Врублевскую к качественным современным прозаикам «петербургского» толка. Он очень забавно в таком литературно-критическом духе обрисовал разные элементы жанровой женской прозы, к которой принадлежит творчество Галины. Это я пытаюсь сказать, что ведущий говорил о жанровой женской прозе в традиции литературной критики для литературы настоящей. К сожалению, такой очаровательный и занятный ведущий представлен публике не был, ибо 99% участников встречи друг друга знали. Особенно сильно меня заинтриговало упоминание ведущего о насыщенности прозы столь добродетельной петербургской дамы эротическими сценами. Потому что мой беглый взгляд в начало последней книги открыл мне очень методичное, тщательное, безумно скучное инвентаризационное перечисление каких-то папок в пыльном университетском классе и прочих деталей убогой (на мой взгляд, не автора) жизни российского вуза и его преподавателей. Где в пыли методичек могли случиться эротические сцены оставалось большой загадкой. И зачем забаррикадировать путь к эротическим сценам таким количеством папок, студентов и прочего вузовского документооборота – тоже.

Потом слово взяла Галина. По замыслу встреча должна была проходить трехчастно. В первой часте Галина собиралась сделать небольшой доклад о «судьбах и жанрах женской литературы». Во второй планировались выступления с чтением отрывков ее произведений читателями-почитателями и прочими представителями группы поддержки. А в третьей – вопросы и ответы.

Доклад Галины был очень основательным. Видно, что она много думала и тщательно готовилась, определяя судьбы, жанры и прочую специфику женскописательской жизни. Но это было настолько филологически беспомощно и некорректно, настолько нарушало общеизвестные факты и даже предрассудки… Суть размышлений Галины сводилась к следующему:

1.       В «древности», т.е. до 20 века и особенно революции женщин-авторов практически не было, они были порабощены бытом и семьей, необразованные сидели дома и ничего не писали.

Джейн Остин, Жорж Санд и многие другие замечательные писательницы, видимо, никогда не существовали. Тэффи тоже не существовало, наверное.

Но, в общем, тренд определен правильно. Женщин-писательниц стало появляться все больше и больше уже в 20 веке.

2.       Женщины-писательницы никогда не входят в список классиков согласно школьной программе. Прим.: тут акцент ставился на русском (точнее старо-советском) учебнике литературы.

Встречный вопрос: кто и когда в своих оценках литературного процесса опирался на советский учебник литературы??? Кто и когда оценивает русскую литературу в отрыве от мировой? (ну, из образованных людей, разумеется).

3.       В более современную эпоху женщин-писательниц становится все больше и больше, но их презрительно относят к женской прозе и литературных премий никогда не дают.

Здесь я не выдержала и подскочила, задав вопрос с места о том, как же тогда каждый второй русский буккер выигрывает женщина (Славникова, Чижова, Улицкая). Про нобелевских литературных лауреаттес я промолчала, так как зарубежным материалом Галина владела совсем плохо или совсем не брала его в расчет.

4.       В ответе на этот вопрос и в логике своего выступления Галина подошла к «оргвыводу», что она, как психолог (по второму образованию), считает, что мужская проза она более рассудочная и левополушарная, а женская более переживательно-эмоциональная и правополушарная (прим. – если перепутала полушария, вы меня поняли).

Тут читатели-почитатели-поклонники и организаторы этого литературного шоу настоятельно попросили меня заткнуться, ибо интерактив не предполагался. Гетто для вопросов в третьей части. Разумеется, я согласилась, что регламент – дело святое.

Если честно, мне было очень жалко, что я позволила себе задать столь невинный фактологический вопрос. Галина засмущалась, стала более скованной и действительно проявила грани своей застенчивости.

В общем, я заткнулась, а лекция продолжилась.

Тут уже наступил совсем полный апофеоз филологической некорректности. Галина не смогла толком различить литературу и беллетристику, жанровую женскую прозу и настоящую литературу, написанную женщинами-писателями. В общем, не мудрено, потому что ее тексты, конечно, к литературе никакого отношения не имеют, но и на «женское чтиво» не похожи. И, развивая мысль о «тяжелой женской доле» в литературе, она договорилась до того, что первостепенные русские писатели современности Улицкая, Толстая, Петрушевская собой представляют женскую прозу. А Славникова – это уже мужской стиль письма.

Понимаете, если бы это все произносилось с позиций «мое личное вкусовое мнение» - это было бы любопытно. Но так как под все это подводилась какая-то квази-научная аргументация, какие-то ссылки на энциклопедические определения, выстраивались какие-то «теоретические оргвыводы» - это было очень, очень странно.

Любопытно, что интеллектуально-возрастная публика всю эту тотальную квази-филологическую фальшь с удовольствием «вкушала».

К счастью, первая часть завершилась. Вопросы можно было задавать только в третьей части. Поэтому все плавно перетекло в чтение отрывков из романов Галины. Чтение отрывков меня потрясло. Трудно было выбрать более невыигрышные отрывки, но по мнению всех собравшихся это были лучшие образцы ее стиля.

Один отрывок был про то, как какая-то группа товарищей, инвесторов и девелоперов, летели в Сочи по делам сочи-устройства олимпийского в самолете бизнес-классом. 90 процентов времени слушания этого отрывка у меня было ощущение, что средней руки копирайтер взял заметку из деловой прессы и перелицевал ее в художественный текст. В этом увлекательном отрывке нам подробно объяснили, что есть город Сочи, в такой-то момент в таком-то месте такие-то комитеты приняли решение о проведении там олимпиады, и все инвесторы-девелоперы туда потянулись, и кавказские хребты там такие-то, а строительные краны такие-то. И вот группа сочи-обработчиков летит в качественном бизнес-классе, не забывая подкрепиться курочкой, на место своих производственных свершений. На последней минуте матча в этом отрывке какая-то девушка (или женщина, или мужчина) стала есть апельсин, и это очень оживило ситуацию. Потому что в момент сдирания апельсиновой корки с цитруса от текста повеяло хоть какой-то живостью.

Кажется, был еще один отрывок. Про защиту диссертации на какой-то психкафедре. Ну, опять папки, замшелые лица вокруг, на вопросы оппонентов отвечает легко, как в бессознанке… Но какой-то вопрос въедливый ее особенно взволновал…

Тем не менее импозантный ведущий уже не на шутку разошелся и корил Галину за то, что у нее слишком часто герои меняют партнеров сексуальных и не стремятся к настоящей любви. Кроме того, Галина употребляет в своих текстах такие загадочные экзотические слова как «кардиган», «водолазка» и пр.

В общем, я уже собралась схватить книгу, чтобы найти там «секс в тиши библиотек», но меня опередила одна из поклонниц Галины (или, может быть, это был даже ее редактор), которая прочла эротический отрывок.

Героиня сидит в сауне. Туда входит ее любовник, с которым она накануне имела восхитительную любовную близость (воспоминания о близости передаются самыми чопорными и заштампованными выражениями). Но вчера как-то все это случилось без света и под одеялом. В общем, рассмотреть она его не успела, поэтому рассматривает прямо сейчас в прямом литературном эфире. В общем, звучит барабанная дробь, сейчас нам опишут голого мужчину в горячем саунном дыму. Я оживилась и даже напряглась (не люблю разглядывать голых мужчин в коллективе приличных дамJ).

В общем, дальше, автор глазами героини описывает голого героя в сауне с той же добродетельной методичностью как папки и методички на кафедре, как кресла в самолете… Я думаю, так не влюбленная женщина смотрит на мужчину, а опытная домохозяйка, когда мясо на рынке выбирает.

Но, чтобы всем были интересно, в этом отрывке дошло даже до описания эрекции, причем очень элегантным образом (в текстописательном смысле), а потом в дело включилась почти детективная интрига с татуировкой (уже не на месте эрекции, разумеется).

Все эти чтения сопровождались благодарственными словами поклонников и подношением цветов. Очень трогательно и мило.

Тут наступило время для третьей части с вопросами и ответами. Импозантный ведущий торжественно объявил, что осталось еще немного времени для того, чтобы не только послушать автора, но и его поругать. Надо сказать, такая трактовка формата «any questions» меня глубоко потрясла.

Но восторженные поклонницы дружно закричали, что ругать ни в коем случае не надо, а значит, и вопросов задавать ни в коем случае нельзя.

Я поняла, что я тут не ко двору и на стала досматривать последние «поцелуи на память». Уже вечером от одной из поклонниц писательницы я получила коммент о моем непристойном поведении на встрече. Оказывается, в первом ряду я позволила себе вести активную интернет-жизнь и она официально доносит до меня информацию о том, что это абсолютное хамство.

Активная интернет-жизнь заключалась в том, что я сообщила в жж, твиттере и facebook-e о том, что в данным момент встреча с Галиной Врублевской идет, я на ней присутствую и внимательно слушаю.

РЕЗЮМЕ: Так как я все-таки еще «пастернака не читал», то более внятное мнение о текстах Галины Врублевской я оформлю позже, когда прочту хотя бы одну книгу. Сама Галина Врублевская очень милая петербургская дама. Ужасно здорово, что в наше время издаются самые разные книги, на все типы авторов находятся свои поклонники, и текстописательная-тексточитательная женская жизнь живет и процветает. Атмосфера публички добавила шарма в этот бенефис.

P.S.: На последней книге Галины на обложке использован портрет ее дочери. Сама дочь тоже была в зале. Очень милая хорошенькая молодая женщина. Вся в кудряшках.

 

 



 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments