b_insider (b_insider) wrote in chto_chitat,
b_insider
b_insider
chto_chitat

Categories:

Владимир Смоленский: Чтоб мог ты за молчащих говорить

Он для того тебя оставил жить
И наградил свободою и лирой,
Чтоб мог ты за молчащих говорить
О жалости — безжалостному миру.

 

Когда-то Иосиф Бродский говорил примерно в том смысле, что поэзия есть один из лучших способов познания. В наше время у публики, перечитавшей воз и маленькую тележку макулатуры вроде "как заработать миллион" или "стать "звяздой" маркетинга", подобное утверждение вызывает, скорее, удивление или тупую оторопь. Что поделаешь, о метафизике земного бытия мы имеем возможность и душевные силы задуматься только на смертном одре или при смертельной угрозе. Хотя, казалось бы, задумайся раньше и что-то можно было поправить, но
                

                Нам снятся сны, но мы не верим им,

                Не понимаем знаменье Господне,

                Вчерашний сон развеется, как дым,

                Его не в силах вспомнить мы сегодня.

 

                Вот так  и жизнь земную – в смертный час

                Мы, коченея на холодном ложе,

                Смежая веки изумленных глаз, –

                Ни вспомнить, ни понять не сможем.


Поэзия выброшенного большевистским переворотом за пределы отечества Владимира Алексеевича Смоленского  была долгое время неизвестна в России. История эта трагична не только для поэтов русской эмиграции, но и для нас, их соотечественников - современников и потомков, которые должны были учить и знать в подавляющем большинстве своем кондовую советскую поэзию, утверждавшую дребедень о том, что вместо сердца у нас пламенный мотор. Все это оказалось чудовищным враньём, приведшим к не одной трагедии спящего разума. Впрочем, любой индивид и "спящий разум"  перемалывается в итоге жерновами бытия, заставляющего так или иначе человека задумываться все же о главном, что оказалось за скобками иерархии Маслоу:
     

Плывёт луна в серебряном огне,

Плывёт душа, качаясь в звёздной пыли,

И далеко внизу – на самом дне –

Шумит толпа, гудят автомобили. 
 

Земное утверждая бытиё,

Ребёнок плачет и стучит рабочий.

Плывёт душа по волнам вечной ночи

В последнее пристанище своё.

 

На ледяной постели, у окна,

Спит человек, скрестив на сердце руки,

В его глазах, открытых в смертной муке,

Бессмертие, усталость, тишина. 
 

 Думается, что не стоит здесь давать толкований поэзии Смоленского: соприкосновение с тайной и поэтическим мастерством - дело индивидуальное. Тем более что сейчас нам меньше всего хотелось бы породить споры, задача иная - еще раз обратить внимание на имя, которое по праву поэтического мастрества должно занимает место в плеяде замечательных русских поэтов 20-го века.     
И последнее. Владимиру Смоленскому повезло на некоторое количество  книжных переизданий и журнальных публикаций в новой России. К сожалению, тиражи этих изданий скудны, стали почти библиографической редкостью, поэтому найти его сборники сегодня проще в сети (например, здесь: 
http://lib.rus.ec/b/198355/read ).   

 

Tags: 20 век, поэзия, русская культура
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments