alexander pavlenko (alexander_pavl) wrote in chto_chitat,
alexander pavlenko
alexander_pavl
chto_chitat

Category:

Питер Акройд и его романы

Несколько лет назад увидел в магазине и тут же купил роман Питера Акройда под названием «Чаттертон» - мог ли я пройти мимо книги с таким заглавием? Может быть, присутствующие знают, а может, и не знают, что имя Томаса Чаттертона связано с одним из самых интересных и обаятельных эпизодов в истории фальсификаций. Вкратце напомню, что этот мальчишка, родившийся в Бристоле, во второй половине XVIII века попытавшегося войти в историю литературы с мистификацией, аналогичной только что прогремевшей авантюре Джеймса Макферсона, выдавшего свои поэмы за эпические творения «шотландского (на самом деле – ирландского, но не будем придираться) Гомера» Оссиана. Бный Томас Чаттертон написал изрядное количество стихотворений на выдуманном им самим «староанглийском» языке и попытался опубликовать их в качестве текстов средневекового монаха Роули из Бристоля. К сожалению, неопытный провинициальный литератор совершил ошибку в самом начале – он обратился за поддержкой к известному писателю, коллекционеру и историку-дилетанту Горацию Уолполу. Уолпол прославился романом «Замок Отранто», который тоже был мистификацией, то есть был заявлен как переведённая на английский язык итальянская рукопись XV века. То есть, другими словами, Уолпол был опытен в литературных мошенничествах и быстро расколол обман Чаттертона, устроив грандиозный скандал. В результате которого юный поэт от стыда покончил жизнь самоубийством, как раз накануне своего литературного признания.
А что же Акройд? В своём романе он предположил, что Чаттертон не умер, но продолжал жить, публиковаться под чужими именами и в конце концов оказался автором большинства текстов, приписываемых лучшим английским поэтам рубежа XVIII-XIX веков. В интепретации Акройда почти вся английская литература того периода является сложной системой подлогов и игры репутациями. В финале романа Питер Акройд разрушает им же самим построенные карточные домики и, ради вящего успокоения читателей своего романа, возвращает поэтов на положенные им места, но дело сделано: механизм литературных мошенничеств и манипуляций показан сильно, убедительно, со знанием дела.
В общем, к достоинствам романа относится великолепно продуманный сюжет и замечательная оригинальная идея. Ещё, пожалуй, стоит одобрить отсутствие таинствнных иллюминатов, сокровищ тамплиеров, подземелий Ватикана и беспощадных молчаливых убийц. Кроме того, суждения о литературе, живописи и антиквариате восхитительно высокопрофессиональны, информативны и уместны.
Этим исчерпываются достоинства романа. Остальное – просто ужасно. Все герои романа – самые отчаянные английские чудаки. Даже третьестепенные персонажи, мимолётно проходящие по улице, не просто шествуют по тротуару, а отплясывают на ходу джигу, распевая «Леди из Шалотт» Теннисона. Главгер, хороший поэт (уверяет нас Акройд, и мы должны верить ему на слово), покупает роман Диккенса и тут же, усевшись, начинает выдирать из него странички и поедать их. Старьёвщик декламирует стихи Джеймса Кобба. Престарелая писательница (хладнокровная эгоистичная мошенница, чей литературный путь описан Акройдом с резкими деталями и с неподдельной злобой), делает себе сандвич, выкрикивая во всё горло «Огурчик!», «Горчичка!» и так далее. Единственный нормальный (не ходящий на голове и не разражающийся поминутно хохотом) персонаж романа изумительно тускл и скучен. В общем, стиль Безумного Чаепития у Льюиса Кэррола хорош на паре тройке страниц, но в не в двухсотстраничном романе.
Кроме этого романа, я читал у Акройда монографию об Уильяме Блейке, хорошую, сдержанную, подробную, умную книгу, лишённую кривляний. И в итоге сделал вывод, что сей «один из самых высокооплачиваемых английских писателей» - талантливый историк и антиквар, но никудышний романист. Попросту бездарный. Акройд прекрасно разбирается в литературе, тонко чувствует живопись и архитектуру, однако совершенно равнодушен к людяим и, не скрываясь, презирает их.
Стоит ли читать роман Акройда? Наверно, всё же стоит ради интереснейшего детективного сюжета расследования литературных преступлений, ради элегантно поданных деталей закулисья художественных галерей, музеев и библиотек. Ради исторических фактов, щедро рассыпанных по клочковатым страницам «Чаттертона». Но чтение этого романа – тяжкий труд, подобный инспекции сумашедшего дома, в котором врачи неотличимы от пациентов.
Не так давно мне подвернулась возможность посмотреть записи российских телепередач цикла «Экология литературы». Ведёт передачу некий измождённоликий брадоносец под именем «Николай Александров», не очень уверенно владеющий русским языком. Слушать его странно интонированные унылые рассуждения , всё равно, что читать роман Питера Акройда и неслучайно, что в череде полузнакомых неинтересных писателей (по настоящему ярких имён там пять штук на несколько десятков серий) всплыл сам Питер Акройд. Я с интересом принялся смотреть передачу, но оказалось, что это всего-навсего нарезка рекламного монолога Акройда по поводу его новой книги о «биографии Лондона». Довольно интересные рассуждения о Лондоне и его восприятии почтенным мистером Акройдом – но о литературном пути писателя и о его интересах ничего узнать не удалось. Информации о творчестве Акройда оказалось меньше, чем в «Википедии».
Ну и ладно. Зато передача подтолкнула меня высказаться по поводу «Чаттертона».
Tags: Акройд, английская, библиотека
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments