Лоренция (lorentsia) wrote in chto_chitat,
Лоренция
lorentsia
chto_chitat

Categories:

Грэм Грин. "Наш человек в Гаване"

Просто листала эту книгу, пытаясь найти в ней пару любимых цитат, но меня незаметно затянуло в нее, так что пришлось возвращаться и читать с начала. И книга прочиталась очень легко, даже не прочиталась, а скорее вошла в мою жизнь, как не было уже давно ни с одной другой.
Когда читала "Наш человек в Гаване" семь лет назад, я не оценила его так, как сейчас, сочла этот роман слишком легковесным, похожим на анекдот, который рассказали - и забыла в ту же минуту. Только сейчас он открылся мне во всей своей красоте - тонкий, мудрый, пронзительный, парадоксальный, как сама жизнь.
В последнее время как-то особенно потянуло на Грэма Грина, просто со страшной силой. Как иногда переешь сладкого и хочется солененького. Все, что прочла в эти семь лет, между "Нашим человеком в Гаване" и "Нашим человеком в Гаване", кажется совсем уж пресным по сравнению с Грэм Гриновским всеобъемлющим пониманием жизни - вплоть до осознанной готовности принимать ее, какая есть.
А цитаты собственно вот они.

Статистики могут печатать свои отчеты, исчисляя население сотнями тысяч, но для каждого человека город состоит всего из нескольких улиц, нескольких домов, нескольких людей. Уберите этих людей - и города как не бывало, останется только память о перенесенной боли, словно у вас ноет уже отрезанная нога. "Пожалуй, пора складывать чемоданы и уезжать отсюда, - подумал Уормолд, - настало время покинуть развалины Гаваны".

Когда бы он ни уезжал из Гаваны, он неизменно посылал Милли и доктору Хассельбахеру, а иногда даже и Лопесу дешевые открытки с изображением дешевых гостиниц, отмечая крестиком окно своей комнаты, как в детективном романе отмечают место преступления. "Сломалась машина. Все в порядке. Надеюсь вернуться в четверг". Открытка с картинкой - верный признак одиночества.
...
Как поздно человек начинает постигать все хитросплетения жизни, где иногда даже открытка может сыграть важную роль, и понимать, что нет такой мелочи, которой можно было бы пренебречь.

- Врачом я стал позже. Когда война кончилась. Когда я убил человека, - сказал доктор Хассельбахер, - и, оказывается, это очень просто; не нужно никакого умения и вам ясно, что вы сделали, - ведь смерть установить легко; а вот спасти человека - для этого нужно потратить больше шести лет на учение, и в конце концов никогда не знаешь, ты его спас или нет. Бациллы пожирают друг друга. Человек возьмет да и выздоровеет. Не было ни одного больного, о котором я мог бы с уверенностью сказать, что спас его я, но что я убил человека, - это я знаю точно.

 

Tags: Грин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments